ЛитМир - Электронная Библиотека

Актриса и ее муженек, огорченные, отошли, вероятно, отправившись на поиски официального фотографа. В конце концов, если не будет документального подтверждения их присутствия на грандиознейшей свадьбе года, какого черта они целый день наряжались и выложили состояние за авиатакси? Усыпанная драгоценностями рука мужа (перстни на большом пальце, указательном и мизинце) приросла к идеально подтянутой заднице жены, явно пережившей не одну липосакцию.

В этот момент Бейб украдкой отодвинула прядь волос, сделала вид, что поправляет браслет от Шанель, и нажала на кнопку.

Щелк.

Звук был почти неуловим. Она сама едва расслышала его за пением Риты Кулидж и звуками оркестра. Но первый снимок миниатюрной скрытой камерой сделан. Результат, правда, может оказаться весьма посредственным. Но чего можно ожидать от легально продаваемого шпионского оборудования? Хотя, может, к концу дня оно себя оправдает.

Решение Локхартов предоставить эксклюзивные права на фотосъемку «Стилю» привело в ярость редакции прочих глянцевых журналов. «Пипл», «Ас», «Ин тач», «Стар» — редакторы всех этих изданий настолько страстно желали заполучить снимки с этого мероприятия, что качество не имело особого значения. Любое фото сгодится.

От того, чем она занималась, у нее мурашки побежали по позвоночнику. Это было чертовски возбуждающе и слегка пугало. Она чувствовала себя эдакой Дженнифер Гарнер в сериале «Шпионка». Если удастся продать снимки, она может получить кругленькую сумму. А портреты с самой брачной церемонии будут стоить кучу денег. Бедные Дин Пол и Эспен. Так тщательно следить за тем, чтобы их свадебные фотографии были представлены публике лишь официально аккредитованными репортерами, не зная, что все предосторожности бессильны против изобретательности гостьи. Это, в конце концов, всего лишь невинная уловка. Но пока редакторы «Стиля» изо всех сил будут наводить на свой официальный репортаж лирический глянец, бульварные еженедельники будут бороться за право опубликовать снимки Бейб, сделанные скрытой камерой. И даже страх перед возможным судебным разбирательством их не остановит. Простите, Майкл Дуглас и Кэтрин Зета-Джонс. Ваш сдержанный интеллигентный гнев так никого ничему и не научил.

— Без камеры я тебя с трудом узнал. Оказывается, за объективом скрывается обычное человеческое существо. Кто бы мог подумать.

Финн продолжал говорить, но Бейб не обращала внимания на его болтовню. Она внимательно осматривала зал в поисках новых объектов съемки.

Раз!

В два часа дня скромная невеста, закатив глаза, поедает ролл с лососем. Выглядит ужасно, черт возьми! Перевод: снимок будет стоить целое состояние. Еженедельники обожают фотографии, на которых знаменитости выглядят безобразными, неловкими или просто глупыми. Подобные изображения позволяют читателям меньше комплексовать и лучше относиться к самим себе.

Бейб коротко вздохнула. Еще один легкий-взмах рукой. Поворот запястья. Чуть поправить браслет.

Щелк.

Она раздраженно повернулась к Финну. Этот голубой пижон безумно ее раздражал. Еще со времен колледжа, насколько она помнила, он только и делал, что носился по кампусу на своей «веспе», устраивал вечеринки в своих дорогущих апартаментах и, набивал полный «БМВ» приятелей, возил их в Бостон в клуб «Николь». Похоже, сейчас забот у него еще меньше.

— Ты никогда не хотел найти работу?

На миг Финн показался почти испуганным и готовым к обороне, но тут же обиженно буркнул:

— Я работаю. Я писатель.

— Ах да, погоди-ка… сценарии.

— Как ты догадалась? — изумленно распахнул глаза Финн.

— Книги требуют гораздо большего внимания. А вот никуда не годный сценарий может нацарапать даже модель или ребенок.

Финн обиженно засопел:

— То, что ты никогда не занималась художественной фотографией и застряла в рутине светских репортажей, не дает тебе права судить меня.

Бейб удалось сохранить непроницаемо-равнодушное лицо, но она была здорово уязвлена.

— Это просто наблюдение, Финн, а вовсе не осуждение.

