ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Мора вздрогнула.

— Поэтому ты думаешь, что харцбурцы объявят войну Конфедерации?

Милон покачал головой.

— О, нет, не этот старый хитрый канюк. Его зовут Лисьим Королем не зря, однако, и он не совсем понимает принципы Конфедерации.

— Как ты знаешь, Кимбухлун и Баймбизбурк имеют пограничные разногласия, которые длятся десятилетиями, небольшие затруднения с Питзбурком, и никто никогда не слышал о спорах с Йоркбурком, хотя все три противника — хорошо известные союзники Харцбурка послали герольдов к Герцогу в Йоркбурк, объявив войну и вызвав на бой весной, когда происходят большинство войн в Срединных Королевствах.

Герцог и я считаем, что за этими вызовами стоит Харцбурк. Мора качнула головой.

— Но почему король Кал не воюет с Кимбухлуном сам, если его люди такие воинственные?

— Во-первых, — сказал Милон, — потому что он не такой благородный и бесхитростный, как ты, любимая. Во-вторых, если он открыто нападает на меньшее государство, его противник — Питзбурк, нападает на него.

— О, так Питзбурк сам союзник? — спросила Мора и сама ответила. — Конечно, они первые же послали вам войска.

— Нет, — терпеливо объяснял Милон. — Питзбурк послал нам войска, потому что мы хорошие покупатели. Питзбурк союзник нам не больше, чем Харцбурк.

Нахмурившись, она покачала головой и сказала:

— Извини, Милон, я просто не понимаю всего этого. Если Питзбурк нам не союзник, то зачем ему нападать на Харцбурк?

Милон приподнялся на руках.

— Хорошо, детка, ночной урок будет посвящен Срединным Королевствам. Эти земли ограничены на юге рекой, которую мы называем Ворихис, на западе Ээрийским морем, на севере Черным Королевством и…

— Милон, хватит! — вспыхнула она. — Прекрати дразнить меня и ответь на мой вопрос.

— Я и делаю это, женщина, не перебивай меня. До разрушений, вызванных Великим Землетрясением триста пятьдесят лет назад, Срединных Королевств было три: Харцбурк на юге, Питзбурк на западе и Ээрия на севере. После землетрясения и вызванных им несчастий и отхода больших участков от Харцбурка к Ээрии, эти королевства превратились в мешанину из мелких демонов, которые мы наблюдаем сегодня.

Не имея существенных разрушений, Питзбурк быстрее оправился и не только восстановил порядок на территории, подвергшейся разрушению, но и захватил добрую половину Харцбурка. Напуганная растущей мощью и размерами Питзбурка, Ээрия через десять лет соединилась с незахваченной частью Харцбурка, объединенные армии отбросили силы Питзбурка назад.

Осада длилась около двух лет и могла завершиться успехом, если бы одновременно не произошло несколько вещей. Опустошая деревни, осаждающие стали страдать от недостатка пищи и сражаться друг с другом, но питзбуркцы были в таком плохом состоянии, что не смогли воспользоваться ситуацией и снять осаду. Затем армия с севера Ээрийского моря осадила Ээривурк, в то же самое время вспыхнуло большое восстание в Харцбурке, и обе армии отправились домой.

Король Питзбурка умер во время осады, и только наличие общего врага заставляло дворян держаться вместе. Как только враг ушел, Западное Королевство потеряло все свои связи.

И что мы имеем сегодня? Осталось только два настоящих королевства. Ээрия стала республикой. Но даже весьма уменьшенные в размерах Харцбурк, Ээрия, Питзбурк все еще являются самыми сильными государствами в Срединных Королевствах. Затем идут великие герцогства. До присоединения Кимбухлуна к нашей Конфедерации их насчитывалось шестнадцать, но все оставшиеся так или иначе связаны с Большой Тройкой. Затем идут разные мелкие государства, и некоторые из них действительно мелкие, Мора, но это независимые государства, и большинство управляется наследственным дворянином.

Мора тяжело вздохнула и устало сказала:

— Муж мой, когда ты объяснишь, почему Питзбурк нападает на Харцбурк, если Харцбурк нападает на Кимбухлун?

Пропустив ее вопрос мимо ушей, он продолжал:

— Ты и многие Эллинойцы были в ужасе от того, что гражданская война, которая опустошала Южное Королевство, длилась пять лет. А иногда то же самое происходит в Срединных Королевствах уже свыше трехсот лет?

