ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Она с гримасой отвращения посмотрела на тело Застроса. Почти каждая кость или сустав были сломаны или повреждены, по крайней мере, хоть один раз в жизни, не говоря уже о бесчисленных шрамах, рубцах, швах. Находиться в таком теле, особенно в дождливую погоду, было мучительно.

Отдышавшись от упражнений, она направилась в ванну, и наполнив бассейн, начала мыть свою гладкую белую кожу, рассматривая свое лицо в зеркале из полированной стали. Прикрыв глаза, она попыталась вспомнить свое лицо — лицо и фигуру, в котором она была рождена сто лет назад. На что это было похоже?

Кивнув, она прошептала сама себе:

— Оно было темноволосым тоже… я думаю. Христос, чертовски трудно вспомнить, когда пришлось сменить более пары дюжин тел с того времени, нет, больше, около тридцати или даже больше.

Иногда я чувствую себя проклятым вампиром. Если бы мы только заполучили одного из этих мутантов, то нашли бы, какие факторы обеспечивают их регенерацию. Если бы я придумала, как заполучить этого Милона… хм-м-м.

Напевая, она надела платье на голое тело и вышла в другую комнату, присела на колени перед одним из разукрашенных ящиков. Положив свои изящные руки на крышку, она вытянула пальцы и нажала на восемь металлических выступов в замысловатой последовательности.

* * *

Раньше, этим же вечером, маленькая лодка причалила к хорошо замаскированному укрытию, и плотно закутанный человек вышел на берег, сел на ожидавшего его коня и исчез в темноте.

Главный лагерь охраняли наиболее доверенные воины стратегоса Гравоса.

Когда всадник, прикрывавший лицо, подъехал к охране, он свесился с коня, прошептал несколько слов офицеру, и тот немедленно пропустил его. В основной комнате Гравос и семь других тохиксов негромко совещались.

Когда вошел девятый человек, Гравос повернулся к нему и обменялся несколькими словами. Затем новоприбывший сбросил плащ и подошел к столу.

Гравос постучал по столу, остальные дворяне прекратили беседу и повернулись к нему.

— Джентльмены, я объявляю совет тохиксов открытым. Думаю, что многие из вас знают капитана Вахроноса Макроса из Лофосполиса. Это у него хватило смелости взять на себя миссию, о которой я говорил вам раньше. Он только что вернулся из лагеря Верховного Владыки Милона и короля Зеноса, где действовал по моему поручению.

Но пусть он сам расскажет.

Маврос выглядел раза в полтора старше своих тридцати лет. Его мрачное, но симпатичное лицо осунулось от усталости и нервного напряжения, но голос звучал уверенно.

— Господа, я провел вторую половину дня и ранний вечер вместе с Верховным Владыкой Милоном, королем Зеносом, Морским Владыкой Александросом и тохиксом Джефри из Кимбухлуна, хотя говорил все время Верховный Владыка.

Он заверил меня, что ни один человек или группа не подвергнутся атакам, если будут двигаться на юг. Более того, если они будут двигаться по главной торговой дороге, то он установит для них указатели к неотравленным колодцам.

Верховный Владыка подтвердил, что ему не нужны ни наша армия, ни запасы, ни вооружение. Мы можем забрать с собой все, что принесли. Он требует только выдачи короля и королевы.

— Ха-ха! — перебил его тохикс из Эпотисполиса Манос. — Он весьма заинтересован в этой парочке, скатертью дорога этому дерьму!

— Да, — согласился Гравос.. — Мы сделали ошибку, поставив на Застроса, но никто из нас не мог предположить, что он так изменится за три года изгнания. Теперь мы знаем, и надеюсь, еще не поздно освободить наши земли.

В разговор вступил тохикс Вахос.

— Я всегда действовал заодно с большинством — всем это известно, но я еще тогда говорил, что тот Застрос был не Застрос. Герцогства наших отцов были рядом. Застрос последнего года не тот, которого я знал всю жизнь.

— Может быть, так оно и есть, — согласился Гравос. — Милон хочет выдачи короля и его ведьмы-жены. У него небогатый выбор, мы можем продолжать сидеть здесь, пока люди будут дезертировать по одному и целыми подразделениями, до тех пор пока не сдохнем от голода и болезней, или можем предпринять самоубийственную попытку атаковать этот мост, хотя, по моему мнению, заколоться мечом проще и легче.

