ЛитМир - Электронная Библиотека

Но, как и все международные кумиры, Кометани стремились завоевать американский рынок, который для каждой знаменитости был своего рода Эверестом. Они страстно жаждали стать предметом таких же жарких сплетен, как Пэрис и Ники Хилтон. Мечтали о маркетинговом господстве Мэри-Кейт и Эшли Олсен. Но заинтересуют ли Мио и Мако людей по другую сторону океана? Лара сомневалась в этом, но порой случаются странные вещи. Нужный поступок в нужный момент легко мог вывести азиатских принцесс на волшебный ковер внимания прессы.

Автомобиль плавно остановился на площади перед «Мерсер» и «Принс». Лара еще раз посмотрела на часы На десять минут раньше. Отлично. Она попросила водителя подождать и направилась к «Мерсер» кратчайшим путем — по Сохо-стрит. Роскошный отель известен был, кроме всего прочего, своими романтическими ванными, в которых легко помещались двое. Построенное в псевдороманском стиле, здание было полностью реконструировано французским дизайнером Кристианом Лиагром. Вестибюль, оформленный как библиотека, создавал интимную доверительную атмосферу, ширмы из светлой кожи, турецкий ковер, кожаные банкетки, низкие овальные кофейные столики и книжные стеллажи.

Лара просидела там до четверти четвертого. Никаких признаков Кометани. В раздражении она подошла к стойке и попросила дежурного позвонить в их номер и напомнить девушкам, что их ждут внизу. Тот утвердительно кивнул, но при одном упоминании их имен на лице его появилось выражение, напоминающее усталость. Лара выдавила сочувственную улыбку и вернулась на свои диванчик.

Мио и Мако Кометани появились полчаса спустя. Они выглядели не просто экстравагантно — они казались настоящими дешевками, огромные груди (явно работы пластического хирурга) вываливаются из тесного топа, искусственно увеличенные губы и масса дешевой бижутерии, болтающейся на шее, запястьях и пальцах. За исключением перстней с огромными фиолетовыми камнями. Лара сначала было решила, что это тоже побрякушки, но при ближайшем рассмотрении выяснилось, что это александрит — драгоценный камень, впервые обнаруженный в России в 1830 году.

Если отвлечься от их неудачно выбранного стиля, Кометани были изумительно красивыми девушками. Большие миндалевидные глаза, безупречная алебастровая кожа, стройное, гибкое тело. Они представились на превосходном английском, не потрудившись, впрочем, объяснить свое сорокапятиминутное опоздание.

Лара постаралась сдержать раздражение:

— Замечательно, что вы решили отпраздновать свой день рождения в Нью-Йорке. У вас есть какие-либо соображения относительно того, какого типа праздник вы бы хотели устроить?

— Мы хотим грандиозное торжество, — сказана Мио.

— Да, — вступила Мако. — Чтобы присутствовало много звезд.

Мио кивнула:

— И фотографы из всех журналов.

Мако протянула Ларе листок бумаги. Это был предварительный список гостей, составленный нетвердым детским почерком на розовой бумаге с контурным изображением Мио и Мако. Она узнала лишь несколько имен. Очевидно, основная масса гостей прибудет из Токио. Внезапно ее взгляд наткнулся на знакомое имя: Хоакин Круз. Она подняла глаза.

— Вы знакомы с Хоакином?

Мио и Мако обменялись многозначительными взглядами, а затем одновременно хихикнули, утвердительно кивнув. Лара подавила короткую вспышку гнева. Непонятно, почему ее это задело. Можно подумать, ей есть дело до Хоакина. Он волен делать что угодно с кем угодно. Но тем не менее картина того, что могло бы происходить в раздевалке во время теннисного турнира, непроизвольно вспыхнула в ее сознании. Она решительно отбросила эти мысли, стараясь не обращать внимания на охватившее ее легкое возбуждение. Выпрямившись и чуть повернув голову, Лара поправила прическу и тут заметила Биззи Грузарт, с грацией тяжело навьюченного верблюда топающую от входа в «Мерсер».

Биззи Грузарт представляла «Биззи Грузарт паблик рилейшнс» — фирму, известную своими невероятно высокими гонорарами и минимальными результатами. Но сама по себе Биззи была довольно известной фигурой с большими связями. Ее отец, Гордон Грузарт, продюсировал блокбастеры, в основном кассовые боевики и посредственные сиквелы. В последнее время он завоевывал телевизионные экраны. Его быстро набирающий популярность «Комплекс» стал достойным ответом «Мелроуз-плейс».

