1
2
3
...
82
83
84
...
99

— Алло! Да. Да, я сотрудник Центра. Хорошо, говорите. — Последовала пауза, мистер Пауэлл слушал. — У Могучего? Он мертв? Ясно. Собаки… Что собаки?.. О Господи! Зеленый ошейник? Вы уверены? Теперь он в участке? О Господи! Да, ясно… Ужас-то какой!.. Да, конечно, немедленно. Да, кто-нибудь обязательно приедет. До свиданья.

Стоя с открытым ртом, ошеломленный мистер Пауэлл положил трубку.

— Шеф, — сказал он тихо и хрипло, — я думаю, нам лучше поговорить с глазу на глаз.

Пять минут спустя Дигби Драйвер был уже на пути в полицейский участок.

СТАДИЯ ДЕСЯТАЯ

25 ноября, четверг

ЕЩЕ ОДНА ЖЕРТВА ЧУМНЫХ ПСОВ!

ТРАГИЧЕСКАЯ ГИБЕЛЬ МОЛОДОГО ОХОТНИКА!

ТРУП РАСТЕРЗАН ПСАМИ-ЛЮДОЕДАМИ!

Сбежавшие из принадлежащего правительству Центра жизнеобеспечивающих программ неподалеку от Конистона Чумные Псы, которые вот уже сколько дней держат в страхе всех обитателей Озерного Края, беспощадно уничтожая овец, учиняя набеги на дома и птичники, совершили деяние, которое заставит каждого здравомыслящего британца содрогнуться и задуматься, не вернулась ли эта страна в темную эпоху средневековья. СЛАБОНЕРВНЫМ РЕКОМЕНДУЕМ ДАЛЬШЕ НЕ ЧИТАТЬ!

Вчера в середине дня на дне глубокой лощины у подножия восточного склона знаменитого Могучего утеса, Мекки альпинистов Озерного Края, было обнаружено тело Джефри Уэсткота, 28-летнего банковского служащего из Уиндермира, Вестморленд. Судя по всему, мистер Уэсткот разбился насмерть, упав с высоты около 300 футов, поскольку на траве неподалеку от вершины утеса были обнаружены его бинокль и призматический компас, которые он обычно брал на прогулки по холмам.

ТЕЛО ПОГИБШЕГО БЫЛО РАЗОРВАНО НА КУСКИ И ЧАСТИЧНО ОБГЛОДАНО ХИЩНИКАМИ-ЛЮДОЕДАМИ.

НЕПОДАЛЕКУ НАЙДЕН РАЗОРВАННЫЙ СОБАЧИЙ ОШЕЙНИК ИЗ ЗЕЛЕНОГО ПЛАСТИКА.

Тело мистера Уэсткота обнаружил Деннис Уильямсон, овцевод с фермы «У Языка» в Ситуэйте, который разыскивал среди холмов отбившихся от стада овец. Наш корреспондент Дигби Драйвер попросил мистера Уильямсона рассказать о случившемся. «Около двух часов дня я дошел до Могучего утеса, — сказал мистер Уильямсон, — и вдруг увидел на дне одной из лощин, начинающихся у самой вершины, какой-то темный предмет. День был довольно пасмурный, но, приглядевшись и покричав без всякого ответа, я понял, что на дне лощины лежит человек, мертвый или без сознания. Я прошел до Козьей тропы, спустился в лощину и через некоторое время обнаружил тело. Зрелище, надо вам сказать, было просто ужасное. Я оставил все как было и сразу же отправился в полицию. Дальше пусть уж они разбираются, слава Богу, я тут ни при чем. Такое не скоро забудешь».

Старший офицер Малькольм, которому поручено вести дело, рассказывал нашему корреспонденту: «То, что в лощине был обнаружен разбитый винчестер 22-го калибра, а неподалеку — порванный собачий ошейник из зеленого пластика, заставляет предположить, что покойный пытался подстрелить одного из Чумных Псов, но сорвался с обрыва и разбился насмерть, а тело его сделалось их добычей».

Квартирная хозяйка покойного, миссис Роз Грин, проживающая в Уиндермире, сообщила, что мистер Уэсткот, уходя из дому, сказал ей, что, действительно, собирается выследить и подстрелить ненавистных собак, которые два дня тому назад совершили нападение на его машину на пустынном участке шоссе Грасмир — Кезуик. Особое негодование мистера Уэсткота вызвало то, что собаки напугали миссис Грин и вытащили из машины купленные ею на неделю вперед мясные и прочие продукты, которые и сожрали дочиста.

