ЛитМир - Электронная Библиотека

В Бостоне Дин Пол купил все нью-йоркские газеты, чтобы оценить степень угрозы. Фотографии все еще находились в центре внимания. Джейк Джеймс преуспел в обсуждении деталей этого дела. Его маленькое кабельное шоу зажгло огонек, который раздули до пылающего факела.

И, как заявил один критик-прихлебатель, этот сукин сын чертовски умен. Джейк восседал за столом и собственными руками демонстрировал одну фотографию за другой, в уверенности, что в любой информации о скандале будет упомянуто и его имя. Это был его звездный час.

Эта история обсуждалась в каждом выпуске программы. Джейк Джеймс тихо бурлящий превратился в Джейка Джеймса бурно кипящего. Рейтинг его программы взлетел до небес. Число заказов на его новую книгу удвоилось. Этот мерзавец умудрился даже извлечь некую мораль из всей этой истории. Почему мужчины, подобные Дину Полу, становятся объектами поклонения? Что такого они дают обществу, чтобы заслужить почитание масс? Господи, подобное дерьмо не выдерживает никакой критики. Но тем не менее развернулась целая дискуссия по этому поводу.

Он просмотрел одну статью и обнаружил краткое послание от своих родителей — «без комментариев». Однако он не рассчитывал на то, что мать с отцом проявят такую же сдержанность, обсуждая эту проблему с ним. Дин Пол устало потер глаза, со страхом думая о предстоящем конфликте. Он был расстроен, разочарован и опустошен.

Листая «212», он обратил внимание на имя Бейб Манчини под фотографиями на развороте. Ему показалось, что оно пульсировало, как курсор на экране. Он все еще не мог поверить, что она продала его так дешево. Подсунула такие интимные фотографии своему дружку-питбулю, выискивая выгодную возможность пристроить дурацкую книжку.

Он вспомнил день съемки. Воскресенье, лениво моросящий дождь. В Брауне всегда идет дождь. В общежитии даже висел плакат, гласивший: «Два дня из трех идет дождь, за исключением сезона дождей, когда снег валит как проклятый».

Вокруг не было ни души, они скучающие любовники, отлынивающие от занятий. Все началось довольно невинно. Бейб щелкала камерой, как всегда, затем он снял рубашку, а она продолжала снимать. И вскоре попросила его предстать во всей красе. Он не раздумывал — стеснительность не была его характерной чертой. Он регулярно занимался спортом, качал пресс по пятьсот раз каждый вечер, да и вообще был великолепно сложен. Так что запросто скинул шорты и трусы.

Бейб снимала его в необычных ракурсах. А он толково использовал собственные руки и ноги. Каждый дюйм его ягодиц оказался в фокусе, но лишь крошечные фрагменты пениса попали в кадр. Так что с любой точки зрения он выступал в роли профессиональной модели. Но как, черт побери, объяснять это родителям?

Дин Пол сокрушенно пожал плечами и продолжал листать «212», разглядывая репортаж о японских близняшках, Мио и Мако Кометани. Талант у девчонок отсутствовал напрочь. Но когда вы выглядите так, как они, это не имеет никакого значения.

Он злобно усмехнулся, представив, как Бейб уже подбирает цвет для своего «порше». Лучше бы ей пока не подыскивать места для парковки. Адвокаты их семьи уже находятся в полной боевой готовности, и все приличные издатели предпочтут держаться подальше от этого дела. Ну и что, что он дал расписку? Подумаешь. Он скажет родителям, что Бейб ее подделала. Вот так. По крайней мере законникам будет чем заняться.

Отложив «212», Дин Пол принялся за «Нью-Йорк пост». Бедная Габриэль! Скандал с Черным Сахарком с каждым днем разгорался все сильнее. Он сочувствовал ей всем сердцем. Журналисты называли ее фальшивкой, вопили о том, что кощунственно изображать из чернокожей принцессы девочку из гетто только для того, чтобы пробиться на сцену. Радиостанции вычеркнули ее из списков исполнителей, и в «Новостях» уже появлялись репортажи о массовом уничтожении ее дисков.

Следующей ею внимание привлекла «Шестая страница». Колонка новостей открывалась фотографией Хоакина Круза в чрезвычайно выгодном ракурсе, при этом сам спортсмен якобы даже не подозревал, что его снимают. Вот ловкач. Этот пижон наверняка специально выпендривался в надежде попасть на «Шестую страницу». Что ж, ему это удалось. Дин Пол озадаченно покачал головой. Сколько ни старался, он никак не мог представить Лару с этим парнем. Но Джинкс Уайетт и ее колонка светских сплетен редко попадают впросак.

