ЛитМир - Электронная Библиотека

— Вроде да, — ответил мистер Пауэлл.

— Вы говорили, что не «вроде», а совершенно определенно, — чуть повысил тон доктор Бойкот.

— Да-да, так и есть, — поспешил успокоить его мистер Пауэлл.

— Вот и отлично. Вечером обезьяну в цилиндр. Еще раз: уверены, что там совершенно темно?

— Да, шеф. Совершенно темно, движения ограничены, вентиляция нормальная, пол решетчатый, кал и моча не будут задерживаться. Все проверено.

— Хорошо, тогда начинайте. Наблюдения два раза в день, и, разумеется, все детали заносить в журнал. Число суток ежедневно помечать на грифельной доске — доску установить рядом с цилиндром. Это специально для директора. Возможно, он захочет взглянуть.

— А куда его поставить, шеф? — спросил мистер Пауэлл.

— Да куда угодно, лишь бы вы могли как следует присматривать за ним, — ответил доктор Бойкот. — Скажем, неподалеку от вашего рабочего места, только чтобы рядом не было других животных. Должно быть по возможности тихо, и, разумеется, никаких посторонних органических запахов. Сами понимаете, полная изоляция.

— А как насчет центрифуги в четвертой лаборатории, шеф? — спросил мистер Пауэлл. — Сейчас там полно места и тихо как в могиле.

— Пойдет, — согласился доктор Бойкот. — Не забудьте сказать Тайсону о кормежке и держите меня в курсе. Этот опыт дней, скажем… э-э… на сорок пять.

— Пока все, шеф?

— Да, — сказал доктор Бойкот и взялся за дверную ручку. — Но я вынужден заметить вам, Стивен, бак следовало бы вычистить. На дне осадок, а его там быть не должно.

Решение о строительстве Центра жизнеобеспечивающих программ (ЖОП) на территории бывшей фермы Лоусон-парк, на восточном берегу Конистонского озера, было принято в результате продолжительной и ожесточенной административно-политической борьбы.

Как и всякий государственный проект, этот, по сути дела, не подлежал специальному лицензированию, однако Совет графства и Отдел развития Озерного национального парка, опираясь на циркуляр № 100, оказали правительству столь сильное противодействие, что заместитель министра по охране окружающей среды, непосредственно ответственный за реализацию проекта (перед его мысленным взором, видимо, явственно стояла картина того, как ему приходится отдуваться во время дискуссии с оппозицией, которую, того и гляди, затеют на Уайтхолле), не долго думая, вынес решение, что при сложившихся обстоятельствах нельзя обойтись без опроса местной общественности. Опрос продолжался две недели, на протяжении которых проводивший его инспектор (в свободные от службы часы он услаждал себя изучением английской истории семнадцатого века) не раз пожалел, что его, в отличие от мистера Брэдшо, председательствовавшего на судебном процессе Карла I (если только этот балаган достоин называться судебным процессом), не снабдили пуленепробиваемой шляпой. Заместитель секретаря графства подверг министерских экспертов перекрестному допросу, недвусмысленно ставя под сомнение необходимость строительства еще одного государственного учреждения на территории национального парка. Председатель Комитета природных ресурсов, вызванный в суд Отделом развития национального парка, был волей-неволей вынужден давать показания против министерства, в котором лелеял надежду занять пост заместителя министра. Совет по охране природы внес весомый вклад в дело претворения проекта в жизнь, с пеной у рта кинувшись доказывать, что никому, нигде и никогда больше нельзя разрешать ничего строить. Некий мистер Финуорд, отставной офицер торгового флота, проживавший в одиноко стоявшем домике неподалеку от пресловутого Лоусон-парка, пригрозил нанести инспектору физические увечья, если тот посмеет завершить опрос в пользу проекта. А некий мистер Принцбуди, который, кроме всего прочего, утверждал, что, обследовав пещеры в Дербшире, сумел подтвердить истинность теории о заселении Британии семитскими племенами, в доказательство своей точки зрения решил было полностью зачитать сообщение на шестидесяти трех страницах, каковое инспектор счел не относящимся к сути дела и вообще вздорным, после чего мистера Принцбуди с громким скандалом выставила прочь полиция. Словом, скучать по ходу дела не приходилось. Особо любопытную позицию заняло Общество защиты животных, которое во всеуслышание выступило в поддержку проекта, в связи с безусловной пользой последнего для животного мира в целом.

