ЛитМир - Электронная Библиотека

Габриэль улыбнулась. Она помнила, как они ездили к Ларе домой на День благодарения на втором курсе Брауна. Приви была самым ярким и запоминающимся элементом визита — такая добрая и уютная.

— После, — взяла ее за руку Лара. — Все решим потом. А сейчас пошли со мной.

Она разыскала туалет и там принялась доставать из бездонной дорожной сумки «Луи Виттон» все, что могло сейчас понадобиться Габриэль: питьевую воду «Эвиан», дезинфицирующий лосьон для рук, зубную щетку, зубную пасту, губку и полотенце, очищающую пенку для лица, увлажняющую помаду от «Шанель», шарф от «Эрмес», солнцезащитные очки «Дольче и Габана» и плащ «Берберри».

Габриэль расхохоталась:

— Ты просто настоящий спасатель!

Лара просияла от гордости.

— Умоешься, почистишь зубы — и сразу почувствуешь себя другим человеком.

Раковина была грязной, горячая вода отсутствовала в принципе, но один лишь процесс омовения позволил почувствовать себя просто восхитительно. Она мазнула помадой по губам и, повязав на голову шарф, стала не похожа на себя. Темные очки и длинный плащ полностью изменили ее внешность.

Габриэль внимательно изучила свое отражение в зеркале.

— Я выгляжу как знаменитость, которая пытается неузнанной покинуть кабинет пластического хирурга.

Тень беспокойства пробежала по лицу Лары. Габриэль приподняла очки и посмотрела ей прямо в глаза:

— Есть кое-что, о чем ты мне не рассказала, Лара. Я слушаю.

После паузы та проговорила:

— Ты слышала когда-нибудь такое название — «Дымящийся пистолет»?

У Габриэль замерло сердце.

— Интернет-сайт, который раскапывает всякую грязь о людях, — тихо проговорила она, уже понимая, в чем дело.

— Сегодня утром они опубликовали твою фотографию, сделанную во время перестрелки.

— Ну… я выглядела неплохо, — глубоко вздохнула Габриэль.

Но следующая новость, похоже, была намного страшнее.

— Они также обнаружили связь между Черным Сахарком и Габриэль Фостер.

Молчание.

— Они даже раскопали фотографии с твоего выпускного.

Все оказалось гораздо хуже, чем она предполагала. Теперь в эту историю будет втянут Морган Этвуд. Габриэль вновь надвинула очки на глаза и решительно посмотрела на Лару:

— О’кей. И насколько все плохо?

— Не стану лгать тебе, Габриэль. Дальше будет только хуже. Как только скандал разгорелся, он начинает жить своей собственной жизнью.

СВЕТСКАЯ ХРОНИКА ОТ ДЖИНКС УАЙЕТТ

Читаем между строк

Новый союз между мистером Совершенство и мисс Звездой Реалити-Шоу побил матримониальный рекорд За-За Габор и мексиканского плейбоя Фелипе де Альба (в начале 80-х эти двое объявили о разводе уже через сутки!) Наблюдатели находят любопытным, что медовый месяц в Греции был внезапно прерван. А источники в аэропорту сообщили, что влюбленные пташки практически не разговаривали друг с другом в течение всего трансатлантического перелета. Неужели в раю уже возникли проблемы?

11

ДИН ПОЛ

Они находились в вагончике фуникулера, направляясь в Тиру, когда Дин Пол заявил:

— Я договорился, мы улетаем завтра.

Эспен даже не повернулась в его сторону.

— На пять дней раньше. Удивительно, чта ты продержался так долго.

— Что ты имеешь в виду?

Она резко повернулась к нему:

— Предполагалось, что это наш медовый месяц, а ты вообще не обращал на меня внимания. Сначала эта твоя дурацкая работа, потом ты каждый день все больше и больше беспокоился об одной из своих бывших подружек. Почему ты не женился на какой-нибудь из этих сучек? Черт, почему ты не женился на всех них? Могли бы переехать в Айдахо или Юту и жить там коммуной.

— Дело совсем не в этом, Эспен. — Он потянулся было к ней, но она его оттолкнула. — Все дело в этом дерьме насчет тех снимков. Мои родители крайне обеспокоены.

Эспен закатила глаза:

— О, на этот раз твои родители. Оказывается, я даже не на пятом месте.

— Это не соревнование.

