ЛитМир - Электронная Библиотека

— А что, если тебе нырнуть и рассказать нам о своих впечатлениях? — улыбнулась Бейб. — Держу пари, ты не сможешь.

Именно это Габриэль и хотела услышать. Она выбралась из горячей ванны и с громким плеском прыгнула в бассейн. Несколько секунд спустя раздался визг:

— О Боже! Ледяная! Как здорово!

Бейб не нужно было особого приглашения. В несколько секунд она выскочила из ванны, добежала до бассейна и нырнула. Теперь уже обе они призывали Лару также сделать решительный шаг.

Она медленно поднялась и, тут же озябнув, обхватила себя руками за плечи. Ночной воздух был довольно прохладным. Это было безумием. Здесь в такое время она — пьяная, практически голая, — уступая давлению подружек, прыгает в бассейн с ледяной водой. Если бы Дин Пол видел ее сейчас, он не поверил бы своим глазам. Он вечно ругал ее за излишнюю строгость и чопорность. В постели он занимался с ней любовью так медленно и с такой нежной осторожностью, словно она была фарфоровой куклой, которая может разлететься вдребезги от излишней страсти. Вне постели он утыкался носом ей в шею и шептал: «Моя идеальная маленькая принцесса. Я недостаточно хорош для тебя». Но Лара была гораздо более сложной натурой, а он просто не желал тратить время на то, чтобы это выяснить.

— Ну давай! — поддразнивала Бейб. — Не стой там столбом!

— Тебе понравится! — уверяла Габриэль.

Лара трусцой подбежала к краю бассейна. И остановилась. Зажала нос. Прыгнула. Это ее взбодрило…

— И еще чуть-чуть, — говорила Приви. Бульон уже остался в прошлом. Теперь Лара приканчивала молоко.

Приви улыбнулась, забирая пустой стакан:

— Это оказалось гораздо легче, чем я ожидала.

Лара прижала ладонь к животу:

— Поверить не могу, что выпила это. И похоже, мне уже становится лучше.

Приви улыбнулась еще шире:

— Яри считает это самым верным средством. Карлос пьет гораздо больше, чем вы, и ему каждый раз помогает.

Лара бросила взгляд на часы у кровати и почуствовала укол вины.

— Ты пропускаешь сериал, Приви. Это ужасно. Я в порядке, правда. Не надо со мной возиться.

Громко зазвенел телефон. Лара поморщилась: звук болью отозвался в висках.

Заметив это, Приви подняла трубку:

— Алло? У меня все в порядке, мистер Робардс. А как вы? Отлично. Ларе нездоровится. Я передам ей что вы звонили… Это срочно?

Приви вопросительно взглянула на Лару. Та, встревожившись, взяла трубку:

— Финн? Что случилось?

— Я думал, ты позвонишь мне.

Брови Лары изумленно приподнялись.

— В связи с чем?

— В связи с Дином Полом.

Лара глазами показала Приви, что ничего страшного не ожидается, и махнула рукой, отпуская ее к мыльной опере. Затем вздохнула прямо в трубку:

— Воссоздание вчерашних событий не представляется мне таким уж важным, Финн.

— Да я не о его свадьбе. Это уже не новость. Я говорю о его новой работе.

Сердце Лары екнуло, ее охватило любопытство.

— Какой еще работе?

— Он стал нью-йоркским корреспондентом «Голливуда в прямом эфире». Об этом уже написали все газеты. Ты что, еше не смотрела прессу?

— Я ужасно себя чувствую, — пояснила Лара. — Я в постели, еле живая.

Она еще раз посмотрела на часы, хотя прекрасно знала, который час. Встреча с близняшками Кометани представлялась ей жесточайшим наказанием.

— Ну и что ты об этом думаешь? — не отставал Финн.

— Я удивлена, — призналась Лара, все еще переваривая новость. — Я считала, его родители сумели добиться своего.

— В смысле?

— По их мнению, он должен был окончить юридический факультет и баллотироваться в конгресс. — Лара мыслями обратилась к Дженнифер Голдблюм, с которой она вела дела в «Голливуде в прямом эфире». Обычно в этом шоу освещались события, которые организовывала фирма Лары и которые посещали все знаменитости. Дженнифер всегда была в курсе самых свежих сплетен. Каким образом такое событие могло остаться незамеченным ею?

— Родителям придется смириться с этим, — продолжал Финн. — Их сын переспал слишком со многими женщинами, чтобы рассчитывать на место в Белом доме. А кандидатура его молодой жены не обсуждалась с политическими советниками. Наверняка.

— Знаю, — согласилась Лара, уже почти не слушая его. — Финн, я опаздываю. Можем мы обсудить все это позже?

— Я позвоню тебе, как только вернусь в город.

Лара села, подавляя протест возмущенного тела и ожидая реакции. Ничего. Почувствовав себя увереннее, она поднялась.

— Ты все еще в Хэмптоне?

