1
2
3
...
47
48
49
...
54

Бейб испытала чувство невероятного облегчения. На миг она подумала, что речь идет о ее прежнем предложении.

— Я как раз читала последний номер «212», — продолжала Линда, — увидела ваше имя и подумала: «А не сделать ли фотоальбом о ночной жизни Нью-Йорка?»

— Звучит потрясающе. — Восторг Бейб стал угасать. Во всяком случае, он уже не был таким бурным. Это, в конце концов, не сделка. Просто идея.

Она рассказала Линде о своем подходе к съемке сцен общественной жизни во времена учебы в Брауне: жестко выхваченные фрагменты лиц, резкий свет, контрастные тени, смещенный, в стиле «подвыпивший фотограф» ракурс. Линда снова ощутила воодушевление.

— Я до сих пор снимаю в том же стиле, — сказала Бейб. — Делаю по нескольку кадров на каждой вечеринке. Ну, чтобы поддерживать форму. Естественно, «212» их никогда не напечатает. Редакторам нужны парадные снимки, где все кажутся богатыми и красивыми. Но в моей личной коллекции, должно быть, тысячи таких снимков. Из них можно что-нибудь выбрать.

— Думаю, мы должны заняться этим, — заявила Линда. — Поразмыслите, и через пару дней поговорим. — И добавила: — «212», наверное, поручит освещение дня рождения близнецов Кометани вам?

— Возможно.

— Да почти наверняка. Увидимся там. Может, удастся потолковать в уголке пару минут.

Бейб тихонько рассмеялась:

— Для меня это работа. А вы там что делаете?

— Представляю Мио и Мако. Вообще-то я только что продала книжку, которую они написали по заказу «Сент-Мартин пресс». Фактически они, естественно, просто позировали для фотографий, а текст писал один из моих авторов. Но все равно я должна зайти, пожелать им удачи. Это меньшее, что я могу сделать. На книжке я заработала неплохие комиссионные. Но к началу «Закона и порядка» я намерена вернуться домой, так что давайте встретимся пораньше.

Бейб попрощалась с Линдой и повесила трубку, чувствуя себя на седьмом небе. Это была уже не сделка с дьяволом ради мига скандальной славы, а вполне реальный шанс продемонстрировать миру свой талант. Открывались невероятные возможности. Она представила, как будет выглядеть на обложке книги ее имя. БЕЙБ МАНЧИНИ. А как она ее назовет? Погодите… название должно быть интригующим и сексуальным… с привкусом эротики и декаданса. От волнения у нее даже волоски на руках поднялись дыбом. «Ночь в поту» — именно так будет называться ее первая книжка, и она наверняка окажется великолепной.

Остаток дня пролетел незаметно. Она просмотрела свой гардероб, выбирая наряд для свидания с Дином Полом, остановилась на джинсовом жакете от Зака Позена, хлопковой маечке и украшенной сверху кружевом шифоновой мини-юбочке от Валентино. Затем она натянула босоножки из кожи питона (Марк Джейкобс), сунула то, ради чего устраивалась встреча, в сумочку и захлопнула за собой дверь.

Бейб вошла в «Ху» ровно в шесть и направилась прямо к бару заказать «Роллинг блэкаут» — крепкую смесь «Столи», «Калуа» и эспрессо. Она шлепнула на стойку десять долларов и гордо заявила бармену с внешностью модели, что сдачу он может оставить себе. Бейб внимательно осмотрела разделенный на две части зал, оценивая присутствующих и тут же отвергая возможные кандидатуры. Посетители представляли собой пестрое смешение много работающих людей и любителей легкой жизни. Здесь были модели (разумеется — они слетаются в любое модное местечко, как саранча), музыканты, редакторы журналов, художники, дизайнеры, колумнисты.

Подошел знакомый актер.

— Привет.

Она знала его в лицо, но не помнила имени — вечная трагедия актеров второго плана.

— Кажется, я вас знаю, — заявил он.

— Вы ко мне подкатываетесь, или у вас просто плохая память?

Он наморщил лоб. Очевидно, такая длинная фраза была за пределами его возможностей восприятия.

— Минутку… что?

Бейб отвела взгляд и посмотрела в сторону входа:

— Я кое-кого жду.

Он раскинул руки:

— Я уже здесь. И работаю на телевидении. Каждую неделю.

— Как и Мори Пович. Хвастаться нечем.

— Ты пикантная штучка. Мне такие нравятся. Видела когда-нибудь мое шоу?

