ЛитМир - Электронная Библиотека

— Дело поправимое, — спокойно сказал Конкэннон. — Я вернусь в Дип-Форк и поищу врача.

Рука, на которую опирался Тюрк, подогнулась, и он упал головой в траву. Конкэннон приподнял его голову, подложил под нее шляпу и сделал вид, что собирается оказывать помощь.

— Расскажи мне об ограблении, Тюрк. И о Эйбе Миллере. Это поможет тебе на суде.

— Ты поганый лжец, Конкэннон. Мне не выжить… Ты это прекрасно знаешь.

— Это еще неизвестно. Я видел немало лошадей, которые выздоровели, хотя ветеринар советовал их пристрелить.

Он разорвал рубаху преступника и обмотал его грудь длинной тряпичной лентой.

— Говори, кто за этим стоит? Кто организовал ограбление? Миллер?

Тюрк произнес грязные ругательства и закашлялся. На его губах появились красные пузырьки.

— Где Миллер? Деньги тебе пока что ни к чему. Но если ты все расскажешь, это тебе зачтется.

— Пошел ты к черту, Конкэннон.

— Но мне все же интересно, почему Крой, Миллер и ты остались здесь, хотя за вами охотилась половина всей полиции штата?

Собрав остатки сил, Тюрк злобно улыбнулся.

— Ах, тебе интересно?

— Да. Я могу оказать тебе услугу, Тюрк. Если ты поможешь вернуть эти деньги, железнодорожная компания будет на твоей стороне.

Тюрк снова выругался в ответ.

— Почему вы не убили меня тогда, в Оклахома-Сити?

Взгляд Тюрка начал угасать.

— Скажи хоть одно: вы угрожали вдове Рэя Алларда, а потом пытались подкупить ее и дали ей две тысячи долларов. Зачем?

Тюрк посмотрел на Конкэннона так, словно упивался одному ему известной тайной. Затем глаза его закрылись навсегда.

Конкэннон выбрался на дорогу и направился в Дип-Форк. И хотя городок был всего в десяти минутах ходьбы, дорога показалась ему ужасно длинной.

Когда он дошел до «Фанданго», то был уже совершенно обессилен. Одежда его превратилась в лохмотья, руки были в крови. Его появление в подпольном баре было встречено кратковременным изумленным молчанием. Он держал в руках карабин индейского фермера; за поясом у него торчал «Кольт» сорок пятого калибра, на лице были написаны усталость и гнев.

Картежники разом перестали играть и рассовали деньги по карманам. В эту минуту в баре слышалось только сопение повара-индейца.

Качая головой, к нему приблизилась Белла Плотт.

— А вы умеете делать сюрпризы, малыш…

— Мне нужен Отто Майер.

Не поворачивая головы, она крикнула:

— Отто, к тебе пришли!

Нефтяник выглянул из-за занавески в углу бара; его обнимала за плечи какая-то девица. Увидев Конкэннона, он сильно побледнел.

— Неужели никто не слышал выстрелов? — сказал Конкэннон, глядя на Майера. — А их было довольно много, и, причем, недалеко отсюда. Но никто, значит, ничего не слышал? И не видел двух незнакомцев, которые приехали сюда днем, чуть пораньше меня?

Отто Майер подошел к Конкэннону так, словно его тянули на веревке:

— Не поднимайте здесь шума, Конкэннон. Вы ведь знаете, что это за заведение…

— Знаю. Если никто так ничего и не вспомнит — завтра здесь будет толпа полицейских.

Игроки попрятали карты и направились к задней двери.

— Ладно, — вздохнул Конкэннон. — Пойдемте в мастерскую. Где ближайший полицейский участок? В Ред-Форк?

Отто Майер нехотя кивнул.

— Кажется, да.

— Отправьте туда кого-нибудь. Пусть они приедут. Белла Плотт в ужасе посмотрела на него.

— Да вы что! Бар, где торгуют виски, на индейской территории! Да они разнесут его в щепки!

— У вас есть целая ночь, чтобы избавиться от вашего виски. Завтра утром я должен поговорить со старшиной.

Конкэннон и нефтяник вышли из «Фанданго» и направились в мастерскую.

— Вы рискуете, — в беспокойстве сказал Майер. — До сих пор в этом баре ни разу не было облав.

— К черту бар! Меня интересует Эйб Миллер! Конкэннон уселся на бочонок рядом с печью и положил карабин на колени.