По иронии судьбы слава настигла Биззи, когда она переживала творческий кризис. На своей «веспе» она въехала в столики у кафе, где в обеденный час собралось немало посетителей. Никто не погиб, но несколько человек получили ранения разной степени тяжести. Биззи не пострадала и скрылась с места происшествия. Она объявилась только на следующий день, лишив полицейских возможности сделать анализ, чтобы доказать, что она управляла транспортным средством в нетрезвом состоянии, что подтвердил по крайней мере один человек в ее окружении. В итоге Биззи прошла через жернова газетного скандала, ее отец выписал несколько чеков, и дело постепенно забылось.

Это происшествие лишь способствовало росту ее бизнеса, поскольку каждое действие Биззи теперь привлекало всеобщее внимание. Она проводила семинары на курсах дополнительного образования, блистая перлами вроде: «„Гугль“ — исключительно полезная вещь, причем совершенно бесплатная» или «Составьте список приятелей ваших родителей и обратитесь к ним за помощью». Лару беспокоило, что Биззи стала такой влиятельной фигурой. Это была наглая, жуликоватая, бесцеремонная, вечно балансирующая на грани мошенничества баба. И ее простоватость усугубляла общее неприятное впечатление. Ее внешность вполне соответствовала ее внутренней сущности: близко посаженные, немигающие глаза, нос в форме луковицы, узкие губы и крупные зубы, потемневшие от постоянного курения. Добавьте к этому еще мужеподобную и коренастую, плотную фигуру футболистки.

Биззи окинула взглядом вестибюль. Она сразу же увидела Мио и Мако и ослепительно улыбнулась. Но затем она заметила Лару и нахмурилась. Помедлив мгновение, она затопала к ним, чтобы поздороваться.

— Вы закончили? Теперь время нашей встречи, — обратилась она к Ларе.

— Вообще-то мы только начали, — холодно бросила в ответ Лара.

Биззи посмотрела на Мио и Мако:

— Пожалуй, я выпью чего-нибудь в баре, пока вы завершите свои дела.

Сестры Кометани только усмехнулись. Им определенно доставляло удовольствие наблюдать за двумя PR-дивами, сцепившимися, словно на ринге, за право вести с ними бизнес.

Биззи уже было отошла, но неожиданно остановилась:

— О, Лара, как свадьба Дина Пола? Я не смогла прийти: у Бритни была вечеринка в загородном доме.

— Все было очень мило, — спокойно ответила Лара, превосходно понимая, что Биззи в курсе ее романтической истории с Дином Полом и сейчас просто нащупывает слабые места.

— Я встречала Эспен в Лос-Анджелесе несколько месяцев назад. Эта девушка просто класс. Думаю, они великолепно подходят друг другу.

— Кажется, они вполне счастливы вместе.

Лара внезапно поднялась, демонстрируя Биззи все преимущества своего роста, стройной фигуры и безупречного стиля. К тому же если вы намерены дать противнику достойны и отпор, лучше оказаться с ним лицом к лицу.

— Приятно было повидаться с тобой, Биззи. Мы еще поговорим об этом. Надеюсь, тебе не придется долго ждать.

Биззи поняла намек и раздраженно затопала прочь в своих кошмарных коричневых шлепанцах. Дело в том, что ноги у Биззи Грузарт от рождения были такой формы, что ей приходилось носить специальную обувь. Невозможность носить модели Маноло Бланика или Джимми Чу была для нее постоянным источником унижения.

Лара отбросила мысли о Биззи и вернулась к более насущному предмету, усевшись напротив Мио и Мако.

— Вы успели просмотреть материалы, которые я вам направила?

Девушки одновременно кивнули.

— В таком случае вам известен масштаб мероприятий, которые организует «Не горюй». Пока не будет подписан контракт, я не могу обсуждать детали предстоящего праздника. Дело в том, что у меня уже бывали проблемы, когда после предварительного обсуждения у нас похищали идеи. Но я хотела бы обратить ваше внимание на то, что в штате моей фирмы тридцать сотрудников и у нас три крупных помещения для торжеств в разных концах города. «Не горюй» — мастер создания иллюзий. На прошлой неделе, например, я устраивала благотворительный вечер для фонда исследования рака груди, и мы превратили вестибюль одного из отелей в венецианскую улочку.

18
{"b":"884","o":1}