ЛитМир - Электронная Библиотека

Лара, казалось, была бы для него идеальной парой: умница, красавица, получившая образование в университете «Лиги плюща», с превосходным происхождением. Мысль о том, что именно на ней стоило бы жениться, никогда не покидала его. Но глубоко внутри всегда было нечто… нечто, что позволило легко расстаться с ней и почти не общаться все эти годы. Это трудно объяснить. Но… она была чересчур… совершенна. Слишком умна. Слишком прекрасна. Слишком успешна. Слишком организованна. Господи Иисусе, она была единственной знакомой ему женщиной, в обществе которой он чувствовал себя ущербным.

Что касается Бейб, она была из тех девушек, на которых не женятся, во всяком случае, не такие парни, как он. Девочка из неполной семьи, ненавидящая богатых? Нет уж, спасибо. Если говорить о багаже, который каждый приносит с собой в отношения, Дин Пол согласен лишь на пару небольших мест ручной клади. Если у вас больше груза, ищите себе другого придурка. Вот такой у него был девиз. Кроме того, секс с Бейб был слишком раскованным, порой даже грязным, чтобы можно было представить ее в роли верной супруги. Какие штуки она проделывала с ним! А какие штуки он проделывал с ней! Даже сейчас при воспоминании об этом лицо его расплылось в улыбке. И при одной мысли о сексе с Бейб он ощутил эрекцию.

Эспен продолжала похрапывать.

Дин Пол попытался сосредоточиться на чем-нибудь несексуальном, дабы предотвратить нарастающее возбуждение. Вообще-то он был не против короткого сеанса мастурбации время от времени, под какую-нибудь эротическую фантазию с участием Люси Лиу, но не в первую же брачную ночь. Это было бы чересчур. Он представил жадно распахнутые рты Лайзы Миннелли и Дэвида Геста в их свадебном поцелуе, и его член тут же безвольно повис, как вареная макаронина.

Но Габриэль в облике Барбареллы, тут же сменившая в его воображении картинку с Лайзой и Дэвидом, выиграла соревнование. Отлично, у него опять стоит. Внезапно он рассмеялся, представив выражение лица своей матери, когда она увидела Габриэль… точнее, Черный Сахарок. Классическое неодобрение Софии Миллс. Ничто не доставляло ему большего удовольствия.

Впрочем, превращение хорошей девочки в плохую все еще приводило его в недоумение, особенно эта история о детстве, проведенном в трущобах Детройта. Родители Дина Пола каждое лето отправляли его на неделю поработать с неимущими, так что он знал о бедности и бедняках гораздо больше, чем Габриэль. Но кто бы посмел спорить? В ней почти ничего не осталось от женщины, которую он знал в Университете Брауна. Когда-то вместо развязной жесткости он видел мягкую нежность. Порой ее взгляд пугал его: в ее глазах было столько восхищения, почти благоговения. Что бы она о нем ни думала, Дин Пол точно знал, что никогда таким не был и не будет. Проще было с ней расстаться.

Он чувствовал, как его веки постепенно тяжелеют. Храп Эспен превратился в успокаивающий размеренный шумовой фон, сон подкрадывался все ближе и ближе. Даже если желтая пресса узнает, что Дин Пол не занимался сексом в свою первую брачную ночь, они все равно никогда этого не напечатают. Уж слишком это невероятно. Он усмехнулся. Затем наклонился к Эспен, чтобы поцеловать ее в щеку, и бережно накрыл одеялом ее обнаженное плечо.

— Доброй ночи, миссис Локхарт, — прошептал он, испытывая удовлетворение при мысли, что эта женщина так замечательно ему подходит.

Но смутное беспокойство все же не давало ему уснуть. Во время сегодняшнего приема был один момент — краткий, но яркий и очень важный. Заставивший его усомниться в правильности его решения. Что он натворил? Что он делает? Почему в университете он был таким идиотом?

О да, именно это он почувствовал. И, уже наконец-то засыпая, Дин Пол успел задать себе вопрос… А она тоже это почувствовала?

