ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Как химичит наш организм: принципы правильного питания
Дневник слабака. Предпраздничная лихорадка
Тёмные не признаются в любви
Лживый брак
Траблшутинг: Как решать нерешаемые задачи, посмотрев на проблему с другой стороны
Тайна зимнего сада
Ирландское сердце
Крав-мага. Система израильского рукопашного боя
Актеры затонувшего театра

— Гори твоя мышка ясным огнем! Ты знаешь, куда мы попали? Мы в чистом поле, у всех на виду…

— Раф, я устал. Зря вы с лисом тогда вытащили меня из моей башки. Я бы, может, понял…

Раф укусил Шустрика за заднюю лапу, и тот сонно поднялся, словно встать его заставила не боль, но скорее голод или какой-то далекий звук. Едва сдерживая себя, чтобы не убежать прочь, Раф подталкивал Шустрика, покуда они не приблизились к деревянным повозкам. То были и впрямь весьма странные сооружения на железных колесах, напоминавшие небольшие комнаты или большие клетки, но со скамейками внутри. Дальше Шустрик уже сам побежал вдоль бетонной платформы, но вдруг опять улегся. И в это мгновение Раф ясно услышал звук человеческих шагов по гравию, всего в нескольких ярдах за сараем, и учуял запах табачного дыма.

— Шустрик! Человек идет! Давай, залезай туда, живо! Да, туда, под скамейку, под сиденье — в самый угол!

Устрашающе медленно Шустрик подчинился. Раф тут же прыгнул за ним и, прижав лохматый живот к доскам пола, успел заползти под деревянное сиденье, прежде чем человек в синей одежде вышел из-за угла сарая и, гремя подкованными башмаками по бетону, прошел всего лишь в ярде от них в дальний конец платформы.

— Драйвер-Оратор.

Было еще совсем темно. Голова у Дигби Драйвера трещала. Вчера он на ночь не почистил зубы, во рту был неприятный привкус, и страшно хотелось помочиться.

— Кевин, это Тед Спрингер из «Метеора». Ты что, не рад, а? Слушай, парень, я пускаю тебя по следу. Понял? Прошлой ночью эти псы убрались в Эскдейл.

— В Эскдейл? Где этот чертов Эскдейл, Тед?

— К северо-западу от Даннердейла. Десантники туда уже выехали. С самого рассвета они начнут прочесывать долину. Я подумал, что тебе надо знать это. Я верный друг, да? Все во имя Англии, да? Не забудь обо мне, когда в следующий раз вынюхаешь что-нибудь горяченькое.

— Ты настоящий друг, Тед. Огромное спасибо. Я уже еду. Там и увидимся.

Дигби Драйвер метнулся по комнате, прополоскал рот, сунул туда мятную жвачку, поспешно оделся, накинул теплое пальто и вышел в холл. Там никого не было. Слава Богу, под утро не приморозило. Покуда Дигби Драйвер натягивал грязные резиновые сапоги, которые оставил у стойки для зонтиков (кованое железо, 1890 год), в щель почтового ящика со скрежетом и шорохом протиснулась утренняя почта и бухнулась на коврик. Где-то внизу залаяла домашняя собака, тепленькая и сытая. Дигби Драйвер уже взялся рукой за щеколду, собираясь открыть дверь, но тут его взгляд упал на одно из писем. Адрес был написан незнакомым почерком, просто: «Дигби Драйверу, репортеру „Лондонского оратора“. Озерный Край». Дигби Драйвер взял письмо. Почтовый штемпель был пятидневной давности. Некто фиолетовыми чернилами сделал пометку: «Переслать в Даннердейл», еще ниже той же рукой, но уже красными чернилами: «Переслать в Конистон».

Дигби Драйвер встряхнул письмо, попробовал его на изгиб. Оно оказалось тонким, легким и гнулось во все стороны. На бомбу не похоже.

Дигби Драйвер уселся в холле и вскрыл конверт.

— Ну вот мы и в Эскдейле, и очень даже может быть, и даже скорее всего, нам удастся воочию увидеть финал потрясающей драмы о Чумных Псах, которые последние несколько недель в Озерном Крае у всех в ухе — хаха-ха! — я, кажется, сказал «в ухе» — вот именно! Я — Уильям Уильямсон с Би-би-си, надеюсь, вы знаете меня, со мной тут майор Обри из десантников — ах, простите, Одри. «Пляшет Одри и смеется!» — это я просто кстати, — ну, так вот, мы тут все сильно разочарованы. Майор Одри руководит этой весьма необходимой и волнующей операцией, ему нужно найти и застрелить псов, которые разыгрывают тут сцены в духе ковбойского фильма на живописных холмах Озерного Края, с тех самых пор, как шесть недель назад они сбежали из исследовательского Центра в Конистоне. Как вы себя чувствуете, майор, руководя подобной операцией?

