ЛитМир - Электронная Библиотека

Внештатная работа для «Нью-Йорк таймс» несколько изменила жизнь к лучшему — но не принципиально. Бейб попробовала себя в репортажной съемке с места событий. Множество локтей, отпихивающих друг друга в попытках сделать удачный снимок, — ее привязанности определенно лежали вне этой области. Беготня за спортивными новостями — тоже не то. Снимки из зоны военного конфликта? Ей это не по силам. И тут Бейб подвернулась возможность стать фотографом светской хроники. Однажды ей позвонил приятель, который должен был снимать одновременно на двух вечеринках, и попросил выручить. Два часа спустя она уже увековечивала сцены с рождественского праздника известной финансовой компании «Браструп». Там же присутствовала редактор «212». Нализавшись рождественского пунша, она предлагала Бейб все, что угодно — от постоянной работы в журнале до секса втроем с ее финансовым консультантом. К окончанию вечеринки они обменялись визитками, а к концу года у Бейб была новая работа: она стала официальным светским хроникером «212».

Судьба порой выделывает странные коленца. Но черт побери, она получила все возможные пинки. Ее бывшие сокурсники работали юристами и имели мега-бабки и возможность лечиться у лучших специалистов. А она, Бейб, наконец-то получила приличную зарплату и медицинскую страховку. Ее телефон обычно начинал звонить в полдень, и она приступала к обсуждению деталей предстоящего вечернего мероприятия. За один вечер она порой могла посетить до четырех различных тусовок.

Где-то между первой и миллионной вспышкой ее охватили возмущение и досада. На свете так много богатства. Вид каждого жлоба напоминал Бейб о том, чего она не имеет и, судя по темпам, с которыми ей удается продвигаться, никогда иметь не будет. Но затем ситуация начала меняться. Возможности появились сами собой. Все-таки существует множество изданий о жизни знаменитостей. И для того, чтобы оставаться конкурентоспособными, они нуждаются в снимках папарацци.

Мир управлялся скоростью движения затвора. Риз Уизерспун, блистающая на красном ковре в наряде от Эмануэля Унгаро, — это здорово. Но Риз, выходящая из туалета в супермаркете с клочком бумаги, прилипшим к подошве кроссовок, — это гораздо лучше.

Бейб понимала, в чем заключается ее новая работа, но едва ли до конца отдавала себе отчет в ее выгодности — пока один из ее коллег не заработал одним махом десять тысяч за снимок Дженнифер Лопес, выходящей из своего «роллс-ройса». Вот тогда это направление деятельности всерьез заинтересовало Бейб.

Она хотела многого: красивую одежду, роскошную квартиру с садом на крыше, отпуск в экзотических странах. Может быть, даже загородный дом. И понимала, что полная самоотдача в работе да, пожалуй, чуть-чуть удачи могут дать ей все это и даже больше. Важно было только не кусать руку, которая тебя кормит. Если «212» вдруг узнает, что она халтурит в качестве папарацци, для нее все будет кончено. Совсем. Она попадет в черный список всех достойных изданий. Бейб с ужасом представляла себе такое будущее: вот она тусуется в аэропорту с другими такими же полу-психами-папарацци, пьет три литра кока-колы в день и хвастается своими информаторами — привратниками, в лучших отелях, двойником Брэда Питта, ревнивым братцем комедийной звезды. Подобный сценарий был постоянной угрозой. Именно поэтому Бейб с предельной, почти параноидальной, осторожностью совершала каждое действие.

Во время своих шпионских миссий она снимала только в цифровом формате. Ее любимцем был «Никон-Д1»: малыш не нуждался в пленке. Кроме того, те, кто платил наличными и немедленно, желали видеть снимки тоже немедленно — либо в тот же вечер, либо в крайнем случае на следующее утро. Бейб создала целую подставную организацию, чтобы облегчить и ускорить процесс оплаты, договариваться о расценках и разрабатывать программы передачи информации, которая будет доступна покупателю только после введения определенного пароля.

Но сегодняшнее предприятие в стиле Джеймса Бонда было не совсем обычным. Она действовала как секретный агент лишь в тех случаях, когда возможная выгода оправдывала риск. Свадебные фото Дина Пола и Эспен могли быть оценены в шестизначную сумму, не меньше. Обычно Бейб соблюдала безопасную дистанцию, делая качественные снимки знаменитостей в очаровательно непосредственных ситуациях: Калиста Флокхарт в Центральном парке успокаивает своего разбушевавшегося сына, Сара Джессика Паркер ссорится с Мэтью Бродериком на пороге их дома, Рене Зеллвегер засовывает булочку в рот прямо на улице.