СВЕТСКАЯ ХРОНИКА ОТ ДЖИНКС УАЙЕТТ

Читаем между строк

Если вы из тех людей, кто считает, что сестры Хилтон вели себя непристойно, соберите все свое мужество. Перед вами импортные чудовища — прямиком из Токио. По сравнению с этими девочками Пэрис и Ники просто Лора и Мэри Инголлс из «Маленького дома в прерии» Вот вам и доказательство, разве о наследницах гостиничной империи когда-нибудь рассказывали, что они занимались любовью втроем с неким жеребцом — знаменитым игроком в поло? Те сестры никогда не заходили так далеко! А все может быть и еще хуже. Ходят слухи, что японские сестрички Олсен натравливают друг на друга PR-агентов, борющихся за право организовать празднование их дня рождения. Для этого не всякая грязь сгодится: уж больно высокого полета эти птички. Пожалуй, подойдет лишь особая грязь — с виллы Боргезе.

5

ЛАРА

Непонятно, от чего ей было хуже — от сочетания головной боли и тошноты или от выражения ужаса на лице Приви. Лара попыталась собраться с силами, чтобы совладать с очередным приступом дурноты. Он не замедлил последовать, чуть не прикончив ее, а затем чуть отступил. Лучше бы ее вывернуло, и на этом все бы закончилось.

— Я приготовлю вам чашку травяного чая с молоком и медом, — решительно заявила Приви.

Лара протестующе приподняла руку — еле-еле. Ей не хватало сил. А они потребуются уже через несколько часов, чтобы провести переговоры с сестрами Кометани.

— Бесполезно, Приви, — пролепетала она. — Я все равно не смогу его выпить. Наверняка.

Приви покачала головой:

— Молодая леди может позволить себе лишь один бокал шампанского на свадебной вечеринке. Что-либо большее — просто стыдно.

Она вздохнула, затем, считая свой долг исполненным, смягчилась и, подойдя к постели Лары, поправила подушки, устраивая ее поудобнее.

— Думаю, вам просто следует проспаться.

— Не сегодня, — прохрипела Лара. — У меня встреча с клиентом.

Приви раздраженно всплеснула руками:

— Тогда отдохните хотя бы сколько сможете. Если что-нибудь понадобится, я смотрю телевизор.

Лара вымучснно улыбнулась, а маленькая толстушка тихонько вышла из комнаты.

Пышная, но грациозная доминиканка Приви ростом была не больше четырех футов девяти дюймов. Она работала у Уардов с того дня, как крошечную Лару привезли из родильного дома. Экономка и кухарка, Приви стала и няней. Единственный период в жизни Лары, когда рядом с ней не было Приви, пришелся на годы учебы в Университете Брауна. Но невероятный подарок родителей к окончанию университета открыл новую эру в их отношениях со старой нянькой.

Спустя несколько минут после получения диплома и традиционного подбрасывания студенческих шапочек родители вручили Ларе ключи от одиннадцатикомнатных апартаментов в Верхнем Ист-Сайде (точнее, в районе семидесятых улиц). Место было просто волшебным — тихая зеленая улица, элегантное здание и максимум удобств. Высокие потолки, французское окно и балкон в гостиной. Столовая для официальных обедов. Уютная кухня для ежедневных трапез со встроенной техникой и стиральной машиной. Три спальни и три ванные комнаты Отдельное крыло для прислуги с ванной и кухней. Для одинокой деловой девушки, только начинающей свой путь, это было немыслимой роскошью.

И, как будто всего этого было мало, вдобавок прилагалось еще одно удобство. Во дворце поселили Приви, которая была только счастлива переехать в Нью-Йорк, чтобы быть поближе к своей сестре Яри. Лара сначала заартачилась. Все это было для нее слишком. Но в конце концов она поняла, что родителей не остановить. Она была их единственным ребенком и никогда не давала ни малейшего повода к неудовольствию. А их успешная медицинская практика приносила баснословный доход. У них были средства, и они испытывали огромное удовольствие от того, что могли вознаградить Лару за достигнутые успехи.

Приви было за шестьдесят, и здоровье уже подводило ее Но несмотря на высокое давление и диабет, она справлялась с уборкой, готовкой, стиркой и уходом за собакой. Поскольку ухаживать приходилось только за Ларой и ее любимицей Квини, работы было не так уж много, но это придавало жизни смысл и цель, одновременно избавляя от уплаты налогов.

14
{"b":"884","o":1}