— Это работа, и она должна быть сделана.

— Нет ли у вас ощущения, что вы отважный охотник, который преследует бандитов где-нибудь в Аризоне?

— Ни в малейшей степени. Мне их жаль. Я вообще люблю собак.

— Но не этих же псов, майор? С ними определенно нужно кончать, покуда не случилась еще какая-нибудь ужасная трагедия. Ну что ж, все это очень интересно, спасибо, майор. В настоящий момент люди майора Одри рассредоточились по холмам и пастбищам этой прекрасной долины в Озерном Крае. Сейчас, правда, зима, но в летнее время тут один из самых излюбленных курортов Англии — ха-ха-ха! — и когда мы с вами проедем по этой дороге, вы сами увидите, сколь великолепны эти места. А теперь полное внимание! Чумные Псы могут оказаться, к примеру, вот за этим сараем — давайте посмотрим — нет, их тут нет — идем дальше. Итак, перед нами Дейлгарт, конечная станция узкоколейной железной дороги, а чуть выше находится очаровательный староанглийский поселок Бут. Не знаю, как вы, а я по-настоящему удивлен тем, что вижу у станции поезд, и, очевидно, машинист разводит пары. Я полагал, что эта узкоколейка работает лишь летом для туристов. Ага, сюда идет машинист, надеюсь, он расскажет нам что-нибудь об этом. Доброе утро, сэр… Как вас зовут — Грэм Уитерс, да?

— Ну, вроде того.

— Ха-ха-ха! Человек в этих местах заслуженно известный, да? И вы поведете этот замечательный паровозик? Надеюсь, дорогие телезрители, вы видите свежую краску и начищенную латунь. Очевидно, за поездом отлично смотрят. Так вы сейчас поведете весь этот поезд? Куда же?

— В Равенгласс.

— Это далеко?

— Миль семь-восемь, на другой конец ветки.

— А я вот думал, что эти поезда ходят лишь летом. Ой, как мило! Этот поезд называется «Крисси»! Так, да?

— Верно, «Крисси». Так его все называют.

— А почему?

— Точно не знаю. Так уж повелось.

— Но скажите, почему вы оказались здесь, на дальнем конце ветки, под парами, да еще в конце ноября?

— Вообще-то у нас три паровоза. Их называют «Эск», «Мит» и «Ирт», по названиям трех местных речек, которые впадают в залив подле Равенгласса. Зимой мы ремонтируем их, приводим в порядок. А этот паровоз мы как раз только что отремонтировали, и я решил, что не худо будет прогнать его до Дейлгарта и обратно и проверить его на ходу. Приехал-то я в четверг, но вчера было так сыро и ветрено, что я решил переждать, и перегоню его сегодня.

— Великолепно! И вы, конечно, не видели тут Чумных Псов?

— Нет.

— А если бы увидели? Как бы вы поступили?

— Прокатил бы их на поезде.

— Ха-ха-ха! Отлично! Ну что ж, удача для телезрителей — паровозик «Ирт», он же «Крисси», с минуты на минуту отправится из Дейлгарта в Равенгласс с машинистом-ветераном Грэмом Уитерсом в кабине. А теперь мы с вами отправляемся в долину Эск, как видите, здесь действуют отряды десантников — так называемые «Красные дьяволы». Две роты десантников двигаются навстречу друг другу с разных концов долины. А у нас над головой вы видите вертолеты военно-морского флота, патрулирующие склоны холмов с обеих сторон, и теперь я, как, надеюсь, и вы, совершенно уверен в том, что наконец-то Чумным Псам приходит конец. Если нам повезет, мы, возможно, даже увидим, как их застрелят. А вот один из десантников, его имя…

— Рядовой Лоус, сэр.

— Как вам нравится эта операция?

— Ну, то есть, как на работе, да, если ты на работе, то есть, работа есть работа, да, если вы меня понимаете. То есть, ну, работа, да?

— Да, конечно! Насколько я понимаю, вы ищете псов под берегом реки, да? Вы должны их поднять, да?

— Да, то есть если увидим, что это те псы, да, ну, и сообщить своему командиру, да, понимаете, что я хочу сказать, эти псы, то есть…

— Вы знаете, как они выглядят?

— Ну, да, то есть псы эти, они, понимаете, псы и есть, да?

— А теперь смотрите, по дороге сюда приближается великолепный лимузин, я думаю, это… да, я прав, так оно и есть! — это Министр Уильям Харботл собственной персоной! Посмотрим, не удастся ли нам перемолвиться словечком. Доброе утро, мистер Харботл. Уильям Уильямсон, телекомпания Би-би-си. Не могли бы вы поделиться со зрителями своими соображениями об этом деле?

90
{"b":"889","o":1}