ЛитМир - Электронная Библиотека

Бейб оцепенела. На одно неуловимое мгновение она испытала чувство вины за вуайеризм, за собственную бесцеремонность. Обвиняющее выражение в их глазах подействовало на нее гораздо сильнее, чем она представляла. Так вот как это бывает, когда оказываешься пойманной при попытке вторжения в частную жизнь. До сих пор ее никогда не замечали. Она умудрялась исчезать неузнанной.

Вначале Хоакин и Эспен просто смотрели на нее, а затем, объединившись в порыве агрессии, шагнули на улицу.

— Ты, сучка гребаная! — завопила Эспен.

Хоакин посмотрел по сторонам. Он двигался очень медленно и осторожно. Бейб видела даже, как подошвы его ног постепенно темнеют от соприкосновения с асфальтом.

— Я хочу эту пленку. — Он протянул руку ладонью вверх.

Бейб опустила камеру.

— А я хочу, чтобы Мадонна ушла со сцены. Но это вовсе не означает, что так и будет.

Путь Хоакину преградил движущийся автомобиль, и он остановился, крепко держа за руку Эспен. Та явно умирала от желания разобраться, как только проедет блестящий «БМВ».

— Я расколочу эту долбаную камеру о твою башку!

Хоакин мягко удержал свою изрыгаюшую яд возлюбленную и обезоруживающе улыбнулся Бейб.

Та прикинула разделяющее их расстояние: добрых полтора десятка шагов. При самом плохом раскладе преимущество на ее стороне. Босиком Хоакин быстро не побежит. А Эспен на каблуках.

— Брось, Бейб, — сказал Хоакин. — Если фотографии увидят свет, это причинит боль многим людям.

Бейб рассмеялась ему в лицо:

— С каких это пор тебя волнуют чувства других людей? Тексты из «Клуба знаменитых кисок» совсем не похожи на поздравительные открытки.

Чувственные губы Хоакина сжались в нитку. Эспен все еще не сводила глаз с Бейб, но теперь в ее взгляде появилась заинтересованность.

— О чем это она, черт возьми?

Чемпион по поло молчал.

— Расспроси его о его дружке по имени Эдди! — крикнула Бейб и Эспен повернулась к Хоакину, ее любопытство сменилось подозрением.

— Твой любовник участвует в одном забавном соревновании со своим приятелем, — продолжала Бейб. — Ты можешь прочесть обо всем на сайте «Клуба знаменитых кисок». Они укладывают в постель дамочек из высшего света, а потом помещают в Интернете подробные отчеты. Уверена, ты уже в списке, Эспен. Ты ведь все-таки миссис Дин Пол Локхарт. Этого вполне достаточно, чтобы считаться «знаменитой киской». — И после паузы добавила: — По крайней мере на бумаге.

— Это правда? — возмущенно спросила Эспен.

— Это просто шутка, детка. Она делает из мухи слона. — Хоакин попытался обнять свое последнее завоевание, но Эспен оттолкнула его руку. Мимо промчались два такси и «фольксваген». Эспен вышла дальше на проезжую часть, чуть ближе к обладательнице неопровержимого свидетельства ее супружеского Ватерлоо.

На сцене появился «линкольн». Едва не задев Эспен, он затормозил прямо напротив входа в дом Хоакина. Задняя дверь открылась, и из автомобиля вышла Лара. Она не видела Бейб. Не видела Эспен. Она смотрела только на Хоакина.

Бейб понимала, что чувствует подруга. Она сама испытывала то же самое по отношению к Джейку Джеймсу. И эта болезнь не исчезает в одночасье, несмотря на то что вы все понимаете и все доказательства предъявлены. Подтверждение тому ясно читалось на лице Лары. Желание ударило ей в голову, как рюмка текилы в голову подростка. Бейб смотрела, как она решительно захлопнула дверцу и ринулась к нему, а в ее глазах при этом было написано: «Трахни меня немедленно».

Но тут Лара заметила Эспен. И застыла. Она коротко вздохнула, и ее лицо стало абсолютно бесстрастным. Секундой позже Лара обнаружила и присутствие Бейб. Бейб понимала, что в личной истории Лары этот момент останется одним из самых унизительных. Этот контракт был приостановлен. Если он вообще был когда-то подписан. Лара посмотрела на подругу. Бейб улыбнулась, посылая ей телепатическую поддержку, а потом кивнула, этим движением как бы подтверждая: «Да, эта сука тоже с ним трахается».

Хоакину не удалось выйти из этой ситуации с привычным изяществом. Он чувствовал себя чертовски неуютно. Его харизмы явно не хватало здесь, на мостовой Второй улицы.

