1
2
3
...
84
85
86
...
99

— Что? Что такое?

— Опять тут проклятая кошка! Я поймаю ее! Откушу ей хвост, вот увидишь!

— Ложись, Шустрик! Спи!

— Да сплю я, не беспокойся. Когда солнце немного опустится, оно светит прямо сюда, видишь, между этими двумя ветками? Ты уж поверь, это самое уютное место в нашем саду. Я рад, что и ты, Раф, здесь. Мой хозяин тебе понравится, он хороший. — Шустрик осторожно полз по щебню, прижимаясь к земле, чтобы не задевать спиной нижние ветки. — Листья поблескивают, когда на них светит солнце. Я, бывало, так и подпрыгивал, когда они слепили мне глаза, а потом привык.

Теперь Рафу и впрямь показалось, что оба они окружены густой темно-зеленой листвой, свисающей на своих коротких, жестких черенках, — кругом кожистые бурые ветви и крупные розовые цветы с пестринками посередке. Но все это он воспринимал как плод воображения, поскольку они как бы ускользали: сейчас здесь, но вот-вот исчезнут совсем, на грани нюха, на закраине зрения, на ненадежном скалистом обрыве, они едва прикрывали камень, словно мелкий и быстрый поток, — а может, они были даже еще более невещественны, словно дым от костра, плывущий над кустами и деревьями в саду. Слух Рафа тоже — или это лишь казалось ему? — затуманился, но при этом слабый, тонкий зов, как бы слуховое воспоминание о человеческом голосе, а не собственно звук, пришел издалека и достиг его ушей, и он вскочил и побежал к выходу из пещеры, откуда исходил слабый мерцающий свет звезд и луны, освещая это призрачное лиственное логово.

— Это всего лишь керосиновый человек, — сказал Шустрик, поворачиваясь на другой бок и устраиваясь поудобнее. — Он обычно приезжает в это время. Чуешь его запах и запах его фургона? Вон как все завонял!

Под сводами витал призрачный запах керосина, неразличимый отчетливо, но несомненно реальный, словно шорох летучей мыши в сумерках. Рафа стала бить дрожь. Его органы чувств, казалось, находятся где-то вне тела. Он слышал звуки проезжающей мимо машины, которая скрылась из глаз где-то за линией горизонта. Над головой Рафа верещала стая невидимых скворцов, которые летели куда-то по своим делам, неощутимая синяя муха уселась ему на ухо, а овальные листья, длинные и блестящие, непрерывно колыхались и шелестели вокруг него.

— Глянь, вон он выходит, — радостно прошептал Шустрик. — Старый коричневый плащ, шарф и прочее. Спорим, по пути он бросит какую-нибудь бумажку в тот красный ящик. Смотри! Да нет, сюда смотри! Видишь его? Давай устроим ему настоящий сюрприз!

Но Раф уже ничего такого не чувствовал. Перед ним лишь слабо мерцали каменные стены и двигалось нечто вроде туманной полосы, которая все приближалась и приближалась, идя через унылую ветреную долину.

— Вон он идет! — снова сказал Шустрик. — Из-за кустов его сейчас не видно, но ты слышишь, слышишь? Сейчас он пройдет мимо нас.

Раф повернул голову, стараясь уловить звуки шагов по гравиевой дорожке, смешанные со слабым шелестом листвы.

— Ох, ушки и усики мои! — прошептал Шустрик, дрожа от радостного волнения. — Идем туда! Ты запросто перепрыгнешь через ворота. Они невысокие, ты знаешь. Главное, не волнуйся, он любит шутки.

Туман уже полностью окутал Рафа. Напрягшись, пес лежал в этой не знающей ни запахов, ни направления мгле, где не было ни верха, ни низа, — пустота, в которой даже капли дождя терялись при падении с неба на землю. Раф открыл пасть, но ни единый звук не нарушил это стоячее безмолвие.

Вдруг лежащий рядом Шустрик дернулся, повалился на бок и, колотя по камням лапами, стал биться в судорогах.

— Раф! Ох, Раф! Это охотник, охотник в красной куртке! Они разорвали бедного лиса на кусочки! Они идут сюда! Идут сюда!

Покуда худой охотник, тяжело дыша, шел на полусогнутых ногах через рододендроны, Шустрик старался поглубже зарыться под бок Рафа, а потом в безумии укусил его за заднюю лапу. Мгновение спустя Шустрик с визгом выбежал из пещеры, прочь от дышащих паром призрачных гончих, которые заполонили всю пещеру, выскочив из дыры в его голове. Пока Раф, бранясь, с окровавленной лапой, поднялся и последовал за Шустриком, тот оказался уже на верхнем краю озера.