— Эй, крошка, могу я взглянуть на ваш пропуск за кулисы?

Она вздрогнула, когда сладкий голос Дина Пола прервал ее размышления. Теплое дыхание коснулось ее шеи. Негодяй подошел слишком близко. Бейб невольно улыбнулась, поворачиваясь к нему лицом:

— Он мне не нужен, я с оркестром.

Он придвинулся ближе, чтобы поцеловать ее. В последний момент Бейб чуть повернула голову, и его губы лишь скользнули по ее щеке. Довольно того, что она уже сейчас готова сорвать с него одежду. К чему усугублять свои страдания?

— Эти брюки — грубое нарушение дресс-кода, — поддразнил он, разглядывая се с откровенные одобрением.

Она ответила ему вызывающим взглядом:

— Ну так вышвырни меня отсюда.

— Не-а… Не хочу устраивать сцен, — подмигнул он.

Она едва удержала вздох. Сукин сын, черт тебя побери!

— Так рад видеть тебя, Бейб. Для меня очень много значит твое присутствие.

— Было бы глупо пропустить такое событие, — ангельским голосом проговорила она. Интересно, что бы он почувствовал, если бы узнал, что она заработает на его свадьбе свой первый взнос для покупки роскошной квартиры?

Дин Пол подвинулся ближе, чтобы шепнуть ей что-то на ухо. Бейб почувствовала запах его одеколона — новый аромат «Для него» от модного британского дизайнера, имя которого выскочило у нее из головы. Ноты сангрии, лаванды, зеленого чая и ванили. Острый, пьянящий, чувственный аромат. Одним словом, аромат Дина Пола.

— Можешь проклинать меня за то, что «212» не получил исключительных прав на съемки этой свадьбы, — прошептал он. — Но я не хотел, чтобы ты сегодня работала. Я хотел, чтобы ты присутствовала в качестве гостьи.

Если бы ты только знал.

Бейб насторожилась.

— Да брось ты. Со мной можешь быть откровенным. Сколько предложил «Стиль»? — Она окинула зал оценивающим взглядом. — Они что, оплатили все это?

Улыбка Дина Пола была, как всегда, обезоруживающей.

— Они могли бы получить права и на съемку нашего первенца, насколько я знаю. — Он беспомощно пожал плечами. — Всем занимался менеджер Эспен. Я не мог вставить ни слова.

— Ее менеджер?

— Брайан Монако из «Всемирно известных талантов». Он устроил карьеры большинства ветеранов «Реального мира».

Бейб приподняла бровь:

— Интересно. Не знала, что появляться в реалити-шоу в течение двух лет означает сделать карьеру. Какая же я бестолочь. Упустила свой шанс, даром потратила время в колледже.

Дин Пол игриво погрозил пальцем:

— Осторожнее. Ты говоришь о моей жене. С тех пор как шоу закончилось, она ездит по разным колледжам страны с циклом лекций, но мало-помалу это сходит на нет.

— Не беспокойся. Всегда найдется «Большой брат».

Он не обратил внимания на издевку:

— Вообще-то она хочет работать на радио. Эспен нравится политика. Она постоянно смотрит «Фокс ньюс».

Лучшего повода не найти.

— Мой парень работает на Эм-эс-эн-би-си. Я могу замолвить словечко. Может, ее возьмут стажером. — И, предвкушая ответную реакцию, Бейб продолжила: — Уверена, Джейк сможет для нее что-нибудь подыскать.

Лицо Дина Пола не просто изменилось — его будто подменили.

— Джейк?

Можно было почти увидеть, словно на мониторе компьютера, как в его мозгу замелькали грязные сплетни и дурацкие слухи из колонки «Светская хроника. Между строк». На одну долгую секунду он прикрыл глаза.

— Пожалуйста, скажи, что ты имела в виду не Джейка Джеймса.

Бейб усмехнулась:

— Ты все еще питаешь к нему неприязнь, как во времена колледжа? Старая вражда, а?

6
{"b":"884","o":1}