Миссис Грин, приятная дама средних лет, в беседе с нашим корреспондентом вчера вечером описала мистера Уэсткота как практичного, чрезвычайно целеустремленного молодого человека, умелого и опытного охотника. «Он сказал мне, что не успокоится, пока не выследит и не уничтожит этих ужасных псов, — заявила она. — Как жаль, что ему это не удалось. Я до глубины души поражена случившимся, в особенности потому, что, как мне кажется, в определенном смысле Джефри пошел на это ради меня. Он очень переживал из-за того, что собаки утащили мои продукты, а также из-за того, во что они превратили его машину. Мне будет очень его не хватать. Мы очень сдружились. Он был мне почти как сын».

Руководство Центра в Конистоне отказалось вчера комментировать случившееся. Говоривший от их имени доктор Джеймс Бойкот заявил: «Речь идет о серьезном преступлении, и ни мы, ни кто бы то ни было не имеем право предвосхищать результаты официального расследования. Мы, разумеется, готовы, если потребуется, дать показания следователю; кроме того, мы связались с Министерством. Пока я не могу утверждать, будет ли создана правительственная комиссия, — этот вопрос должно решать Министерство. Мы поражены не меньше, чем все остальные».

Мистер Джефри Уэсткот, трагически погибший охотник, судя по всему, решил сам взяться за дело и избавить графство от кровожадных хищников. Что подвигло его на этот мужественный поступок? Те же побуждения, которыми руководствовались Уильям Уилберфорс, лорд Шафтобери, Флоренс Найтингейл и бесчисленное множество других британских патриотов: он хотел исправить зло и прекрасно знал, что ждать помощи от властей — бесполезно. Кто знает, может, в ином мире тень сэра Уинстона Черчилля, величайшего из англичан, уже пожимает руку этому юноше, павшему жертвой небрежения со стороны властей предержащих, не способных исполнить свой прямой долг. Именно поэтому «Оратор» выходит сегодня с траурной черной каймой на развороте…

— Ловко, ничего не скажешь, — одобрительно заметил Драйвер. — Кто, интересно, додумался до такого милого пустячка? Классно, просто классно…

…и мы гордимся, что тем самым можем отдать дань ПАТРИОТУ. А к тем, кто своим бездействием, своим небрежением к прямому, непосредственному долгу позволил ему сойти в безвременную могилу, мы обращаемся со словами древнего псалмопевца: «Доколе, Господи, доколе?»

— Извиняюсь, мистер Драйвер, сэр, но доколе вам столик-то еще понадобится? — спросила официантка. — Завтрак в десять заканчивается, я тут уже убираюсь.

— Ухожу, Дейзи. — радостно ответил Драйвер. — Сейчас встаю и ухожу. Пою себе и не тужу. «Интересно, — добавил он про себя, покидая ресторан, — пойдет старина Симпсон на слушания в парламент сегодня вечером или нет? Хогпенни будет на брифинге у Багвоша, это уж как пить дать. Позвоню-ка я и попрошу, чтобы кто-нибудь перезвонил мне из кабинета Багвоша в парламенте, как только окончится заседание. Представляю, какую рожу скорчит Бойкот! Ха-ха-ха-ХА! Блоха!»

24 ноября, среда

Полдень. Лис погиб вчера. Еще до рассвета зарядил дождик и продолжался все утро, так что ручьи стали еще более бурными. До собачьих ушей беспрестанно доносились короткие, но бесчисленные чавкающие звуки, исходившие с торфяников и напоминавшие звуки, которые издает губка, когда ее тихонько нажимают и отпускают. От полукруга желтой пены, образовавшегося в месте впадения ручья в Козье озеро, исходил слабый, но вполне ощутимый запах свежести. Туман еще не окутал все вокруг, но завеса его поднялась довольно высоко, клубясь и завихряясь, открывая то вершину Старика, то Лысый холм, то конусообразную макушку Могучего. Крепчающий ветер разрывал тучи, образовывая прорехи, в которые проглядывало синее небо.

— Раф, здесь нам нельзя оставаться. Слышишь, Раф?

— Почему? Тут вроде бы тихо и никого нет. И от дождя есть укрытие.

— Сюда обязательно придут и найдут этого человека. А тут, здрасте-пожалуйста, мы с тобой!

— Мне все равно. Он мне шею поранил. До сих пор болит.

Помотав головой, Шустрик с трудом отделался от звучавшего у него в ушах лая гончих и от вида выпученных глаз лиса.

— Ну, Раф! Как ты не понимаешь? Теперь люди от нас не отстанут. Никогда не отстанут и не уймутся, покуда не убьют нас. Они придут сюда, все, сколько есть. Придут со своими рожками и красными куртками, и мы далеко не уйдем. Они затравят нас и разорвут на куски, как лиса.

83
{"b":"889","o":1}