ЛитМир - Электронная Библиотека

— А я нет! От одного его запаха я схожу с ума похуже твоего. Если он снова появится, разорву в клочья!

— Раф, это просто голод…

— Верно, и я намерен кое-что предпринять. Пошли-ка!

— Но, Раф, лис предупреждал…

— Какое мне до него дело! Мы идем есть.

Раф побежал по берегу ручья, затем вышел на дорогу и юркнул под ворота фермы. Шустрик последовал за ним. Под прямым углом к фермерскому дому, образуя как бы одну из стен двора, стоял коровник, из его открытой двери лился электрический свет и слышались человеческие голоса, позвякивание ведер, а также тихий шорох и перестукивание копыт скотины. Очевидно, там заканчивали вечернюю дойку.

— Раф, они ужасно близко…

— Ерунда, они заняты делом и ничего не услышат.

— И наверняка тут есть собака.

— Я тоже собака.

С дальнего конца двора до них доходили слабые шорохи и кудахтанье сонной курицы (ко-ко-ко!), проснувшейся на насесте среди своих товарок. От этих звуков Раф совсем потерял голову. Гремя когтями по смоленой поверхности, Раф пробежал между коровьими лепешками через весь двор, прямо к проволочной загородке курятника. Здесь он остановился, нюхая черный воздух и прислушиваясь к звукам, исходящим из курятника, который возвышался над землею, словно Ноев ковчег над лоном вод.

Шустрик бежал следом за Рафом, быстро шепча ему на ходу:

— Не надо, Раф! Нельзя нам туда ломиться! Лис бы, небось, в щель пролез, выбросил бы нам пару куриц, и мы бы убрались подобру-поздорову. А тут нам конец. Тут тупик, просто ловушка! Умоляю тебя, бежим отсюда и попробуем в другом месте!

— Не бойся! Тут доска болтается, видишь? Я продавлю ее, и ты пролезешь. И сделаешь дело в десять раз лучше поганого лиса. Только живо! Готов? Тогда вперед!

Раф взбежал по деревянным ступенькам и навалился на подпружиненную доску, которая закрывала вход в курятник. Доска подалась внутрь, и Шустрик, как и было велено, пролез внутрь. Тут же вокруг него поднялся жуткий переполох — кудахтанье и хлопанье крыльев, звуки гулким эхом отдавались в проволочных насестах, разбивая вдребезги вонючую темноту. Шустрик ринулся вперед, наугад, наскочил на курицу и тут же перегрыз ей шею, затем швырнул курицу в проем и услышал, как она шмякнулась на землю и бьется в агонии.

— Не могу! Не могу больше держать эту доску! — прошептал Раф в темноте. — Вылезай скорее, а то останешься там взаперти.

Шустрик налег головой и плечом на расщепленный конец доски, и та больно впилась ему в бок. Он налег сильнее. Наконец доска подалась, и он вывалился наружу, сбив с ног Рафа и упав вместе с ним подле горячего, бьющегося тела курицы. Поднявшись, он ухватил курицу поперек шеи, как учил его лис, и побежал прочь. И в это мгновение фермерский двор вдруг залило потоком света. Шустрик уронил курицу на землю и остановился, полный ужаса и растерянности.

Он дико оглядывался по сторонам. Напротив коровника фермерский двор ограждала каменная стена, которая шла до самых ворот, — голая стена, ни единого деревца, ни даже мусорного бака или какой-нибудь старой корзины. Окна дома закрыты, дверь тоже. Стены теперь оказались со всех сторон, кругом электрический свет, и выход для псов оставался лишь через фермерский дом, коровник или выходящие на дорогу ворота. Едва Шустрик сообразил, что к чему, показались двое мужчин с собакой, они вышли на свет из темной теперь двери коровника. У одного в руках была тяжелая палка, у другого — дробовик.

Двор пересекла кошка и, быстро поднырнув под ворота, исчезла во мраке. Раф стоял уже подле Шустрика, в зубах он держал какую-то кость, брошенную, наверное, той самой собакой, что смотрела теперь на них, выглядывая из-за ног людей.

«Больно, наверное, не будет, — подумал Шустрик. — Если повезет, все будет кончено в одно мгновение…»

— Прости, Шустрик, — сказал Раф, не выпуская из зубов своей кости. — Это я виноват.

— Все в порядке, старина, — ответил Шустрик. — Курица, по крайней мере, не в обиде.