— Во всяком случае, не честное. Я не могу с ними соперничать.

Дин Пол выдержал паузу:

— У нас еще будет медовый месяц. Скоро. Я обещаю.

— Я бы хотела закончить этот.

Он чувствовал, что его терпение иссякает. Молодая жена становилась просто невыносимой.

— С каких это пор? Ты же всем была недовольна. Шоппинг отвратительный. Солнце слишком яркое. Погонщики мулов — грубияны. Мы лишь дважды занимались сексом. Ты либо не в настроении, либо обгорела на солнце. Честно говоря, я думал, что ты рада будешь вернуться домой.

— Домой? Нью-Йорк — это твой дом, а не мой. Мое будущее связано с Западным побережьем.

— Сколько можно обсуждать одно и то же? Теперь у нас новая, общая жизнь.

— Поправочка — у тебя новая жизнь. А что должна делать я?

Он молчал.

— Не понимаю, почему ты не можешь поговорить руководством программы «Голливуд в прямом эфире» насчет меня. Мы могли бы работать вместе. Как пара. Почему вся слава достается Нику Лачи и Джессике Симпсон, хотя мы умнее и лучше выглядим?

Он удивленно посмотрел на нее:

— Так вот в чем дело, оказывается. Ты просто ревнуешь к моей новой работе.

— Я не ревную. Я не могу поверить, что ты настолько эгоистичен. Ведь это могла быть наша работа.

— Эспен, перестань! Это брак, а не совместное путешествие. Мы должны делать каждый свою собственную профессиональную карьеру. И потом, я думал, тебя привлекает роль политического обозревателя.

— Ну да. — В ее голосе появились капризные нотки. — Почему у меня не может быть такого шоу, как у Греты Ван Састерен? Я симпатичнее. Она ведь просто сидит и задает людям вопросы насчет всяких судебных процессов. Я тоже могу это делать.

— Все не так просто. Насколько мне известно, у нее солидное юридическое прошлое.

— Ой, брось! У меня есть приятели, которые учились в юридическом колледже, так я, просто насмотревшись передач по судебному каналу, знаю гораздо больше, чем они. Это мой второй любимый канал после «Фокс ньюс».

Дин Пол устало рассматривал великолепный пейзаж. Справа возвышался знаменитый вулкан Санторин: разноцветные скалы, таинственные тени — дух захватывает. Небо и море ярко-голубые. Эта неделя должна была стать самой счастливой в его жизни. Но Эспен могла быть совершенно невыносимой. В такие минуты, как сейчас, его охватывала паника. Действительно ли любовь привела его к алтарю? Или просто увлечение? Наконец он сказал:

— Если ты хочешь заниматься именно этим, то «Голливуд в прямом эфире» — последнее место, где стоит искать работу. Вполне достаточно того, что тебе приходится преодолевать стереотипы «Реального мира».

— У тебя какие-то претензии к «Реальному миру»?

— Разумеется, нет, — покачал он головой. — Благодаря ему мы встретились. Но я не представляю себе героя подобного шоу за столом в эфире Си-эн-эн. Выбирай работу очень осторожно — вот и все, что я хочу сказать. Будь уверена, что она поведет тебя в правильном направлении.

Эспен опять закатила глаза.

— Ты что — превратился в проповедника?

Дин Пол вздохнул, понимая, что все, что он говорит, впустую. По крайней мере на настоящий момент. Можно будет попробовать еще раз, позже. Он взял ее руку, нежно пожал.

— Нет, я не проповедник, дорогая. Я просто твой муж.

Эспен, нахмурившись, разглядывала окрестности, словно невероятная красота этого маленького греческого острова, затерянного в южной части архипелага Киклады, была ей абсолютно безразлична.

Они вернулись в «Санторини-Палас-отель». Он попытался расшевелить ее предложением переодеться и закатить роскошный ужин, но Эспен отклонила его. Вместо этого она наглоталась успокоительного в таком количестве, что вырубилась задолго до наступления ночи. Дин Пол в расстроенных чувствах большую часть ночи паковал вещи.

Дорога домой оказалась тестом на выносливость. Частный самолет до Афин. Перелет в Париж. Рейс до Бостона. И последний рывок до аэропорта Ла-Гуардиа в Нью-Йорке. Шел семнадцатый час их путешествия, но за все это время они не обме нялись и дюжиной слов.

30
{"b":"884","o":1}