Когда, устав, Шустрик наконец остановился подле ручья над фермой «Долгой», он не сразу узнал Рафа и повернулся к нему с оскаленной пастью и выпученными глазами. Раф, еще не вполне отошедший от иллюзии, которой поддался вместе с Шустриком, и от двухмильной погони по склону холма, рухнул на землю, тяжело дыша. Он был на другой стороне ручья, и вскоре Шустрик осторожно перебрался к нему и обнюхал, словно чужого, не сказав ни единого слова. Мало-помалу, словно зрение его постепенно прояснялось, Шустрик возвращался к окружающей реальности — ночь, холмы, журчащий ручей, тучи и звезды на небе. Час спустя два пса поднялись и побрели прочь — беглецы, не имеющие цели, кроме твердого намерения не возвращаться в пещеру.

Вот так и получилось, что когда на следующий день взвод № 7 роты «В» третьего батальона парашютного полка, направленного по распоряжению Форбса найти и уничтожить Чумных Псов, патрулирующий южный и восточный склоны Серого Монаха, обследовал шахту заброшенного медного рудника, то солдаты не встретили там никого, кроме взвода № 9, патрулирующего район Козьего озера, и взвода № 10, прочесывающего участок от Вольного до северного склона Могучего. Таинственные Чумные Псы вновь как сквозь землю провалились.

Для служебного пользования

Директору Центра ЖОП

Ваше секретное распоряжение КАЕ/11/77 от вчерашнего дня, касающееся адресованного лично Вам письма Министра, в котором говорится о необходимости повышения эффективности исследований и, как первоочередной мере, о снижении расходов по всем направлениям, требует от начальников подразделений представить к вечеру два отчета. Первый: об экспериментальных исследованиях и проектах (как текущих, так и запланированных), которые можно было бы сократить либо вовсе снять с рассмотрения. Второй: о возможном сокращении штатов, либо путем перевода в другие исследовательские учреждения, либо путем увольнения. Настоящий отчет касается второго вопроса.

Во-первых, представляется разумным и оправданным сократить сверхштатную должность «ассистента» смотрителя животника Тайсона.

Этот ассистент — местный шестнадцатилетний выпускник школы по имени Томас Биркет, который, в общем-то, случайно был нанят на работу в августе прошлого года по предложению самого Тайсона. Эта должность не значится в штатном расписании, что само по себе может служить вполне достаточным основанием для ее полного упразднения, поскольку это может подставить нас под удар в том случае, если Центр подвергнется какой-либо независимой проверке. В дополнение к сказанному, Биркет ничем не проявил себя за те несколько месяцев, что работал у нас, и представляется, что даже Тайсон не станет сильно возражать при увольнении Биркета. Разумеется, я ничего пока не говорил Тайсону, но непременно побеседую с ним, если предполагаемое увольнение будет одобрено. А поскольку общее сокращение расходов на исследования приведет к уменьшению объема работ у самого Тайсона, сокращение должности «ассистента» можно будет объяснить ему именно этими причинами.

После длительных и обстоятельных размышлений я пришел к выводу, что нам также следует расстаться с младшим научным сотрудником мистером Стивеном Пауэллом. Мистер Пауэлл работает в Центре с начала этого года и зарекомендовал себя как специалист, способный проводить исследования среднего уровня сложности. Едва ли можно утверждать о наличии у него особой склонности к подобным исследованиям, его способности определенно нельзя назвать выдающимися. Так, по меньшей мере однажды, он позволил себе в непозволительно эмоциональном тоне отозваться об одном из планируемых научных экспериментов, впрочем, нельзя не отметить, что случилось это вскоре после того, как он перенес тяжелую форму гриппа. Более того, мистер Пауэлл был замечен в непродуманных действиях в момент, когда сложилась критическая ситуация и, по его собственному признанию, в рабочее время позволил себе распитие спиртного в баре вместе с газетным репортером, когда возвращался из служебной поездки (в каковую ему вообще не следовало ездить). Возможно (в данном случае я отмечаю лишь наличие такой возможности), что именно он повинен в утечке секретной информации. В других обстоятельствах я бы строго выговорил мистеру Пауэллу, но, поскольку это выплыло на свет лишь недавно, мне представляется разумным не делать этого вообще, учитывая предполагаемое решение о его увольнении. Несомненно одно: произошла возмутительная утечка информации, и случилось это вскоре после того, как мистер Пауэлл побывал в баре с газетным репортером, который и является виновником всех наших бед. Разумеется, в случае необходимости я готов обсудить этот вопрос более подробно.

Должен заметить, что мне трудно, даже с учетом того, как должны в дальнейшем развиваться события, продолжить свои предложения по сокращению штатов. Разумеется, вопрос состоит в том, на сколько единиц мы можем рассчитывать по минимуму. В заключение хочу заверить, что свои соображения касательно вверенного мне отдела я готов высказать на собрании начальников отделов, назначенном Вами завтра в 14.30.

Подпись: Дж. Р. Бойкот.

85
{"b":"889","o":1}