— Но это разные вещи, Милон, — возразила Мора. — В конце концов Южное Королевство — это эллинойское, цивилизованное государство, тогда как Срединные Королевства — это агрегация воинственных варваров, не многим культурнее горцев.

— Неверно, — отпарировал Милон, — прежде всего, несмотря на то, что народ, Срединных Королевств и народ горных племен одной расы, между ними огромная культурная пропасть, и фактически это вы, эллинойцы, чья культура ближе всего к горцам.

Мора села, сверкнув черными глазами.

— Это уж слишком, даже для тебя, Милон.

Он поднял руку в мирном жесте.

— Успокойся, дорогая, дай я объясню. То, что я сказал, не совсем верно сейчас, но было верно триста лет назад. Почему, ты думаешь, я направил племя сюда, а не в Срединные Королевства или в Черные Королевства или в Кенуриос Македонис? Потому, что в военном деле и в других аспектах культура южных эллиноицев была статичной культурой, а культура горцев — нет. Он также сел.

— Мора, многие из моих людей считают, что я несправедливо преследую эллинойскую церковь. Это преувеличение. Я не преследую ее вообще, я просто стремлюсь ослабить хватку, которой она держит эллинойцев долгое время. Как религия любого сорта, она по своей природе наиболее консервативна. Вот почему, когда я дал предкам Конных Кланов их законы и религию, я сделал это таким образом, что церковной касте было трудно развиться.

Ваш культурный апогей был достигнут около двухсот лет назад, и вы находились на том уровне до прихода Конных Кланов. Средний эллиноец рождается консерватором. Что было хорошо для прапрадедушки, то достаточно хорошо и для меня. Созидательная способность твоих людей была похоронена этой привычкой и стремлением эйдревсов объявить дьяволом любого человека или вещь, которую они не в силах понять.

Она сердито хлопнула себя по бедру.

— Это неправда, и ты знаешь это. Если наш народ… мой народ… потерял созидательность, то откуда пришло наше искусство, наша музыка, наша литература, наша архитектура? Даже дворец, в котором ты сидишь, оскорбляя нас. Большую часть его Деметриус построил как раз перед вторжением твоих варваров. Постарайся понять меня, я не испытываю много любви к церкви или эйдревсам — чернорясным хищникам! Знаешь, как они испытывают подозреваемого Бессмертного? Они отрубают руку или ногу и погружают обрубок в кипящую смолу. Затем они помещают неудачника в темницу на пару месяцев, чтобы посмотреть, отрастет она или нет. Нет, я не буду жалеть, если эйдревса в Конфедерации зажарят заживо, но я не хочу, чтобы клеветали на мой народ.

— Мора, — сказал он настойчиво. — Твой гнев не к лицу тебе. Перестань думать как эллинойка, постарайся мыслить более широко. Думай, Мора, думай!

Твои художники все дворяне, этот класс известен своим атеизмом. Нет, это бедняки, которые более религиозны и которые составляют подлинную силу Церкви. Когда кто-нибудь из них изобретал что-нибудь новое? Какое-нибудь приспособление, которого не было у его прапрадедушки?

Он замолчал, ожидая ее ответа, но не дождался.

— Что произойдет, если корикос изобретет и сделает простое устройство, приводимое в движение мулом, для поливки полей? Каким будет вознаграждение для аграрного гения? Будут ли его соседи ломиться к нему в дверь, чтобы он показал им, как строить и использовать его изобретение? Ответь мне, жена!

— Черт тебя побери, Милон, ты сам знаешь, что случится с незадачливым изобретателем, — прошипела Мора. — Эйдревсы будут пытать его до тех пор, пока он не сознается в своих сношениях с Сатаной… или умрет, затем они сожгут его вместе с изобретением.

— Точно, — кивнул он. — Что действует весьма сильно на ум этих земельных рабов. Но церковники не волнуют меня. Я изобрел такую машину и покажу ее на следующей уборке.

— О, Милон, — взмолилась Мора. — Не конфликтуй с церковью. Ты же знаешь, что они сделали с водяной мельницей, которую ты построил прошлым летом. Они убили бы всех мельников, если бы моя охрана не поспела вовремя.

33
{"b":"891","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Темное дело
Тетрадь кенгуру
Дори и чёрный барашек
Lagom. Секрет шведского благополучия
Сестры ночи
Мне снова 15…
Провидица
И вдруг никого не стало
Молёное дитятко (сборник)