Майер зажег керосиновую лампу и проворчал:

— Лучше бы я вообще никогда не слыхал об этом Эйбе Миллере! Взрывник он, вот и все, что я знаю. И даже очень хороший. Но в последнее время он начал трусить. А когда это начинается у тех, кто работает с нитрашкой — им недолго остается жить…

«Он начал бояться своей работы», — сказала тогда Мэгги Слаттер… Эйба Миллера мучили кошмары; он хотел подзаработать денег и заняться чем-нибудь другим…

— Как давно вы знаете Миллера?

— Три или четыре года.

— Вы хорошо знали Тюрка и Кроя? Майер, казалось, не понял вопроса.

— Двух убийц, которые вам заплатили за меня? — добавил Конкэннон.

— Я никогда раньше их не видел, клянусь вам. — Он нервно почесал подбородок. — Послушайте, не рассказывайте об этом старшине, ладно?

— Обязательно расскажу, прямо с утра. Теперь скажите, как вы узнали, что там будут индейские полицейские?

Майер умоляюще посмотрел на него, затем обреченно пожал плечами:

— Пока эти двое держали вас в мастерской, прошли слухи, что в городе появились двое конных полицейских. Фермер по фамилии Мак-Фарланд обратился в участок с жалобой. Но вы же понимаете, что мы не можем пустить полицейских, пусть даже краснокожих, в такой городишко, как у нас. Так что я нашел этого фермера и заключил с ним сделку: если он не пустит конных охранников в Дип-Форк, я укажу, где лучше устроить засаду.

— Похоже, вы большой специалист по заключению сделок. Где сейчас эти полицейские?

— Ушли. Индейцы не любят вмешиваться в дела белых.

— Поэтому я и хочу повидаться завтра со старшиной. А теперь, — сказал Конкэннон, ощущая боль во всех мышцах, — я собираюсь поспать.

Он вскоре погрузился в неспокойный сон, лежа в мастерской Майера под палаточным брезентом. Во сне он видел Рэя и Атену Аллард; они смеялись, и он с удивлением отметил, что никогда не видел, чтобы Атена смеялась.

Проснулся он на рассвете. Отто Майер отодвинул засов на двери мастерской и подошел к нему в сопровождении высокорослого полицейского.

— Знакомьтесь: помощник старшины Гарри Вингэйт, — сказал он. — Из участка в Ред-Форк. — И удалился, оставив их наедине. Конкэннон рассказал полицейскому о схватке с преступниками и сообщил все, что ему было о них известно. Поскольку говорили они о вещах, привычных для обоих, беседа шла легко и спокойно. В конце разговора Конкэннон составил краткий отчет и подписал его.

— Вы, наверное, хотите осмотреть трупы?

Вингэйт кивнул:

— После этого вы можете быть свободны. Если будет нужно, мы свяжемся с вами через управление железной дороги.

— У меня к вам просьба, — сказал Конкэннон. — Не трогайте этих индейских полисменов и фермера. Они спасли мне жизнь. Правда, вчера вечером это не входило в их задачу, но все же спасли.

Полицейский улыбнулся и пожал плечами.

— Индейцы не слишком перегружают нас работой. Зато я тут присматривался к бару под названием «Фанданго». Что это за заведение?

— Притон, типичный для таких мест. Хозяйку зовут Белла Плотт. Вероятно, она уже успела спрятать все виски.

Вингэйт холодно улыбнулся.

— Что ж, идемте взглянем на двух ваших друзей.

При дневном свете Тюрк и Крой казались еще мертвее, чем при луне. Полицейский приподнял шляпу Кроя и хмыкнул от отвращения. Затем с профессиональной добросовестностью обыскал трупы и записал все найденные вещи: карманные ножи, табак, дешевые никелированные часы и меньше десяти долларов на двоих.

— Вы уверены, что эти люди участвовали в ограблении поезда?

Конкэннон вздохнул:

— Предполагаю. Но, возможно, я и ошибаюсь.

— Ясно.

Они постояли с минуту, вдыхая холодный осенний воздух и стараясь не смотреть на трупы. У Вингэйта было еще много работы; ему предстояло составить отчеты, начать расследование и организовать похороны. Смерть всегда доставляла полиции много хлопот.

— Вам нравится работа на железной дороге? — спросил наконец помощник старшины.

— В общем, да. Правда, мой шеф не очень-то уживчивый человек. Но вам, думаю, это знакомо.

Оба улыбнулись.

19
{"b":"887","o":1}