ЛитМир - Электронная Библиотека

По данным Министерства охраны окружающей среды, в начале семидесятых годов воздух над страной сделался куда чище, чем был все последние сто двадцать лет; после вмешательства Дигби Драйвера выяснилось, что усовершенствованные отечественные системы контроля за задымлением — безнадежная халтура, а комиссия химического контроля — сборище безграмотных, безответственных бездельников, которых следует немедленно разогнать за полной их ненадобностью. Конечно, ничего даже отдаленно напоминающего законодательную реформу после выступления Дигби Драйвера не последовало. И неудивительно, поскольку британский закон о незагрязнении атмосферы и так являлся наиболее оптимальным и действенным из всех существующих в мире и, соответственно, никак не мог быть усовершенствован. Но дело не в этом. А в том, что тысячи людей страшно переполошились, кинулись покупать «Оратор» и наконец-то осознали, что в этом сложном и противоречивом мире ничего нельзя принимать на веру, особенно утверждение, что бюрократия в центре и на местах сумела за последние пятнадцать лет облагодетельствовать общество, значительно снизив загрязненность атмосферы.

Потом был переполох, когда выяснилось, что свинец губителен для здоровья, — благодатные дни для журналистов, пишущих об окружающей среде! «И чтоб я сдох, — подумал про себя Дигби Драйвер, — если в таком могучем заведении, как этот Центр, не удастся наскрести материала ни на один скандал. Надо только решить, о чем писать — о бедняжках зверушках или о вопиющей халатности. Халатность, пожалуй, понадежнее. Кого в наши дни волнуют бедняжки зверушки, прах их побери? И есть ли в этой чертовой глухомани хоть одна бензоколонка?»

Вторая проблема разрешилась куда быстрее, чем Дигби Драйвер мог надеяться. Проехав с милю за Ньюфилд (где он едва не сбил сначала рыжего кота, а потом одну из овчарок Гарри Брайтуэйта), он снова оказался возле Даддона, стремящего к югу свои шумные, плескучие, отливающие оловом воды. Сразу за мостом, чуть в стороне от шоссе, взору его предстали не только самые настоящие бензиновые колонки, но даже и (если только он не обманулся) самый настоящий сельский магазинчик, доверху набитый печеньем, шоколадками и сигаретами. Дигби Драйвер подрулил к ближайшей колонке, вылез из машины, несколько раз прошелся вдоль парапета над рекой, рассмотрел изображение лосося на стене, а потом дал гудок.

Прибежала Вера Доусон, рассыпая улыбки и извинения.

— Простите, что заставила вас ждать. Я не заметила, что кто-то подъехал, а то бы так не замешкалась!

— Ничего страшного, — отозвался Дигби Драйвер, швыряя окурок через парапет в Даддон. — Кто же станет спешить и суетиться в таком прекрасном месте? Тишина, покой, прямо как в добрые старые времена, а?

— Да, тишины и покоя у нас действительно хватает, — любезно согласилась Вера, свинчивая крышку с бензобака. — Хотя, надо вам сказать, сегодня утром тут был небольшой переполох, — правда, все уже в порядке.

— Что вы говорите! Какой переполох? — Профессиональный инстинкт немедленно заставил Дигби Драйвера навострить уши. — Полный бак, пожалуйста.

— Рано утром к нам на задний двор забрались бродячие собаки и разворошили мусорные бачки, — пояснила Вера. — И одна из них, судя по всему, та самая, которая и так уже натворила здесь столько бед…

— Та самая? А почему вы так решили?

— Ну, они обе были в зеленых ошейниках, а это значит, как все говорят, что они из этого исследовательского заведения в Конистоне. Мы заперли одну в сарае, из Конистона приехал молодой человек, а с ним полицейский. Они и сейчас на заднем дворе, но, к сожалению, собака выбралась наружу и сбежала еще до их приезда.

«Ну и слава богу», — подумал про себя Дигби Драйвер. Но какая замечательная завязка — сразу же попасть в гущу событий!

— Да, и впрямь обидно, — сказал он. — Значит, молодой человек из Конистона приехал зря? Нет, спасибо, масла доливать не нужно. Пять сорок восемь с меня? Сейчас. Вот, пожалуйста, пять пятьдесят; а вот и мои два пенса. Спасибо.

Тут появились мистер Пауэлл и полицейский, занятые разговором с Филлис, которая, как вежливая хозяйка, вышла проводить их до машины.