Бейб покачала головой. Он выдал название какой-то дурацкой комедии на кабельном канале. Она вежливо кивнула, припоминая, что как-то видела фрагмент одной из серий. И заодно припомнила имя парня: Тейт Барбур.

— У меня сегодня день рождения, — сообщил Тейт.

Бейб подавила грозный рык. Что за ерунда? Всякий раз, когда она встречает в баре какого-нибудь болвана, оказывается, что у него день рождения. Однажды какому-нибудь придурку повезло под это дело получить минет, и теперь все остальные женщины должны страдать.

— И что ты мне подаришь?

— Кое-что действительно необходимое — урок хороших манер. — И она отошла подальше, чтобы спокойно выпить.

Четверть седьмого. Шесть тридцать. Никаких признаков Дина Пола. Ей вдруг пришло в голову, что он сейчас, наверное, скандалит с Эспен. И в тот момент, когда она начала всерьез беспокоиться, что вечер пропал, он наконец появился. Одет со стильной непринужденностью: футболка с символикой Университета Брауна, поношенные джинсы и туфли от Прада за шестьсот долларов. И все мужчины на его фоне тут же превратились в жалких мальчишек.

— Черт, извини, Бейб. — Дин Пол тяжело дышал, целуя ее в щеку. — Я почти всю дорогу бежал, представляешь?

Он улыбнулся, и теперь его можно было описать всего тремя словами: божество среди мужчин.

— Сначала выпьем. — Он посмотрел на ее бокал. — Еще один?

— Это достаточно крепко. А мне еще работать сегодня.

Дин Пол сходил к стойке бара и вернулся с «Кислотным серфером» — убийственной смесью «Егермейстера», «Малибу» и ананасового сока.

Бейб указала на его стакан:

— Тешишь в себе вчерашнего студента?

Он усмехнулся, оглядывая зал и наслаждаясь диско-ритмами попурри Стинга. Тела танцующих прижимались друг к другу. Алкоголь проникал в кровь. И прошлое все отчетливее напоминало о себе.

— Я чертов идиот, — громко сказал Дин Пол. — Я совершенно забыл, что мы с тобой договорились встретиться. Не поверишь, какой у меня был денек.

Бейб изобразила прохладную сдержанную улыбку, хотя внутри у нес закипало раздражение. Он забыл о свидании. А она весь день жила им. Вот такое несоответствие.

— Знаешь, что? Пожалуй, я выпью еще, — сказала она, протягивая ему свой пустой бокал. — «Роллинг блэкаут».

Если бы только она могла вырубиться сразу!

Пока он ходил к бару, она постаралась чуть-чуть взять себя в руки. Но Дин Пол вернулся слишком быстро, и она не успела собраться. Помогла выпивка. Она жадно глотала напиток, пока легкий шум в голове не превратился в грохот. Вот теперь можно было переходить к делу.

— Не хочешь присесть? — Он жестом указал на уютный диванчик в углу. Над ним не хватало только неоновой вывески: «ЗАНИМАЙТЕСЬ ЛЮБОВЬЮ ПРЯМО ЗДЕСЬ».

Бейб устроилась на мягком кожаном сиденье и заглянула в сумочку, внутри которой покоился финал его брака. Но глупо было бы многого ждать от сегодняшней встречи. Можно подумать, Дин Пол просмотрит снимки и заявит: «О, какая грязь! Думаю, я разведусь с этой стервой. Давай начнем все сначала. Ты свободна сегодня вечером?»

Он развалился на кушетке.

— Ну, о чем ты хотела поговорить? Ты сказала, это очень важно.

Она потянулась к сумочке.

— Важно, но неприятно.

Дин Пол напрягся, взгляд его стал настороженным, по лицу скользнуло подозрение.

— Если это имеет отношение к Джейку Джеймсу…

— Нет, дело не в этом ублюдке. В другом. Речь пойдет о Хоакине Крузе.

Он чуть расслабился.

— О нем я все знаю.

Бейб щелкнула замком сумочки и вытащила два снимка.

— Не думаю, что ты знаешь об этом. — И протянула ему фото.

Дин Пол внимательно изучал доказательство измены. Странная решимость изменила его лицо, словно он оказался в роли камикадзе, готовящего себя к неотвратимому почетному финалу. Он поднял глаза на Бейб.

— Ты теперь занялась слежкой?

Неожиданная реакция. Едва открыв рот для объяснений, Бейб напомнила себе, что бывает с принесшими дурную весть.

48
{"b":"884","o":1}