Содержание  
A
A
1
2
3
...
53
54
55
...
66

— Я ничего такого не имела в виду про твой Интернет. Наоборот, ты еще пользу из него извлечешь.

— Ну, я от него уже избавилась.

— Ох…

— И еще меня уволили.

И я отправилась на поиски Хилари. Честь имею, предавшая меня родительница.

Хилари сидела в зарослях, голова Пола покоилась у нее на коленях.

Оба яростно дымили сигаретами.

— А где Натали? — спросила я.

— Ушла.

— А…

— Это было общее решение.

На некоторое время повисло молчание. Я гадала, что обо всем этом думает Пол. От души надеюсь, что это у них не первое свидание.

— У Билла неплохо получилось, — проговорила я. — Пойдем на обсуждение?

Но Хилари явно думала совсем о другом — о том, кто лежал у нее на коленях, и я ушла.

Джоди и Диди целовались на кухне.

По-видимому, их не очень интересовало мое мнение, но я его все равно высказала.

— Это было здорово, — соврала я. Джоди оторвалась от Диди и принялась растирать мне плечи.

— Спасибо.

— С нас бифштекс, — добавила Диди.

— Кстати, публика собралась — блеск, — ехидно заметила я. Не удержалась.

— Да-а? — спросила Диди.

— Еще бы. Хилари, Пол, Натали — классический бисексуальный треугольник. Моя мамочка. И спасибо большое, что Билла в фильм пригласили, не предупредив меня.

— Мы думали, он тебе сказал, — запротестовала Диди.

— Ха.

Джоди ожесточенно терла мне плечи.

— Не переживай.

— А я и не переживаю.

Я зажгла сигарету, которую стащила у Хилари, — знаю, в этом доме табакокурение запрещено, но я ведь ухожу, верно? — и ушла домой.

Глава тридцать вторая

Утром я снова взялась за квартирные объявления. Это был будний день, так, может, конкурентов окажется поменьше. Подходящий вариант нашелся только один: «ЧИППЕНДЕЙЛ, солнечная комната, работающая женщина». Я позвонила. Автоответчик сообщил, что хозяйка вернется в обеденный перерыв. Вдруг это очередная разведенка с лысым сиамцем? Трудно сказать. Но кое-что я знаю твердо. Одна я туда не пойду.

И я позвонила в библиотеку.

Хилари тяжело дышала в трубку.

— Из самых «Биографий» бежала. Что там у тебя?

— Ты в перерыв свободна?

— Ну, наверное.

— Посмотрим для меня дом?

— Не знала, что ты переезжаешь.

— А я не знала, что у тебя есть приятель.

— А почему ты решила переехать?

— Из-за Билла. Просто не могу больше здесь жить. И вообще для меня это теперь дорого. А ты почему закрутила с Полом?

— Давай-ка действительно пообедаем, — вздохнула она.

За несколько улиц от чиппендейловского дома было кафе, там мы и встретились. Это было одно из тех заведений, где управляющий думает, будто ячменные булочки и молочный коктейль — очень удачное сочетание.

— Ну все-таки? — спросила я.

Это был старт на скачках за Кубок Мельбурна.

— Я встретила Пола как-то вечером, после занятий в «Женском кружке». Я давно уже приметила его в том кафе, все думала, какой он офигительный…

— Значит, с Натали перегорело. Или вообще с женщинами покончено?

— Вообще. — Хилари отмахнулась. — Ладно, дай договорить. Пол приходил на вечеринки своей команды по рафтингу, как раз по соседству с «Женским кружком». Однажды я взяла и заговорила с ним. И подумала, что можно пригласить его на фильм Джоди и Диди.

— Не предупредив Натали.

— Она бы ничего не имела против.

— Да-да.

— У нас были совсем не те отношения, — обиделась Хилари.

— И когда Пол сунул голову тебе на колени, она тоже не возражала?

— Это уже было после. Во всяком случае, она мне сегодня звонила. И мы все выяснили. Я ее простила за то, что она выдала про меня в фильме, ну, насчет ученика и наставника, а она простила мне Пола. Ладно, хватит обо мне.

— Избегаешь подробностей?

Хилари вздохнула.

— Это трудно объяснить.

— Мне?

— Да, тебе.

— А один принципиальный вопрос можно?

— Допустим.

