ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Каникулы в Раваншире, или Свадьбы не будет!
Кремль 2222. Одинцово
Питер Пэн должен умереть
Как работать на идиота? Руководство по выживанию
Свидание напоказ
Дочери смотрителя маяка
Непобежденный
Девочка, которая спасла Рождество
Умереть, чтобы проснуться

Взгляд Дина Пола полыхнул негодованием.

— Старая вражда? Эта задница регулярно использует свое телешоу в качестве трибуны для выпадов против меня. И ничего старого в этом нет. — Поколебавшись мгновение, он закончил: — Впрочем, мне не стоит беспокоиться. Он даже не занимает определенной позиции в рейтинге. Само его шоу — это просто шутка.

— Не будь так уверен, — осторожно проговорила Бейб, стараясь не переходить к обороне. — Рейтинг Джейка постоянно растет. На прошлой неделе он вплотную подошел к Си-эн-эн. Телеканалы взволнованы.

Дин Пол раздраженно смотрел на нее и молчал.

Бейб облизнула и без того влажные губы, наслаждаясь его реакцией.

С точки зрения практической Джейк Джеймс был молод, сексуален, нахален — словом, восходящая телезвезда, посягнувшая на лавры Билла О’Рейли. Разговоров по поводу его ток-шоу «На ринге с Джейком Джеймсом» становилось все больше и больше, несмотря на то что оно представляло собой всего лишь скандальный словесный спарринг между ведущим и тем, кто решится выступить против него. Порой, как в случае с Дином Полом и подобными ему персонами, Джейк проводил нечто вроде «боя с тенью», оглашая свое личное мнение прямо в эфире. Причем делал это в такой безобразно оскорбительной и унизительной форме, выставляя напоказ самые интимные стороны жизни героев, что те вынуждены бывали согласиться на участие в шоу, хотя бы для того, чтобы защититься.

В Брауне Джейк, как и Бейб, был чужаком. Он учился там лишь благодаря стипендии. Беспутный сын матери-одиночки, не имеющей никакого образования, он всегда испытывал враждебность и озлобленность к детям из богатых семей, обладавших многочисленными преимуществами и привилегиями. С точки зрения обитателей кампуса, он все студенческие годы был неудачником. Но девушки продолжали влюбляться в задиристого парня из другого мира. Чему немало способствовали легенды о его сексуальной удали. Вообще все, что касалось Джейка, становилось предметом бурных обсуждений: размер его «мужского достоинства», его мастерство в куннилингусе и феноменальная способность сохранять эрекцию на протяжении долгих сексуальных игр. Но что буквально сводило с ума сокурсниц, так это снобизм Джейка, своеобразный снобизм наоборот. Его почти не интересовали сексуально озабоченные девочки с модельной внешностью. Одна из его фирменных отповедей подобным девицам звучала так: «Почему я должен хотеть переспать с костлявой шлюхой вроде тебя, когда в любой момент могу получить настоящие ляжки и попку?»

Джейк имел в виду девочек из «Прелестниц» — местного клуба. Тамошние танцовщицы обожали его. «После тяжелой смены» в объятиях сексуальных извращенцев и пьяных, ни на что не способных хвастунов из колледжа Джейк был для них желанным гостем, хотя не мог заплатить ни гроша. Он был веселым, обращался с девушками по-человечески, как с равными. К тому же с ним они обычно всегда кончали, и даже не один раз.

То, что он имел возможность бесплатного секса со стриптизершами, создавало еще большую дистанцию между ним и остальными обитателями кампуса. Женщин это интриговало. Настоящий «плохой мальчик» и секс-машина в постели? Такие парни всегда займут достойное место. Что же касается мужчин, то они его совершенно не выносили. Джейк для них был всего лишь самонадеянным, болтливым, жалким сукиным сыном. Они приходили в бешенство от его внешности, спортивной фигуры, сексуальной потенции, поражавшей любую девицу… а иногда даже заставлявшей извиваться от страсти.

Между Джейком и Дином Полом разгорелось настоящее соперничество, Бейб никогда толком не могла понять, почему Джейк так ненавидит Дина Пола. Казалось, эта вражда сама себя питает. В интеллектуальном плане они соперничали на занятиях и в различных студенческих акциях. Физически — шли «ноздря в ноздрю» на университетских спортивных состязаниях. А однажды в пять утра, после особенно крутой вечеринки, принц и нищий устроили настоящую потасовку в «Руби» — местной забегаловке.

