ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Практический курс трансерфинга за 78 дней
После
Кодекс Прехистората. Суховей
Влюбленный граф
Nirvana: со слов очевидцев
Астронавты Гитлера. Тайны ракетной программы Третьего рейха
Охота на самца. Выследить, заманить, приручить. Практическое руководство
О чем мечтать. Как понять, чего хочешь на самом деле, и как этого добиться
#Selfmama. Лайфхаки для работающей мамы
Содержание  
A
A

Джейн сидела в маленькой комнате рядом с ванной и читала «Потерянный рай» Мильтона. Время от времени она осматривалась вокруг, словно ожидая, что невидимая рука утопит Дороти в ванне. Но ничего похожего не происходило.

Дороти трудно было судить, что так увлекло Джейн в «Потерянном рае». Сама же она дошла до главы, в которой речь шла об убийстве: жертва тоже погибла в ванной, только бойлер был электрическим. Преступником в детективе был выведен истерзанный ревностью муж кинодивы. Он убил свою жену, соединив напольную решетку перед ванной с током высокого напряжения, под которым находился бойлер. Когда красотка вылезла из ванны, чтобы продолжить греховную жизнь со своими четырьмя любовниками, она замертво рухнула на пол.

Не успела Дороти дочитать главу до конца, как ее пронзила страшная мысль.

Газовый бойлер!

Длинные голубые полоски огня под баком с водой начали на ее глазах сокращаться, пока не погасли. До слуха Дороти донеслось тихое шипение газа, ее чуткое обоняние подтвердило этот факт.

Дороти была уже пожилой дамой, но прыжок из ванны отвечал уровню высших спортивных достижений.

Она хотела громко крикнуть: «Джейн!» – но сумела лишь прошептать:

– Он пришел убить меня.

– Тсс! – сказала Джейн. – Он не должен нас слышать! Он запрет дверь в ванную, когда вы еще будете находиться в ней, или ударит вас и в бессознательном состоянии затащит опять в ванну. Быстро накиньте что-нибудь на себя! – Джейн открыла окно. – Если он придет, падайте на пол. Он подумает, что вы не сумели выйти из ванной. Но перед этим закройте окно.

Прошло около получаса, и случилось все так, как предполагала Джейн. Появился Фишер. Он вошел в ванную. Взглянув на лежащий на полу «труп», он открыл окно и быстро вышел.

Вдохнув свежего воздуха, Дороти напряженно прислушивалась, что будет дальше. Но ничто не нарушало тишину, не было слышно ни крика изобличенного убийцы, ни яростной команды «Руки вверх!».

– Что случилось, Джейн? – Она неуклюже протопала босиком в свою спальню.

Спрятавшаяся за шторой Джейн прошептала, как показалось Дороти, бредовую новость:

– Он замаскировался и наверняка поедет вместо вас на вокзал.

– Как так?

– Он надел ваше пальто, вашу шляпу и взял ваши чемоданы Неплохая идея Позже многие покажут, что видели, как вы уезжали.

– А как же мои деньги?

– Не бойтесь. Мы не упустим его. Теперь самое главное – установить, нет ли у него сообщников. А это можно узнать, следуя за ним по пятам.

– Но после того, как он сдаст чемоданы в камеру хранения, он вернется, чтобы убрать мой труп? Иначе весь его план не имеет смысла. – Дороти вновь оживилась.

Джейн кивнула.

– Так оно, видимо, и будет. После этого мы его и возьмем.

– Вы этого не сделаете! – Активность Дороти приобрела драматические формы.

– Я хочу сама ему отплатить. Я уже сейчас могу предположить, где он хочет навсегда освободиться от меня. Но как бы не так!

Если Дороти приходила в голову какая-нибудь мысль, никто не мог помешать ей осуществить ее, даже Вильямс, который дежурил в коридоре, сидя согнувшись в три погибели в сундуке.

Время до возвращения Фишера тянулось бесконечно долго. Стрелки часов будто прилипли к циферблату. Ровно в полночь, словно по задумке режиссера жуткой драмы (в действительности же часы отставали на двадцать минут) Фишер вернулся.

Он вошел в ванную комнату. Дороти лежала на полу на том же месте, где он ее видел. Сначала Дороти хотела оставить глаза открытыми и остекленевшими, как это бывает у мертвецов, но потом, поборов в себе это желание, решила закрыть их.

Интуиция не обманула Дороти. Фишер поднял ее, поднес к проему в стене, засунул туда и взялся за кирпич и мастерок, чтобы завершить свое гнусное дело.

