ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Среди тысячи лиц
13 минут
Одиноким предоставляется папа Карло
Сущность зла
Книга воды
Моя сестра
Эринеры Гипноса
Князь Пустоты. Книга первая. Тьма прежних времен
Последний Фронтир. Том 1. Путь Воина
A
A

— Капитан Зараминос! — рявкнул Милон. — Вы должны принести извинения капитану Маю.

— Да, — согласился черноволосый офицер. — Я сделаю это, особенно потому, что большая часть сказанного им правда. Как класс, наши вельможи стали слишком мягкими, цивилизованными. Больше того, многие из нас знают это и презирают себя за то, что мы не похожи на наших предков, и поэтому нам приходится нанимать для своей защиты таких людей, какими нас следовало бы быть самим. Что-то, лорд Милон, должно быть сделано, чтобы изменить это поколение.

Милон кивнул.

— Что-то будет сделано, если Королевство переживет то, что надвигается. Капитан Маклауд, мне нужны десять ваших лучших всадников и двадцать два — самых лучших, самых быстрых коня. Вы и этот десяток выедете в течение часа без доспехов, луков и копий, только сабля, кинжал и шлем. Жду Вашего доклада.

— Капитан Май, как только я разошлю гонцов, мы с Вами поедем в лагерь короля Зеноса.

— Капитан Зараминос, пусть Ваши саперы определят, сколько нужно времени, чтобы сделать мост частично или полностью непригодным для переправы.

— Капитан Хеллун, передайте командование хорошему офицеру, наденьте меч, кинжал и шлем, возьмите моего жеребца и пару хороших подсмен. У меня для Вас есть очень важное поручение.

Примерно около часа спустя Милон сидел, сжимая кубок и вытянув обутые в сапоги ноги, в надежде, что он принял наилучшее решение. Если да, то много тысяч человек умрет до конца лета. Если нет, то будут годы несчастий, страданий, смерти по всему сильно изменившемуся побережью того, что некогда называлось Северной Америкой. Почти сто лет его надежд, мечтаний и планов превратятся в ничто. Все то, что останется ему, Море и Альдоре, — это вернуться в прерии, где до сих пор бродяг кланы сородичей, или взять корабль и скитаться по свету, как он скитался в одиночку почти два века.

Он перебрал в уме свои приказы Маклауду и двум сопровождающим к лорду Габосу, стоящему с главной армией в западных горах. Стратегосу было приказано состряпать какое-нибудь перемирие со своими противниками — непрочным союзом хищных горных племен, столь же склонных драться друг с другом, как и с кем-либо другим, — снять лагерь и идти прямо в Кенуриос Афинос, через Таласполис, чей гарнизон из свободных воинов он должен влить в свои силы. В столице ему нужно будет переформировать войска, которые Мора сможет наскрести, а затем, и как можно быстрее, присоединиться к Милону.

Два члена клана были направлены в Эхлаис с сообщением для Кука, чтобы тот отправил всех горожан на защиту стен столицы, затем взял каждого, кто способен держать оружие, скакать на коне и рубить мечом или натягивать лук, взял каждого кота прерий — взрослого и обученного для боя, и мчался к нему. А старых, увечных и кормящих котов отправил охранять стада.

Остальные пять человек были направлены в бывшие города Зеноса, которые, как знал Милон, содержали большие гарнизоны, чтобы забрать эти войска и вернуться с ними как можно быстрее.

Туш Хеллун был послан в Кимбухлун — самое южное из Срединных Королевств и старый союзник Кенуриос Элас. Он имел полномочия набрать любую когорту пеших и конных, с какими встретится. Торговаться надо было поменьше, и Милон несколько раз подчеркнул, что в этом случае количество намного важнее качества.

Он отослал Альдору и ее телохранителей в столицу. Несмотря на все свои недостатки, девочка была хорошим администратором и, разумеется, Мора нуждалась в ней.

С наступлением темноты Милон послал улана предупредить Зеноса, что он и Май сейчас приедут. Никому не было бы легче, если бы Мая убил сверхбдительный часовой. Они были встречены на южном конце моста тоиксом Ссрбикосом и почетным караулом — из его Каролиносских улан, которые проводили их до холма, на вершине которого стоял большой новый шатер Зеноса, одолженный у Милона. Там их ждал король Зенос, здоровенный Коллис Гримос и запах хорошего вепря, которого Гримос лично убил возле реки.