Внезапно его озарило. Кому нужны телефоны, электронная почта, разные сборища и вечеринки? Люди фактически проживают свои жизни в этих долбанных колонках светской хроники. Он тихонько рассмеялся. Для того чтобы быть в курсе событий, достаточно регулярно просматривать газетные сплетни. Но все же отношения Лары с этим типом Крузом беспокоили Дина Пола. Нужно предупредить ее насчет этого парня. Она ведь понятия не имеет, каким образом он развлекается за счет женщин.

Самолет коснулся посадочной полосы Ла-Гуардиа.

Эспен очнулась от своей дремоты.

Дин Пол тепло улыбнулся и потрепал ее по бедру:

— Ты в порядке?

— С каких это пор тебя интересует мое самочувствие?

— Я недооценил тебя.

— Как это? — озадаченно протянула она.

— Я был абсолютно уверен, что твое стервозное настроение рассеялось где-то на полпути между Парижем и Бостоном.

Эспен злобно посмотрела на него:

— Ты даже не представляешь себе, как долго оно может длиться.

И он ей поверил.

Счастливые молодожены покидали самолет все в том же гнетущем гробовом молчании. Когда они шли по залу ожидания мимо стендов с газетами, Эспен вдруг вскрикнула. Это был не просто крик. Это был вопль, достойный Джейми Ли Кертис в «Хэллоуине».

В новом издании бульварной газетенки был помещен издевательский материал о них. Черт, должно быть, этот номер только что вывесили на стенде, потому что вышедшее на прошлой неделе издание Дин Пол просмотрел в Бостоне девяносто минут назад. Но факт остается фактом. Вот оно — в самом центре. Поверх всей остальной макулатуры. С заголовком «Свадебные фотографии, которые не хотели вам показывать».

Вообще-то Дин Пол не мог всерьез осуждать редакторов, распространяющих подобное вранье. Но и не был расположен рассматривать эти фотографии. Особенно такие, как та, что красовалась на обложке: Эспен с закрытыми глазами и широко раскрытым ртом поглощает нечто неизвестного происхождения. Более чем отвратительно.

Эспен выронила сумочку, выхватила оскорбительный таблоид и принялась судорожно пролистывать его, но только для того, чтобы обнаружить все то же самое. Невеста перед алтарем в крайне невыгодном ракурсе, подпись под снимком гласит:

ХРЮ-ХРЮ, ЭСПЕН, ЧЕРЕЗ ПАРУ ЛЕТ ПОСЛЕ СВАДЬБЫ У ТЕБЯ ПОЯВИТСЯ ВТОРОЙ ПОДБОРОДОК.

А под изображением Дина Пола с похотливым выражением лица крупным шрифтом:

СЕКСУАЛЬНО ОЗАБОЧЕННЫЙ МУЖЕНЕК ВСТРЕЧАЕТ ЧЕРНЫЙ САХАРОК. ЛЮБОВНЫЙ ЗУД НЕ ПРОШЕЛ И ЧЕРЕЗ СЕМЬ ЛЕТ?

Издевкам не было конца. Костюм Черного Сахарка, достойный уличной проститутки. Бездарная актриса с Бродвея, которую лапает столь же бездарный муженек-неудачник. Финн Робардс на последней стадии обольщения какого-то бармена. Казалось, что на их свадьбу были приглашены только уроды и придурки.

Эспен разревелась.

— Кто сделал эти снимки? — причитала она. — «Стиль» получил исключительные права!

Дин Пол приобнял ее, притянул к себе и поцеловал в лоб.

— Это ужасно, дорогая. Но это всего лишь игра. Уже через неделю все забудут об этом.

Рядом с ними остановилась молодая женщина. Вытаращив глаза она переводила взгляд с обложки журнала на них и обратно.

— О, мой Бог! Что вы делаете здесь, в аэропорту?

Дин Пол мило улыбнулся: даже в своих дорожных костюмах и бейсболках они были узнаваемы!

— Возвращаемся из свадебного путешествия.

Женщина вновь потрясенно взглянула на обложки журналов:

— Какой кошмар! — И обернулась к Эспен — Что это вы едите такое, на этой фотографии?

— Оставьте нас в покое! — рявкнула Эспен.

— Да пошла ты! — не осталась в долгу дама. — Между прочим, все мои знакомые терпеть не могли тебя в «Реальном мире». Ты там настоящая сука!

31
{"b":"884","o":1}