ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Наконец мы добрались до Охотничьей акации и дали им поесть. Все шло, как обычно, но мне на этот раз было очень грустно. Я знала, что уезжаю не меньше чем на три месяца. Немудрено, что у меня болело сердце.

Когда семейство покончило с едой, мы пошли все вместе к небольшому лесочку, и вскоре гепарды скрылись в его густой тени; отстала только Сомба — она копалась дольше всех, подбирая остатки мяса, и теперь потерялась. Взобравшись на поваленное дерево, она звала своих резкими криками, которые я записала на пленку. Потом она спрыгнула и понеслась прочь, к своей семье… Мне было очень больно расставаться с гепардами, хотя я знала, что Бен не пожалеет сил и не бросит моих друзей, а они уже удивительно быстро признали его. Мы договорились, что он будет два раза в неделю посылать мне подробные отчеты. Я оставила ему побольше денег, чтобы и ему самому хватило на еду, и можно было постоянно покупать коз; дала ему адреса двух ветеринаров (на тот случай, если одного из них не удастся вызвать); я оставляла ему и свой лендровер; Локаль со Стенли должны были помогать Бену кормить гепардов, а повару была поручена вся работа по лагерю. И вот, уповая на лучшее, я отправилась в Лондон.

Гепарды-подкидыши

Меня заранее записали на операцию — и самую серьезную: мне должны были пересадить сухожилия из ноги в поврежденную руку. Операция должна была состояться, как только я приеду. Но, осмотрев мою руку, хирург предписал мне не только предварительную физиотерапию на несколько недель перед операцией, но и настаивал на продолжении лечения в послеоперационный период. А это значило, что я не увижу своих гепардов целых пять месяцев. Стоит ли говорить, как это меня огорчило.

За все эти тягостные месяцы, проведенные в Лондоне, у меня становилось легче на душе только тогда, когда приходили письма от Бена; он писал, что все идет хорошо.

Он сообщал, что Пиппа перестала приходить в лагерь сразу же после моего отъезда и переселилась выше по реке, на равнину Гамбо. Он отыскал там молодых двенадцатого мая, однако они не обратили на его крики никакого внимания. Но все-таки немного погодя Сомба к нему подошла и очень дружелюбно приняла предложенное ей молоко. А Биг-Бой и Тайни ушли дальше на несколько сотен ярдов — туда, где была Пиппа.

Вслед за Сомбой наши мужчины тоже подошли к этому месту, и оказалось, что там лежит недавно убитая самка газели Гранта. Тут Сомбу словно подменили: она немедленно стала отгонять Бена. Пиппа только что начала есть, и она с Биг-Боем занялись передней частью, а остальные стали грызть мясо сзади, возле хвоста. За полтора часа с тушей молодой газели было покончено — остались лишь кости ног и часть головы.

Через несколько дней, разыскивая гепардов, Бен услышал, что Пиппа зовет молодых, и увидел, как они к ней примчались. Когда он подошел поближе, Пиппа оставила детей, приблизилась к нему и очень придирчиво его осмотрела. В этот раз на нем была новая рубашка. Когда Пиппа убедилась, что это все-таки он, она подозвала молодых. Такие же случаи происходили, когда Пиппа воспитывала свой второй помет, и у Эльсы с детьми я наблюдала то же самое. Есть достоверные сведения о том, что два служителя были убиты львами и тиграми только потому, что вошли в клетку в незнакомой одежде. Меня всегда удивляло то, что кошачьи не принимают во внимание более постоянные признаки, например запах, внешний вид или характерные движения близких к ним людей. Но, может быть, они так подозрительно относятся к незнакомой одежде просто потому, что сами-то никогда не меняют шкуру, не то что мы с нашими переодеваниями.

В следующие несколько недель Пиппа расширяла свою территорию. Бен обратил внимание на то, что теперь она заявила права на другие участки, избегая тех, которые назначила во владение своим детям из предыдущего помета. Это было последовательное поведение: ведь она никогда не приводила теперешних детей в те места, где любили играть прежние (за исключением Охотничьей акации).