— Да, — проворчал Финн. — Я все-таки ушел оттуда с барменом. Он называет это помещение своей квартирой, но на самом деле это чей-то гараж. Здесь есть микроволновка и маленький холодильник. В наше время это можно считать кухней?

— Финн, не будь занудой. Что, если он тебя yслышит?

— Он уже на работе. Жена Джерри Сейнфелда устраивает ленч. В этом и состоит одно из преимуществ такого вот романа на ночь с обслугой. Наутро им всегда нужно куда-нибудь спешить.

— Ты невозможен. — Лара не одобряла подобного отношения, но не могла удержаться от смеха. — Позвони мне позже.

Она повесила трубку и направилась в ванную, удивляясь, что смогла открыть дверь и включить горячую воду, не испытав приступа тошноты. Маленький секрет Приви оказался просто восхитительным.

Встав под обжигающие струи, она осознала истинный смысл информации о новой карьере Дина Пола. Одно дело читать о нем в колонках светских сплетен, и совсем другое — видеть его каждый день на экране телевизора. У Лары даже был своего рода вечерний ритуал: она записывала каждый выпуск «Голливуда в прямом эфире» и затем просматривала его перед сном.

Она включила фен, практически забыв о своем похмелье. Может быть, все уже прошло? Лара чувствовала себя заново родившейся. Благослови Господь Приви. Вот только локоны Лары сегодня были еще более непокорны, чем обычно. Один лишь Йоши из салона Оскара Бланди мог распрямить их и довести до идеального состояния, как у Дженнифер Энистон. Но сейчас на это нет времени. И Лара просто распустила волосы. Тем более что на макияж сегодня ушло больше времени, чем обычно. В обычные дни она наносила на ресницы тушь «Бобби Браун», добавляла на скулы легкий тон «Герлен», а на губы — любимый блеск «Розовый сахар» от «Жаклин». На этот раз пришлось провести гораздо более серьезную работу, скрывая круги под глазами и нанося тональный крем и румяна, чтобы не обнаруживать недостаток ночного сна.

Проведя ревизию гардеробной, Лара быстро выбрала наряд для сегодняшней встречи. Винтажная блуза от Арнольда Скаази с пышными рукавами и белые узкие брюки чуть ниже колен. В качестве дополнения — массивные часы от Картье. Мужские часы выглядели шикарнее и исполнены были качественнее, чем женский вариант. Они и обходились всегда значительно дороже, но стоили того. Лара схватила материалы о Кометани, чтобы еще раз просмотреть их по дороге, сумочку «Гермес», на бегу попрощалась с Приви и Квини и вылетела за дверь.

Когда водитель распахнул перед ней дверь автомобиля, Лара, как обычно, почувствовала легкий укол вины. Она скользнула внутрь и утонула в кожаных подушках сиденья. Неприлично потакать своим слабостям и капризам, но Лара ненавидела такси. Почему она должна прибыть на встречу с клиентом, благоухая карри или взбудораженная перепалкой с водителем, который путается в адресах? Жизнь слишком коротка. Так что значительно проще нанять машину с водителем. Финн постоянно подшучивал над ней из-за этого, но она не обращала на него внимания.

— Отель «Мерсер», мэм?

— Да, — откликнулась Лара и взглянула на часы. У нее оставалось полчаса, чтобы добраться до места. Желудок скрутило. Лара была пунктуальна и ненавидела опаздывать или дожидаться кого-либо.

— Мне необходимо быть там через тридцать минут. Успеете?

Водитель щелкнул ремнем безопасности и вдавил педаль газа в пол. Лару вжало в спинку сиденья.

— Не беспокойтесь, мэм, вы прибудете вовремя.

Лара слабо улыбнулась. Ну конечно. Она раскрыла папку с материалами о потенциальных клиентах «Не горюй». По крайней мере это может быть интересно. Мио и Мако Кометани были, наверное, самыми известными женщинами в Японии. Дочери отца-миллиардера, эти современные принцессы были знамениты, потому что, ну… просто знамениты. Но свою дурную славу они превратили в источник дохода. Мио в свое время стала «Мисс Япония», Мако получила этот титул годом позже. Их имя превратилось в брэнд, прокладывающий путь на рынок таким продуктам, как «Лапша от Мио и Мако», «Витамины красоты Мио и Мако», даже «Крем для груди от Мио и Мако», гарантировавший женским формам красоту и упругость. Девицы требовали шестизначных гонораров за участие в тусовках, появлялись на банкетах, билет куда стоил триста долларов, чтобы распространить очередные слухи о своих похождениях. Они позировали для вызывающих фотосессий, а потом выпускали роскошные глянцевые, баснословно дорогие альбомы. Самый последний, «Любовь Мио и Мако», в котором сестры были представлены в различных позах полуобнаженными, сладострастно обнимающими друг друга, побил все рекорды книжных продаж в Японии.

17
{"b":"884","o":1}