ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Эрвин был неисправим. Он воскликнул:

– Могу себе представить, каково ему было, когда вскрыли завещание! Ведь он должен был убить не только тебя, любимая тетушка, а сразу пятерых, включая меня.

– Да, при помощи взрыва в зале. Вас в это время, к сожалению, не было здесь. – В голосе Бейли послышалось сострадание. – Он надеялся одним ударом убить четырех зайцев и остаться не уличенным в преступлении, поскольку доктор Эванс превратил подвал в настоящий пороховой склад. Однако из этого ничего не вышло, и Эванс, который выследил его, поплатился за это жизнью.

– Теперь главное состоит в том, – сказал Эр-вин, – как нам обмануть налоговую службу. Если мы сохраним замок, государство обдерет нас как липку.

– Этого не случится, если мы организуем в замке детский интернат, – торжественно заявила Дороти. – Тогда нам не придется платить государству ни гроша. Я не зря накупила резиновых крокодилов.

Год спустя предсказание Дороти сбылось. Тридцать шесть детей из Ливерпуля, в том числе четверо мальчишек цвета кофейных бобов, плескались в бассейне, построенном на месте бывшего пруда с лягушками.

Патриция стала правительницей, денно и нощно трудилась, совершенно забыв, что она бедная, несостоятельная вдова, ее беспокоило лишь одно: от Дороти, которая где-то в Месопотамии бродила с Эрвином в пустыне и собирала черепки, давно не было вестей.

Как-то июльским дождливым днем к ней заехал Бейли.

– Я хотел узнать, как вам живется, – сказал старший инспектор. Но это была чистейшая ложь. Не говоря уже о портере, Патриция была великолепной поварихой, а Бейли как истинный материалист питал слабость к удовольствиям плотского характера.

Уничтожив жареную баранину с фасолью, он рассказал о телеспектакле, который прославил Энн.

– Вы же утверждали, что она никудышная актриса.

– Это так. Но она великолепный писатель. Это она написала сценарий телеспектакля. Забавная история из нашей жизни. С точки зрения криминалистики – анекдот, но люди смеялись до слез.

– И надо мной тоже? – спросила Патриция озабоченно.

– Над нами обоими больше всего. Особенно над историей, как вы, бедная, несостоятельная вдова, поймали меня, инспектора полиции, как вора в кладовой…

– Но этого никогда не было!

– Почему же? Было. В фантазии Энн. Ведь нельзя требовать от ковра-самолета, чтобы он имел спереди и сзади пропеллер? Не так ли?

27
{"b":"888","o":1}