— …А ежели какой из них опять появится, — говорил полицейский, — или, к примеру, ежели увидите их где, сразу звоните. Позвонить — оно всегда лучше, верное дело. А ежели вы еще их и подманите — конечно, если сподручно будет, — так и совсем хорошо.

— Да, конечно, — ответила Филлис. — Хотя, по правде сказать, лучше бы уж они не возвращались.

Дигби Драйвер с обаятельной улыбкой шагнул навстречу.

— Я только что услышал про эту неприятную историю с бродячими собаками, — проговорил он. — Надеюсь, особого вреда они не причинили?

— По счастью, нет, — отозвалась Филлис. — Правда, они перевернули все бачки и разбросали мусор, но не более того. Эти джентльмены любезно помогли нам навести порядок.

— Вам, полагаю, хотелось бы поскорее отловить этих собак, — повернулся к полицейскому Дигби Драйвер.

— Да, видите ли, бродячие собаки, какие нападают на овец, это дело серьезное. А еще, к примеру, этот несчастный случай со смертельным исходом — совсем уж, знаете, нехорошо.

— Ах, ну конечно. Я читал про это в газетах. — Дигби Драйвер достал пачку сигарет и предложил всем угощаться. Филлис, Вера и полицейский отказались, а мистер Пауэлл воспользовался его любезностью. — А вы, сколько я понимаю, из этого самого научного Центра? — продолжил Дигби Драйвер, щелкая зажигалкой. — Из-за вас вся эта каша заварилась, да?

— Ну, наверняка пока ничего сказать нельзя, — проговорил мистер Пауэлл, действуя в соответствии с предписанной директором и доведенной до него доктором Бойкотом тактикой умолчания. — Сначала я должен по крайней мере увидеть этих собак. Может, они и наши, а может, вовсе и нет.

— А вы разве ее не разглядели, когда она вылезала в дыру? — удивилась Вера. — Белая с черным, похожа на фокстерьера, с ужасным шрамом…

— Вот как раз голову я и не видел, — сказал мистер Пауэлл. — Когда мы вошли, она уже почти вылезла.

— На них обеих были зеленые ошейники, — вмешалась Филлис, — и откуда быть на голове такому шраму, если не от… этой, вивисекции, или как она там называется. Ужасное зрелище, мне даже не по себе как-то стало…

— Я, конечно, не сомневаюсь, что на них были зеленые ошейники, — поспешно подхватил мистер Пауэлл, — однако ведь никто не знает, эти ли самые собаки нападали на овец, а также имеют ли они отношение к этому смертельному случаю. Скорее всего, мы так никогда и не узнаем.

Повисло неловкое молчание. Казалось, все ждали от мистера Пауэлла еще чего-то.

— Ну, то есть я хочу сказать, что сначала надо отловить этих несчастных собак, — заговорил он наконец, — тогда и станет ясно, чьи они и откуда, верно?

— Да… а я думала, если бы из вашего учреждения сбежала собака, ее бы сразу хватились, — проговорила Вера, облекая самоочевидный вопрос в как можно более вежливую форму, — и уж точно определили бы, какая именно собака. Да, а вторая, которую вы не видели, была совсем другого сорта. Большая такая, из беспородных…

Острый глаз и отточенное журналистское чутье подсказали Дигби Драйверу, что мистер Пауэлл, молодой, порядочный, простодушный и недалекий, того и гляди, вляпается — если уже не вляпался. Тут, ясное дело, следовало прийти ему на помощь. Это позволило бы добиться куда большего, чем назойливые расспросы и игра на его замешательстве.

— Да, кстати, — он обворожительно улыбнулся Вере, — вы простите — это я не к тому, чтобы сменить тему, но вы сказали «не видели» — и я вспомнил. У меня в двигателе что-то стучит, но я сам смотрел и ничего не вижу. Обычно-то я вижу любой шум и слышу любой запах и все такое. Так вот… — он обернулся к мистеру Пауэллу, — не могли бы вы, в виде одолжения, заглянуть ко мне под капот и послушать, что это там такое. Вы наверняка понимаете в этом куда больше моего.

Как он и предполагал, мистер Пауэлл ухватил его мысль с полуслова.

— Конечно, давайте посмотрим, — сказал он. — Я, правда, не специалист по двигателям внутреннего сгорания, но…

50
{"b":"889","o":1}