— Знаешь, ты уже по меньшей мере одиннадцать лет постоянно лезешь в бутылку. Это ведь так тяжело. Удивительно, что ты цела до сих пор. — И он обернулся к Ларе. — Я бы выпил чего-нибудь покрепче. Принести тебе?

Лара отрицательно покачала головой:

— Спасибо, я в порядке. — Прозвучало это так решительно, словно Лара дождаться не могла, пока Финн уйдет. Когда он наконец удалился, она понимающе посмотрела на Бейб. — Ты всегда задираешься, когда нервничаешь. Что происходит?

Бейб промолчала.

— Полагаю, ты еще не успела с ним поговорить, — продолжала Лара.

— С ним, — с горечью повторила Бейб. — Ты не находишь странным, что, когда бы мы ни заговорили об этом сукином сыне, никогда не упоминаем его имени? Просто «он». Как будто он единственный мужчина на этом долбаном свете.

Лара равнодушно пожала плечами:

— Ну, он же действительно единственный мужчина, к которому мы обе имеем отношение. Так что нет смысла прибегать к иной идентификации.

— Тебе не кажется, что это наша самая длинная беседа со времен колледжа? — усмехнулась Бейб. — Обычно мы лишь обменивались приветствиями, да еще ты просила меня не фотографировать Бритни с сигаретой во рту.

Лара взглянула на нее с явным превосходством:

— Думаю, нам не о чем особенно говорить. Как правило, я теряю интерес к разговорам с девицей, которая спит с моим парнем.

— Лара, умоляю тебя! — В восклицании Бейб прозвучало больше язвительности, чем извинения. — Это было больше десяти лет назад. Пора найти новые поводы для неприязни. А то, хочешь, помиримся, можешь даже трахнуть моего парня. Назови свой адрес, и я пришлю к тебе Джейка.

— Спасибо за предложение, но я пас, — отозвалась Лара. На секунду повисло молчание, и тут же тень понимания скользнула по ее лицу. — Ты ведь говоришь не о Джейке Джеймсе.

— О, кое-кто внимательно читает прессу, — усмехнулась Бейб. — Лара Уард, «девушка, которая выше всего этого», читает отстойную колонку светских сплетен, как и все мы, грешные.

Лара неодобрительно покачала головой:

— Он тебе действительно нравится, или ты просто стараешься достать Дина Пола?

Теперь настал черед Бейб заговорить с чувством превосходства:

— В отличие от твоей, Лара, моя жизнь вовсе не полностью определяется чувствами к Дину Полу.

— А чем тогда объясняется твое влечение к Джейку? Твоим вкусом? Тогда это еще хуже.

— Джейк по крайней мере взрослый. А Дин Пол до сих пор не может решить, кем станет, когда вырастет. И кстати, о вкусе: ты не имеешь ничего против того, что он идет по проходу с этой телевизионной шлюшкой?

— О ней я ничего не знаю. Смотреть ее передачу — напрасно терять время, и я никогда ее не смотрю.

— Она сняла маечку в первом же эпизоде. И это был один из наиболее консервативных сюжетов.

— Дин Пол свободен в своем выборе, — несколько натянуто произнесла Лара.

Бейб снова рассмеялась:

— Господи Иисусе, Лара, ты до сих пор убиваешься из-за этого! Даже не перешла в стадию ярости. Ты никогда не сможешь избавиться от привязанности к парню, если не научишься думать о нем как о полной заднице.

В ответ Лара метнула на нее яростный взгляд:

— Лучше нести свой крест, чем укладываться в постель с таким ничтожеством, как Джейк Джеймс. Будь осторожна, Бейб. Ты явно переживаешь это тяжелее, чем я.

И Лара решительно направилась в сторону бара, к Финну.

Бейб остановила проходившего официанта с шампанским. Внутренняя борьба разгорелась с новой силой. Все эти негативные диалоги с самой собой начинали звучать в ее голове всякий раз, когда она оказывалась в обществе людей, имеющих лучшую работу, большую зарплату или более высокий социальный статус. В глубине души она сомневалась, что представляет для Вселенной такой же интерес, как и остальные люди. И пребывание в этом окружении без привычного оборудования лишь усиливало ее неуверенность в себе. Камера с цейсовской оптикой была ее оружием против мира. Допивая бокал искрящегося шампанского, Бейб вспоминала, как ввязалась во все это…

4
{"b":"884","o":1}