Дороти не суждено было до конца насладиться своим триумфом, дав себя замуровать, чтобы потом заставить злодея застыть от ужаса.

Шаги в спальной комнате и громовой голос Бейли разрушили ее планы.

Фишер застыл на месте, оглядываясь до сторонам, как затравленный зверь. Бежать было некуда.

И тут Дороти пустила в ход свой последний козырь. Она медленно поднялась из своего склепа и громко сказала:

– Если вы думаете, что я мертва, то здорово ошибаетесь. Такую, как Дороти Торп, никому не удастся заставить замолчать.

Это были ее последние слова, обращенные к Фишеру, и она потеряла сознание.

К своему большому сожалению, Дороти не видела, как арестовали и увели Фишера, как Бейли, узнав, почему она оказалась в бессознательном состоянии в проеме стены, смачно выругался, так, что Джейн покраснела, а она не краснела даже тогда, когда ругались матросы.

Спешно вызвали врача; он сделал Дороти укол, Джейн уложила ее в постель, и Дороти спала сном праведника до утра.

Утром Патриция принесла Дороти завтрак в постель. Он состоял из нескольких поджаренных ломтиков бекона и яичницы. Но хозяйка уже настолько оправилась, что вспомнила о диете для сохранения фигуры.

– Почему ты поджарила мне четыре куска бекона вместо одного? А где моя морковь?

– Я думала, миледи… – пролепетала Патриция. В конце концов все было съедено с большим аппетитом.

– Его повесят! И все же было страшно, – сказала Дороти, явно желая подчеркнуть свои собственные заслуги.

В лице Патриции она нашла участливую слушательницу, и это ей понравилось. Совсем по-другому повел себя Эрвин. Этот нахал явился в черном костюме и с цветами, но не с букетом, а венком.

– Я надеялся возложить его на твою могилу. Жаль. Если бы он тебя прикончил, я был бы единственным наследником. А теперь мне придется делить гроши с тобой.

Часы, проведенные им вместе с карманным жуликом в камере предварительного заключения, значительно расширили словарный запас Эрвина. До этого он не знал, что такое гроши.

Энн была не столь бесчувственной, как Эрвин.

– То, что ты пережила, наверное, было очень страшно, – сказала она с некоторой завистью. – Я была в самых злачных кварталах Лондона, где полно преступников, но мне не пришлось, к сожалению, столкнуться с чем-то сенсационным. Если бы я была на твоем месте, я смогла бы наконец сыграть роль, которая создана специально для меня. Я бы так изобразила мертвеца, что мной восхищались бы все критики.

Вскоре появился Бейли.

Вечерние газеты писали о нем как о самом выдающемся криминалисте современности. Шеф пожал ему руку и заверил, что без него все преступники Англии до сих пор гуляли бы на свободе, а назначение его старшим инспектором – дело решенное.

– Нет, нет, сегодня обойдемся без портера, – сказал он, когда Патриция появилась со своей корзиной. – По такому случаю я принес бутылку французского коньяка от Билла Шеннона.

Когда все похвалили коньяк, Бейли сообщил, что Фишер признался. Как и предполагалось, он был Саймоном Чаком – сводным братом сэра Роберта.

Преследуемый за подделку чеков, шантаж и попытку убийства, Чак вынужден был более тридцати лет назад покинуть Англию. Он продолжал свою старую карьеру в Австралии, но поссорился с одним из своих «коллег по профессии», на которого он, как подозревали, намеревался донести в полицию. Полагали, что он погиб, упав со строящегося моста, но тот, кто помог ему упасть с моста, не подозревал, что Чак был хорошим пловцом и спасся…

Узнав о неизлечимой болезни своего сводного брата, он сфабриковал документы на имя недавно умершего стюарда Вильяма Фишера и вернулся в Англию, устроился садовником к Дороти, чтобы выяснить все необходимое о наследстве и удостовериться, не оставил ли его сводный брат каких-либо изобличающих документов. В старом комоде он нашел несколько пожелтевших писем, уничтожил их и решил убить леди Торп, чтобы стать единственным наследником состояния.

Дороти перебила инспектора:

– Но его бы узнали и арестовали, я надеюсь?

– К сожалению, этого бы не произошло, если бы он, убив вас, покинул Англию,

– пояснил Бейли. – Через два-три года Фишер мог бы заявить о своем праве на наследство через уважаемые адвокатские конторы в Сиднее или Перте и получил бы, конечно, это наследство.

26
{"b":"888","o":1}