Растерянность прошла, и он сам дивился своему спокойствию. Но вдруг, тонко взвизгнув, из темной двери коровника выбежала женщина. Она ухватилась за почти наведенный ствол дробовика и отвела его вверх. Покуда мужчина кричал что-то, зло обернувшись на женщину, та вытянула руку и, указывая на двух собак, разразилась бурным потоком слов, который перешел в испуганные всхлипы и слезы. Затем второй мужчина что-то тихо сказал и кивнул головой, после чего все трое стали отступать, глядя на Рафа с Шустриком круглыми от ужаса глазами. А их собака, которую тут же взяли за ошейник и успокоили командой «Рядом, Джед! Рядом!», чувствуя страх своего хозяина, повернулась и побежала прочь через двор.

Ничего не понимая, Раф оглядывался по сторонам. На мгновение ему подумалось, что, быть может, они с Шустриком уже мертвые, а все происходящее — просто некое видение. Он сделал несколько шагов вперед, и тут же все трое людей, поспешно гремя башмаками по камням двора, отбежали еще дальше. Затем один из мужчин, спотыкаясь на бегу, пересек двор, отпер ворота и широко распахнул их, после чего вернулся к остальным. В ту же минуту женщина, которая кралась вдоль стены к двери дома, быстро щелкнула замком и исчезла в доме.

Раф с Шустриком, ошеломленные так, словно они оба в одночасье оглохли или обнаружили, что в мире начисто пропали все запахи, перебежали двор и выскочили в открытые ворота. Не прошли они и нескольких ярдов по дороге, как вдруг услышали у себя за спиной грохот башмаков. Обернувшись, Раф увидел мужчину, который нес тушку курицы на садовых вилах. Он бросил ее, и та шмякнулась между двумя псами, обдав их запахами сочного мяса и теплой крови. Едва соображая, что творит, Шустрик схватил курицу в зубы и побежал вместе с Рафом во тьму.

Поглядев назад из папоротников, они увидели, что свет на фермерском дворе еще горит, там стоят двое мужчин и, похоже, что-то оживленно обсуждают, а сидящая подле них собака глядит на людей с тем же удивленным выражением, какое написано на лицах ее хозяев.

— Шустрик! Что это ты такое сотворил? Как это у тебя вышло? Никак не пойму…

— Я тоже, Раф! Я удивлен не меньше твоего. Положим, я должен был это сделать, но не знал как.

— Потрясающе! Ты ведь так можешь убить их, сжечь ферму! О-о, ты не так безобиден! Вот уж никогда не думал…

— Курица, Раф! Твоя кость! У нас есть еда! Забудем об остальном — это ведь тоже, тоже потрясающе! Я, наверное, никогда не узнаю, как это вышло. Раф, а ты найдешь дорогу домой без лиса?

— Найду, мне кажется. Если только то место там, а мы здесь. Слушай, Шустрик, я не знаю, что и думать, ты, должно быть…

— Хватит, Раф! Брось ты это. Пошли назад.

Они съели свою добычу без всякой опаски, засыпав все вокруг куриными перьями и закапав кровью, после чего, утолив голод, молча отправились в сторону Зубчатого Края.

18 ноября, четверг

— Ну, понятно, — кивнул Дигби Драйвер. — А Центр, значит, так ничего и не говорит?

— Ничо, слышь, не грит, — подтвердил Деннис Уильямсон. — «Нечего, слышь, нам сказать». Я этого ихнего обормота еще спросил, чего он звонит, когда нечего сказать.

— А он что?

— Что, мол, с вежливости, потому как обещал позвонить. А я обещал, что с вежливости верну им ихнюю псину через окошко, ежели она мне попадется.

— Будем надеяться, что попадется, мистер Уильямсон. Если я правильно понял, вы достаточно тщательно обыскали свой выгон, но собак там не оказалось?

— Ну, так.

— А в старую медную шахту над озером не заглядывали?

— Там, слышь, какой-то зверь был, только поди разбери, собака, лисица или еще кто. Костей понакидано, и запах лисий, верным делом. Только лисица, слышь, она костей бы не натащила. Значит, могло оно быть лисица, а могло и собака. Но даже ежели собака, я туда другой-то раз и не ходил.

— Знаете, если они еще там, я намерен их разыскать. Как думаете, можно бы было…

Во двор к ним из дверей фермы вышла Гвен Уильямсон.

— Мистер Драйвер, вас к телефону.

63
{"b":"889","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Расколотый разум
Призрак
Башня у моря
Самая неслучайная встреча
Узнай меня
«Ничего особенного», – сказал кот (сборник)
Шестнадцать против трехсот
Там, где бьется сердце. Записки детского кардиохирурга
Под алыми небесами