Эспен шагнула к Ларе и рявкнула:

— А что ты здесь делаешь?

Лара высокомерно фыркнула:

— Понятия не имею. — Она перевела взгляд на Хоакина. — Но больше этого не повторится, держу пари.

И она скользнула в недра своего «линкольна», который тут же стремительно рванул вперед. Хоакин покачал головой и направился к своему подъезду. Уже в дверях он обернулся к Эспен:

— Ты идешь?

— Да пошел ты! — визгливо крикнула Эспен.

Хоакин пожал плечами и скрылся за дверью. Бейб перебросила через плечо футляр с камерой.

— Я хочу эту пленку! Слышишь, стерва! Отдай! — Эспен вопила, но не двигалась с места. Просто стояла посреди дороги и орала, как буйнопомешанная.

Бейб пошла прочь, надев наушники плейера, чтобы приглушить крики Эспен. Она выбрала «Великолепную любовь» Фила Коллинза. В ту ночь в баре в Билтморе звучала именно эта музыка. Боже, как она любила эту песню. И Дина Пола тоже. Тогда… и сейчас. Через несколько кварталов Бейб набрала номер его мобильного телефона. Он ответил после второго гудка, но голос его звучал озабоченно.

Она услышала далекие голоса в трубке.

— Привет, это Бейб. Я не вовремя?

— Немножко. У меня встреча с Габриэль и Биззи Грузарт. Что случилось?

— Нам нужно поговорить. Это важно. Мы можем где-нибудь встретиться?

— Не сейчас. У нас здесь некоторые проблемы. И если я потом не сброшу напряжение в спортзале, то могу кого-нибудь убить. Может, вечером?

Хотя она и постаралась скрыть разочарование, непостоянство Дина Пола задело ее. Из центра его Вселенной она вновь превратилась в обычную знакомую.

— Но тогда пораньше, — сумела проговорить она с легкостью, которой вовсе не ощущала. — К восьми мне уже нужно быть на своей фотокаторге.

— Как насчет шести? Где бы ты хотела встретиться?

Она прикинула. Можно бы в районе Шестой — Восьмой улиц. Но это означало «Ху», большой вьетнамский ресторан. Ей нравилось сидеть в тамошнем баре. Там была очень сексуальная атмосфера. Волнующие вибрации. И такие уютные диванчики, даже несколько кроватей.

— В «Ху», — решила Бейб. — Это на Чарльз-стрит.

— Да, я знаю, — ответил Дин Пол. — Увидимся там. — И он отключился.

Бейб посмотрела на телефон в своей руке и сказала себе, что не стоит искать скрытые намеки в его кратких ответах. И все же она испытывала смутный страх. А вдруг он знает о ее роли в распространении скандальных фотографий с его свадьбы? Она оборвала себя, понимая, что слово «роль» слишком безобидно, если учесть, что она и есть тот самый проклятый автор этих снимков.

Вчера Бейб была очень близка к тому, чтобы сознаться. Она находилась в такой ярости, что хотела бросить это признание ему в лицо. Но в последний момент передумала: ее удержал внутренний голос. На этих снимках она заработала кучу денег и вдобавок выставила Локхартов на посмешище. Она улыбнулась, представив лицо его маменьки. Бейб удалось увековечить те миллисекунды, когда на зубах Софии Миллс оставались следы помады. Таблоид опубликовал снимок с подписью: «Вы готовы к съемке крупным планом, мисс Миллс?» Нет, при таком раскладе лучше никогда не открывать карты.

Вот с книжкой все вышло совсем по-другому. Здесь Локхарты раздавили ее, как букашку. Так что Дину Полу легко было простить ей неудавшуюся попытку предательства. Потому-то он и был так спокоен и вел все эти разговорчики о том, какая она прелесть. Девочка из неполной семьи лишь размахивала кулаками в воздухе. Никто не пострадал.

Вернувшись домой, Бейб принялась уныло просматривать факсы, электронную почту и сообщения на автоответчике, составляя план вечерней работы. Она как раз читала список гостей вечеринки Фейт Хилл, когда позвонила Линда Коннер.

— Я все время думаю о вас, — без предисловий начала Линда. — Мы должны организовать совместный проект.

47
{"b":"884","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Искусство добывания огня. Для тех, кто предпочитает красоту природы городской повседневности
Охотник за тенью
Нет кузнечика в траве
Смерть на винограднике
Похититель детей
Джунгли. В природе есть только один закон – выживание
Как выжить среди м*даков. Лучшие практики
Психиатрия для самоваров и чайников
Три дня до небытия