Спешившись, Милон сразу напрямик сказал:

— Ваше Величество, господа, я привез новости, имеющие боль шое значение для всех нас. Я бы предложил сперва поговорить, потом пообедать…, если у кого-нибудь еще будет аппетит.

Когда Милон и Май кончили, наступила тишина, пока слушавшие переваривали ошеломляющие новости. Затем Гримос, ненавидяще глядя на Милона, прорычал:

— Это все твоя вина, проклятый варварский выскочка! Если бы ты не задумал аннексировать лучшую часть наших земель и припереть нас к стенке, ничего подобного не случилось бы. Если бы я знал, что смогу убить нечестивую тварь, вроде тебя, клянусь Иисусом, мой меч сию же минуту очутился бы у тебя в брюхе!

Король Зенос грохнул кулаком по столу, его лицо потемнело от гнева.

— Хватит, чертов дурак Гримос, я сказал: хватит! — утихомирив Гримоса, он отрубил:

— Сейчас не время обвинять друг друга и растравлять старые раны. Я по крайней мере признаю тот факт, что мой отец, и я, и ты унаследовали соответствующие результаты жадности и дву личности моего деда. Тот ье оставил Кенуриос Элас никакого пыбора, кроме как нейтрализовать угрозу, каковую при нем по стоянно представлял собой Каролинос.

Но это мертвое прошлое. Мы должны смотреть в будущее, а никакого будущего не будет ни у кого из нас, если мы не сумеем остановить короля Застроса, а мы не сможем сделать это, если не будем заодно с лордом Милоном С этого момента мы союзники. Пусть подают мясо. После этого мы обсудим стратегию, и я отдам приказы тебе и Сербикосу.

* * *

К полудню следующего дня небольшой обоз Каролиносских войск катился на север через мост. Вскоре за ним последовали колонны пехотинцев, небольшое количество кавалеристов и несколько конных офицеров.

Юный король Зенос, взяв сотню улан, направился на юг и запад в горы заверить своих родственников — его мать и бабушка были дочерьми вождей могущественных горных племен, — что он жив, предупредить о приближающейся опасности и приготовить их к встрече беглецов из низин, которые вскоре будут искать убежище в их владениях. Он и Милон согласились, что горцы будут ценней в военном отношении, если останутся и будут действовать рядом с домом, беспокоя Застроса на западном фронте, задерживая его продвижение, убивая оставшихся и разведчиков, и нападая на небольшие отряды. В общем, делая все, чтобы хоть немного выиграть время.

Гримос и два десятка офицеров, взяв подразделение кавалерии, отправились на восток, предупредить обитателей городов, поселков и деревень, чтобы те, взяв животных и ценности, поднялись в горы, предварительно спалив посевы и запасы продовольствия, которые не смогут взять с собой. Если огромная армия не сможет существовать за счет фуража, то линии снабжения Застроса будут в опасности, что тоже поможет выиграть время. Тоиск Сербикос, его офицеры и кавалеристы рассеялись по северу с куда более деликатной задачей. Они должны были связаться с руководителями движения сопротивления на территории Каролинос, захваченной Милоном, объяснить возникшую опасность, уведомить их, что их бывший сюзерен сейчас в союзе с завоевателем, и побудить их не только воздержаться от восстания после вывода гарнизонов Милона, но и собраться самим в боевые части, вооружиться и присоединиться к силам, собирающимся теперь для отражения орды короля Застроса.

Зенос, Милон и все старшие офицеры согласились, что их настоящая позиция очень удобна для обороны, какую только можно найти. В этом месте было сорок миль голой равнины между солончаками и горами. Река сама по себе представляла трудно преодолимый барьер — почти на все сорок миль низины она была шириной и глубиной в несколько десятков футов и всего с одним мостом. В нескольких милях вверх по течению можно было найти парочку бродов, но они были в лучшие времена узкими и предательскими и могли быть легко защищены небольшими силами.

Милон направил основную часть своих сил и сил союзников на увеличение сильно расширившегося лагеря, чтобы сделать из него настоящий, обнесенный частоколом, военный лагерь.

9
{"b":"891","o":1}