К чести Джейка, он жил в соответствии со своими громко провозглашаемыми принципами. Он ушел из Брауна и начал работать репортером в одном из местных отделений Эн-би-си. Роскошная внешность и дерзкое поведение сразу сделали его заметной фигурой. Последовательно блистая сначала в программах местного масштаба, потом в региональных, а затем и национальных, он постепенно превратился в корреспондента ленты новостей, пока его не сманили на Эм-эс-эн-би-си вести собственную программу. Видимо, руководство таким образом стремилось «омолодить» канал, привлечь новых зрителей. Задача была выполнена. Аудиторию «На ринге с Джейком Джеймсом» составляли в основном женщины от восемнадцати до сорока девяти. Им импонировал его дерзкий, нагловатый стиль «стоять, бояться» — стиль настоящего мачо. Его появление на экране привлекло интерес издателей. Выход первой книги Джейка с его портретом на обложке — в боксерских трусах, обнаженным по пояс — был тщательно подготовлен, и задолго до официальной публикации она заняла верхние строчки в книжных рейтингах.

Дину Полу похвастать было особо нечем. Годы после окончания университета были в лучшем случае рассеянно-бессистемными. Не слишком успешная работа в адвокатской школе, попытки попробовать себя в качестве актера в Лос-Анджелесе, год лыжного бума в Вайле, восемнадцатимесячное приключение в Европе. Родители взбунтовались и даже пригрозили отказаться от него, когда он решил участвовать в кастинге для «Последнего героя». Дин Пол повиновался, но завис в Лос-Анджелесе, где в конце концов встретил Эспен. В течение многих лет ходили слухи о возможном выходе Дина Пола на политическую арену, даже о месте в конгрессе от Нью-Йорка. Его невероятная харизма вполне могла бы компенсировать отсутствие реальных достижений.

В своей новой книге Джейк написал о любовной истории между Дином Полом Локхартом и средствами массовой информации. Бейб прочла несколько фрагментов в гранках. Это станет настоящей бомбой. В тот момент она испытала странное извращенное удовольствие от нападок Джейка. Но сейчас, стоя здесь, рядом с самим Дином Полом, она почувствовала себя виноватой из-за того, что знает об этой книге. Черт побери! Отчего она испытывает к нему такие сложные чувства? На расстоянии она еще могла его ненавидеть. За то, что именно из-за него рухнули две замечательные дружбы. За то, что он бросил ее так скоро. За то, что был недосягаем во время своих бессмысленных странствий по миру. Но сейчас, здесь, лицом к лицу, она почти готова была все ему простить. Правда, ключевым словом оставалось почти.

— Поверить не могу, что ты встречаешься с этим парнем, — сказал Дин Пол. — Ты могла подыскать себе кого-нибудь получше.

Взгляд Бейб наткнулся на его молодую жену, которая была уже почти совершенно пьяна и хохотала сейчас со своим приятелем из «Реального мира».

— Так же, как и ты.

Дин Пол приоткрыл было рот, пытаясь возразить, но слова застряли у него в горле. Он, вытаращив глаза, разглядывал что-то или кого-то позади Бейб.

— Дин Пол Локхарт, это твоя жизнь, — пробормотал он.

Бейб обернулась.

Это была не Габриэль Фостер. Та была прелестной девушкой, черной американской принцессой с берегов Мичигана. Эта же была как черный сахар. Метаморфоза была полной. Словно гусеница превратилась в бабочку. Девочка из высшего слоя афро-американского общества стала дивой хип-хопа, объектом всеобщего поклонения. Отчаянная, сексуальная, вульгарная — когда хотела такой казаться. Поклонники шептали ей вслед коротенькое слово из пяти букв… икона.

Бейб была поражена тем, как появление Черного Сахарка внезапно растопило холод официального приема, словно кто-то крикнул: «Сибирская язва!» — в переполненном лифте. Явление великосветской стервы с неограниченным бюджетом, одетой соответственно обеим ролям. На ней была длинная норковая накидка, обтягивающий топ, подчеркивающий напряженные соски, пикантные брюки и широкий пояс с огромной пряжкой, на которой переливаюсь бриллиантами слово «Шик», высокие кожаные сапоги и достаточное количество драгоценностей, чтобы оправдать присутствие телохранителя весом в триста фунтов.

7
{"b":"884","o":1}