1
2
3
...
34
35
36
...
99

— Добрый день, джентльмены. Рад вас видеть. Как поживаете?

Подняв головы, мистер Уилдайк и мистер Ферз узрели улыбчивого, смуглого, весьма элегантно одетого господина лет сорока пяти, который учтиво помахивал рукой, отягощенной двумя золотыми перстнями с крупными камнями (в другой руке он держал стаканчик с двойной порцией виски).

— Я совершенно случайно услышал ваш разговор, — любезным тоном проговорил господин. — Не имел чести встречать вас лично, однако заочно мы знакомы: я Эфраим, директор филиала „Качественных костюмов“ в Кендале. Мы неоднократно имели удовольствие размещать у вас рекламу, о чем вы, безусловно, помните.

— О, разумеется, — ответствовал мистер Уилдайк, переводя взгляд то на кружку, то, en passant,[3] на светло-серый жилет, украшенный перламутровыми пуговицами и тонкой часовой цепочкой из чередующихся круглых и овальных звеньев. — Очень приятно познакомиться. Вы не откажетесь присоединиться к нам?

Он услужливо отодвинул стул от стола и одновременно на долю секунды встретился взглядом с мистером Ферзом. Взгляд этот говорил: „Надеюсь, вам не надо объяснять, как вести себя с постоянным поставщиком рекламы“.

— Благодарю вас, с удовольствием. Но только на минуточку.

— Мы и сами вырвались на минутку, перекусить и выпить по кружечке. Мой черед угощать… что вы пьете, виски? Прекрасно. Может, свиную… — (Мистер Ферз предостерегающе пнул его под столом ногой.) — То есть тут замечательные бутерброды с курятиной и дивная яичница по-шотландски — вон она, в стеклянной миске… вы что предпочитаете?

— Благодарю, я уже пообедал. А вот выпить за компанию — это с удовольствием. — Когда мистер Ферз шагнул из оконной ниши, где прятался их столик, чтобы еще разок привлечь внимание Джейн, мистер Эфраим продолжил: — Мне, мистер Уилдайк, сейчас пришла в голову одна идейка, которая может оказаться полезной и для моей фирмы, и для здешних жителей, да и развлечение может получиться неплохое. Как я уже сказал, я совершенно случайно услышал, что вы говорите про одичавшую собаку, которая завелась в Даннердейле, и что фермеры, возможно, решат устроить облаву. Идейка такая… да, извиняюсь, у вас сейчас есть время меня слушать? Я вас ни от чего не отрываю?

— Конечно, нет, мистер Эфраим. Так что же у вас за идея?

— О, как вы быстро вернулись, мистер Ферз. Сразу видно, что вы здесь свой человек, а?

28 октября, четверг — 12 ноября, пятница
Чумные псы - i_004.png

— Ну, если бы не мы с Майком, это заведение давным-давно бы прогорело. Ваше здоровье!

— Всех благ! Процветания журналистам! Ну так вот, суть дела в том, что мы хотели бы несколько расширить дело в западных районах, ну, вы понимаете, привлечь побольше покупателей, дать местным жителям понять, что мы за фирма, и прочее в этом духе. Конечно, я понимаю, что овцеводы не такие уж богачи, но все-таки и они теперь тратят на одежду гораздо больше, чем раньше, и мы верим, что дело у нас пойдет. Повышение уровня жизни, вы понимаете, и все такое прочее. Я лично считаю, что мы сами должны сделать первый шаг навстречу овцеводам — показать, что предлагаем им хороший товар за нормальную цену, не жульничаем, словом, что нам можно доверять. Так вот что я придумал: допустим, наша фирма организует эту облаву, а вы обеспечите гласность? Положим, так: мы выдадим по шесть… нет, скажем, по пять патронов каждому участнику, а также предоставим всем — числом до двадцати — подарки от фирмы, на выбор: по две прочные, ноские рубашки или по паре отличных брюк на все случаи жизни. Ну, а того, кто застрелит собаку, мы наградим… только надо придумать, как установить, что это та самая собака… наградим готовым костюмом-двойкой с бесплатной подгонкой по фигуре. Вы сделаете две фотографии — удачливый овцевод пожимает мне руку над трупом собаки и все такое, а? Ну, как?