Теперь Пиппа держалась возле Ройоверу, там, где четыре ее притока текли по равнине среди холмов, позади новой конторы заповедника. Она сумела воспользоваться новой взлетной полосой не хуже, чем старой, возле Скалы Леопарда, когда еще воспитывала прежний помет. Бен писал, что наше семейство частенько бывает там по утрам — гепарды вовсю гоняются за страусами, газелями Гранта и цесарками. Однажды, когда Пиппа наметила себе в добычу бородавочника, Тайни сделал вид, что подкрадывается к нему, при этом он издавал какие-то совершенно новые звуки — как человек, напевающий сквозь зубы.

Дикие животные всегда собираются на аэродромах в любом заповеднике — или для охоты, или для игр, — но мне не хотелось, чтобы Пиппа с семейством слишком привыкала к людям, обслуживающим взлетную полосу, и я тут же написала Бену, чтобы он как-нибудь попытался отвлечь гепардов подальше.

Через несколько дней он нашел их в пяти милях от аэродрома, у Канавы Ганса, и сразу заметил, что они только что расправились с добычей: у всех животы были битком набиты, а у Биг-Боя на мордочке виднелись следы крови. Бен налил молодым молока, а Сомба, напившись, подошла к нему, стала лизать его колени, а потом, усевшись рядом, дала ему лапу! Через несколько минут Сомба и Пиппа стали уходить, а Биг-Бой и Тайни пошли за ними на некотором расстоянии. Теперь гепарды большей частью двигались именно в таком порядке.

Однажды на Сомбу набросились муравьи; она, должно быть, решила, что их на нее напустил кусочек мяса, которое она ест, и, фыркая, стала бить его лапами; потом, однако, она разобралась, что к чему, и успокоилась.

В другой раз гепарды играли на взлетной полосе, и к ним совсем близко подошел бородавочник. Биг-Бой немедленно бросился за ним в погоню, но, пробежав ярдов двадцать, оба остановились. Бородавочник повернулся к Биг-Бою, а тот сразу же сел на землю и только смотрел вслед удалявшемуся рысцой бородавочнику. Точно такой же случай с бородавочником произошел и у предыдущих детей Пиппы, когда они были в таком же возрасте — около одиннадцати месяцев.

Через шесть недель семейство снова пришло в лагерь и осталось на два дня. На следующее утро Бен поехал в Кенмер за козой, а Локаль отправился искать гепардов в окрестностях. Внезапно на него налетела Сомба — она выскочила из густых зарослей. Потом Бен нашел все семейство в нескольких сотнях ярдов от этого места, возле добычи.

Большая часть туши была съедена — оставались только задние ноги и голова, но Бен сумел определить, что это был молодой самец водяного козла, рожки у него были совсем маленькие. Впоследствии Бен присоединил эти остатки к моей коллекции голов и нижних челюстей — я давно начала собирать эти «трофеи» наших гепардов. Но когда он приблизился к добыче на двадцать ярдов, Сомба на него бросилась. Как всегда, Бен дал молодым молока, и после этого Сомба угомонилась, но на всякий случай уселась прямо на голову добыче — целее будет. Потом мужчины пошли завтракать в лагерь. Возвращаясь, они заметили, что вместе с ними в ту же сторону летят сотни грифов и где-то недалеко снижаются к добыче. Они подошли поближе и увидели, что Сомба самоотверженно защищает от налетающих птиц обглоданные дочиста кости.

Но, увидев людей, она предоставила им охрану добычи и пошла к своему семейству — после сытного завтрака надо хорошенько поспать.

Этой ночью возле лагеря бродили две львицы, и, конечно, гепарды ушли подальше. На пятую ночь Бой и Сасва (еще один из львов Джорджа) прошли прямо через лагерь и перешли речку по мостику возле кухни.

Утром наши помощники нашли гепардов в восьми милях от лагеря, у Ройоверу, они успели добыть еще одного водяного козла, на этот раз самочку. Сомба, как всегда, бросилась защищать добычу и напала на незваных гостей, но потом все-таки позволила Бену подойти на десять футов и сфотографировать остатки добычи. Когда мужчины вернулись еще раз, чтобы собрать остатки туши, Сомба никого и близко не подпустила, хотя защищать-то, по правде говоря, было уже нечего. За полтора месяца с тех пор, как я покинула Меру, гепарды в четвертый раз сами добыли себе пищу.

21
{"b":"893","o":1}