— Я предлагаю оставить Застроса и его жену нашему уважаемому врагу и, забрав лошадей, вернуться домой. У нас там много работы. Что скажешь, Совет?

Семь «да» были ему ответом.

— Так, с этим решено, — Гравос перешел к следующему вопросу. — Кто будет править вместо Застроса? Любой из нас имеет равные шансы занять трон Дракона. Но выдержит ли Южное Королевство еще несколько лет гражданской войны? Я думаю, нет.

Оглянитесь, джентльмены. Наш Совет когда-то насчитывал тридцать два человека, включая Застроса. Нас осталось всего девять. Если молодой Викос благополучно вернулся домой, то во всем Южном Королевстве всего два живых тихокса.

Что дальше? Двадцать тохиксов — почти две трети нашего Совета — погибли в бессмысленной борьбе.

Я говорю: хватит! И если мы выберем одного из нас королем, как долго он протянет, пока кто-нибудь из нас не займет его место?

Послышались одобрительные голоса.

Тохикс Вахос задал вопрос:

— Но что делать, Гравос? Наше Королевство должно иметь сильного правителя, но тиран, подобный Гномосу и его сыну, вызовет новое восстание.

— Верховный Владыка Милон, правитель Кенуриос Элас, Каролиноса и Кимбухлуна предложил, чтобы тридцать три герцогства Южного Королевства стали полноправными членами его Конфедерации. Все дворяне сохраняют свои земли, города, права, титулы, только военную клятву будут приносить ему, у нас не будет короля. Каждый тохикс будет губернатором своего герцогства по поручению Верховного Владыки.

Он сам или его эмиссары каждый год будут встречаться с полным Советом по всем вопросам.

Первым, кто высказался, был Манос:

— Что будет с нашими армиями?

— Конечно, мы будем поставлять людей для армии Конфедерации и готовить, и обучать новобранцев. Ни один дворянин не будет лишен личной охраны и небольшой дружины, но большая часть армии должна быть распущена.

Манос закивал.

— Отлично. Дайте человеку маленькую армию, с которой он сможет играть, и все будет в порядке. Я больше предпочитаю видеть своих людей за плугами. Я согласен, Гравос.

В течение часа вопрос о правлении, который был предметом раздора в течение тридцати лет, был решен. Встреча тохиксов закончилась, и они разошлись отдавать приказы войскам, договорившись о встрече у палатки Застроса.

* * *

Лили вынула передатчик, присоединила его к источнику питания и к антенне, которую она, будучи в теле Застроса установила в высшей точке палатки. Затем она подключила микрофон и настроилась на нужную волну. Она знала, что никто не помешает ей. Застрос находился в трансе, и только ее голос и известные ей ключевые слова могли вывести его из этого состояния.

Охрана не будет заглядывать в палатку до пересменки, а это не менее двух часов.

Она нажала кнопку вызова. Сразу же из приемника послышался мужской голос:

— Это Центр им. Дж. и Р. Кеннеди. Кто вызывает?

— Доктор Ландор. Это доктор Ландор Лилиан. Кто из членов палаты дежурит сегодня ночью?

— Мэм, доктор Краули. Хотите говорить с ним?

— Конечно же, я хочу говорить с ним, идиот. Да, секундочку, я имею такое же право на титул «доктор», как и любой из членов палаты. Если я услышу от тебя это «мэм», то следующие десять лет ты проведешь в теле какого-нибудь крокодила. Быстро соединяй меня, проклятый шовинист!

Мужчина извинился, наступило молчание, в течение которого она нетерпеливо ерзала.

Из передатчика послышался голос.

— Это Бад Краули, Лили. Что тебя беспокоит на этот раз?

— Доктор Краули, — холодно ответила она. — Я предупреждала вас с самого начала о рискованности этой затеи. Итак, армия находится на берегу реки Литл Пи Ди, к западу от океанских болот, и не может ни шагу ступить на север без помощи Центра.

— Какой помощи, Лили? — спросил Краули.

28
{"b":"891","o":1}