— Что ж, мне кажется, это как нельзя лучше будет способствовать популярности вашей фирмы, мистер Эфраим. А мы со своей стороны обеими руками за. Надо будет, конечно, обговорить некоторые детали…

— Конечно, конечно. Но мы ведь не собираемся зря терять время, а? Вдруг собака перестанет нападать на овец, или ее и без нас пристрелят (мистер Эфраим сделал выразительный жест рукой). Давайте так: в среду вы дадите материал в газете, в четверг наш мистер Эммер объедет фермы, на субботу все и назначим — я и сам, конечно, там буду…».

— Замечательно, мистер Эфраим! Просто замечательно! Послушайте, а вы не могли бы прямо сейчас зайти к нам в редакцию? Мы бы все обговорили, и наш Боб Каслриг занялся бы материалом. Мы вам его, конечно, покажем перед публикацией…

5 ноября, пятница

— Куда, ты сказал, мы направляемся, лис? — спросил Шустрик, дрожа под холодным вечерним дождем и обнюхивая пощипанную овцами траву, в которой даже в это время года кое-где все еще цвели запоздалый калган и мытник.

Следуя за лисом, Шустрик с Рафом пересекли долину Даннердейл.

— В Эшдейл. Который у Бутерликета. Эй, погодь! Стой!

Лис поглядывал то в одну, то в другую сторону — на север, где в верховьях долины стояла лачуга Лидсов, и на юг, к ферме «Лошадиная» и темнохвойному лесу, посадки которого располагались за фермой на склоне холма. Кроме коров, на глаза им не попадалось ни одно живое существо. Лис осторожно перебежал дорогу перед воротами и загоном для скота, Раф с Шустриком последовали за ним вдоль сухой каменной стены, что шла через пастбище к реке Даддон, шумно журчавшей на камнях в зарослях ольшаника. На берегу реки Раф остановился.

— Вода? Слушай, я говорил тебе…

— Что там? Бывают штуки и похужей воды. Нырнем как утки!

Лис почти грациозно скользнул в воду главного русла, проплыл несколько ярдов и, оказавшись уже на другой стороне, бодро побежал по белым камням к торфянистому берегу.

— Глянь-ка! — окликнул его Шустрик. — Рыба! Большущая!

— Морская форель. Вверх по течению.

Как зачарованный, Шустрик смотрел на радужную форель, которая почти целиком выскочила из воды на мелком месте, а потом вновь ушла на глубину.

— Лис, ты когда-нибудь ел рыбу?

— Ну, дохлую подбирал, какая была выброшенная.

— Дохлую? Где ты нашел ее?

— В мусорном бачке. Идешь или нет?

Стиснув зубы, Раф бухнулся в воду и вскоре был уже на другом берегу. Шустрик последовал за ним.

— Голова моя чисто зонтик, — сказал Шустрик. — Она открывается и закрывается. Сейчас она открыта, только вот одна из спиц поломана. Водичка плещет без умолку и в бошку затекает в щелку.

— Смешной ты, дурень, проку с тебя мало, но вреда тоже нету.

— Спасибо, лис, — поблагодарил Шустрик. — Очень мило с твоей стороны.

Они шли по опушке лесопосадок вдоль подножия Замкового кургана, затем снова повернули к западу, оставив Черную котловину справа.

— Я очень извиняюсь, — пробормотал Шустрик, когда они преодолели почти целую милю и оказались на крутом гребне холма. — Видишь ли, я для этого не очень-то приспособлен. Мучение… нет, помрачение… то есть, я хотел сказать, назначение… ох, запутался совсем! — Он сел и осмотрелся вокруг в угасающем свете дня. — Куда это нас занесло?

— Голая гора. Там, ниже Бутерликета. Потом Эшдейл, сам знаешь.

— И что теперь? — поинтересовался Раф.

— Пересидим — да ноги, а там вниз, за курочкой. С тобой не пропадешь. — Лис восхищенно глянул на Рафа. — Вон, экое брюхо я себе отрастил.

— Хочешь заставить нас ждать? — спросил Шустрик, опустившись задом на мокрый вереск. — Ты бы, лис, лучше спел нам, чтобы время скоротать. Есть у лисов песни-то?

— Бывают. Моя старуха придумала одну славную, только давно это было.

— Твоя мама? Правда? А как называется?

Лис не отвечал. Шустрику припомнилось смущение лиса, когда тому пришлось отвечать на вопрос о его имени, и поэтому он поспешно произнес:

— Славную, а?

вернуться

3

По ходу дела (фр.).

35
{"b":"889","o":1}