— Которая из вас бросившая и которая брошенная?

Длительная пауза.

— Она бросила меня. Довольна? После фильма. Она мне позвонила. Пол проводил меня до дома. Я сидела у себя одна, и Натали позвонила и сказала, что у нас ничего не получится. В общем, нам нужно расстаться.

— Странно, — проронила я.

— Почему?

— С чего бы это?

А надо было сказать, что просто Натали не такая привлекательная, как Хилари. Хотите, называйте меня неполиткорректной, хотите, подвешивайте за ноги на гейском Марди Гра, но от своих слов не откажусь. Этот закон природы все знают со школы. В любых отношениях кто-то всегда Голова, а кто-то — Хвост, и можно спорить на миллион долларов, что Хвост уйдет первым.

Я гоняла ложечкой кофе в чашке.

— Помнишь насчет Головы и Хвоста?

— Вик, я не поверю, что ты держишь эту школьную дребедень за жизненное кредо. Я пожала плечами.

— Тем не менее. Может, потому моя жизнь и похожа на анекдот.

Хилари кивнула.

— А ведь мне ты так и не рассказала обо всей этой лесбийской истории, — сказала я наконец.

— Бисексуальной истории, — поправила она.

— Все равно.

Она вздохнула.

— Ладно. Постараюсь как можно проще.

— Это потому, что я — бесчувственная, неполиткорректная дубина?

— Потому, что все это чертовски запутано.

Хилари махнула официанту и выразительно указала на свою чашку, состроив мину «можно добавки?», как в «Оливере Твисте».

— Если не хочешь, можешь не рассказывать.

— Да нет, просто ты сидишь тут, высунув язык, будто вуайеристка какая.

— Извини.

— История со мной и Натали ничуть не пикантнее, чем история с тобой и Лаймом.

— Догадываюсь, — кивнула я.

— Просто впервые за целый год кто-то ухаживал за мной, кто-то заботился обо мне, понимаешь?

— Угу.

— Я никогда не думала, будто Натали — любовь всей моей жизни, а она не думала так обо мне. Но вот что я тебе скажу: быть с женщиной… — она кивнула, словно соглашаясь сама с собой. — В этом есть все преимущества…

— Хм-м.

— Это вовсе не та чушь насчет секса, хотя все только об этом и говорят.

— Я об этом не думала.

— Впрочем, если хочешь знать, нам было неплохо.

— Ну, об этом я не спрашивала.

Официант принес кофе, и Хилари кивком поблагодарила его.

— Когда двое в постели и у каждого словно знак «ученик за рулем», тогда все становится как надо. Чувствуешь себя как на празднике.

— Лучше, чем притворяться, будто знаешь, что делаешь.

— Вот именно, — согласилась Хилари. — Да еще с каким-нибудь типом, у которого не жизнь, а сплошные «Девять с половиной недель».

— Вот-вот.

— Ну да. Вот так. Не знаю, то ли луна была на небе, то ли мы что-то такое выпили… Или просто она все время на меня смотрела…

— Вот чего я не понимаю… — начала я.

— Чего?

— Почему я не вписываюсь в политкорректность каждый раз, когда заговариваю на эту тему?

— Не будь параноиком.

— Так вот, я не понимаю, почему именно она? Я понимаю, почему это вообще, но…

— А ты поставь себя на мое место.

— Это как?

— Представь, что я тебя спрашиваю: почему именно Лайм? Почему именно Дэн? — В голосе Хилари зазвучали покровительственные нотки. — Гетеросексуальность — это понятно, но почему именно Дэн? Ты же сама говорила, что он скотина из Личхардта.

— Я влюбилась в него.

— Ага, и на небе светила луна, или вы что-то такое выпили.

— Ладно, все. Дошло. До меня дошло.

— Вот и хорошо.

Наступила пауза. Долгая пауза. Дольше, чем когда Хелена Четтл приносила клятву у алтаря.

— Я тут искала квартиру на паях в прошлый уикенд.

— А чем тебя не устраивает отдельное жилье?

— Это мне не по карману.

— А-а…

Как и все работающие небездельники, Хилари забыла, что через месяц мы с Роджером окажемся на содержании у государства, а значит, об особняках Дарлинг Пойнта можно пока не мечтать.

— Посмотрела несколько домов — ничего хорошего.

54
{"b":"883","o":1}