После обнародования отчета и решения государственного секретаря градом посыпались депутатские запросы. «Гардиан» разразилась разгромной передовицей. Конистонское Общество несогласных уполномочило одного из своих юристов, Королевского советника мистера Джеймса Чеффанбрасса (праправнука ученого друга Энтони Троллопа) подробно изучить и отчет инспектора, и постановление Кабинета, с целью поиска оснований для передачи дела в Верховный суд. Министр Харботл (прозванный «Хворь в ботах» за вечные простуды) стойко пережидал эту массированную бомбардировку, терпеливо следя за тем, чтобы на все устные депутатские запросы (в отличие от письменных) отвечал один и тот же из его доверенных Парламентских секретарей, мистер Бэзил Форбс, известный также как «Форбысь-берегись» за его умение редко, но метко выкидывать самые непредсказуемые номера. Когда мистер Бернард Багвош, депутат от Центрального района Озерного Края, в конце концов загнал его в угол, пригрозив поднять вопрос об отсрочке ратификации проекта, Харботл ушел от ответа, причем под более чем благовидным предлогом — он отправился в Восточную Англию с визитом соболезнования к жителям, оставшимся без крова в результате обвала песчаного утеса на побережье. Форбысь-берегись произнес шестиминутную речь, а на следующее утро объявилась очередная палка для битья правительства — публикация давно ожидавшегося отчета Саблонского комитета о государственных расходах на биологические и медицинские исследования, с отдельным разделом, посвященным здравоохранению. Отчет содержал рекомендацию увеличить финансирование этой области ввиду ее приоритетной важности. Получив от казначейства твердый отказ, представитель правительства замялся и завел речь о всестороннем рассмотрении вопроса и о вреде скороспелых решений. Дескать, в данный момент он не в состоянии сказать, будут ли предприняты какие-либо конкретные шаги. После этого псы оппозиции кинулись на него с веселым, заливистым лаем, а поскольку поддержка постановления Саблонского комитета никак не вязалась с дальнейшими нападками на проект создания исследовательского центра, стало ясно, что Хворь в ботах сумел, вопреки всем напастям, преодолеть очередной опасный вираж своей карьеры. Местному оценщику было предписано совершить сделку на землю и постройки, а известная архитектурная фирма «Сэр Конем Гуд, Сын и Хоув» выиграла тендер на проведение строительных работ.

Постройки, что и говорить, прекрасно вписались в пейзаж: склон холма, дубовые рощи, темные кроны сосен и лиственниц, скальные кряжи, небольшие зеленые лужайки, а внизу — светло-стальное озеро с отражающимися в нем облаками. Сэр Конем сохранил в неприкосновенности саму ферму и надворные постройки, превратив их в столовую, зал заседаний и кабинеты постоянных сотрудников. Стены и потолки лабораторий, хирургическое отделение Кристиана Барнарда и конюшни были облицованы местным камнем, а для проектирования зооблока был привлечен лорд Плинлимон, известный фотограф и орнитолог, который создал единое просторное строение, объединившее под одной крышей более двадцати вольеров и помещений, разгороженных на клетки. Центр был открыт в середине лета, под проливным дождем, в присутствии баронессы Хилари Дуб, некогда вершившей все дела в Совете секретарей. Протестующие письма в «Таймс» сначала текли тонкой струйкой, потом капали по капле, а потом и вовсе иссякли.

— Ну а теперь, — сказал новоиспеченный директор доктору Бойкоту, когда на крутой, гладко заасфальтированной подъездной дорожке появились три принадлежащих Центру грузовика, выкрашенных в яркий голубой цвет, — они доставили первую партию собак, морских свинок, крыс и кроликов, — теперь, надеюсь, нас оставят в покое и дадут, наконец, заняться делом. Пока было слишком много эмоций и слишком мало научной беспристрастности.

2
{"b":"889","o":1}