ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

До конца июня все шло отлично, и я была глубоко благодарна за это Бену; одно только было плохо — он стал слишком часто и без всякой необходимости возиться с гепардами. Я всегда старалась особенно не приучать гепардов к прикосновению человека — так им будет легче забыть о нас, когда они станут совсем самостоятельными. Меня удивило и то, что родители Бена, приезжавшие в заповедник, устроились в ста пятидесяти ярдах от моего лагеря, и мне пришлось попросить его выбрать для них другое место, подальше. Директор заповедника недавно попросил Бена заняться отстрелом птиц для коллекции. Хотя Бен старался не стрелять ближе чем в ста ярдах от нашего лагеря, но мне пришлось попросить его и о том, чтобы он увеличил эту зону покоя не менее чем в пять раз: ведь я так долго старалась завоевать доверие всех животных, обитавших вблизи лагеря, дать им понять, что при нас им нечего бояться. Как радостно и как удивительно интересно было наблюдать вблизи их естественное поведение! А они позволяли мне это с тех пор, как убедились, что мы не только не причиняем им вреда, но даже берем под защиту. Каждое утро, перед завтраком, я кормила птиц: сначала на просо слетались крохотные красноклювые огненные ткачики и «голубые ленточки» — им приходилось поторапливаться, пока не налетали черноголовые ткачи, вспыхивающие, как золотые блики, в этой радужной толпе. А их в свой черед прогоняли задиристые красноглазые горлицы, которые разгоняли всю птичью мелочь ударами клюва, но сами отступали перед единственным зеленым сорокопутом, который всегда оставался победителем. Эта красивая птица с зеленой спинкой и золотым брюшком явно не пользовалась популярностью среди своих сородичей. Пока у порога разыгрывалась маленькая война, внутрь хижины, где я обычно завтракала, набивалось штук пятнадцать блестящих скворцов — они ждали кусочка жира от бекона и сырных крошек — только успевай подавать! Один из этих действительно великолепно расцвеченных скворцов стал почти ручным — он бесстрашно вспрыгивал мне на ногу, если я осмеливалась не обращать внимания на громкие требования добавки. Частенько это приводило к тому, что мой завтрак доставался скворцам, а мне приходилось довольствоваться фруктами и яйцом.

Теперь все эти птицы стали почти совершенно ручными, как и нитехвостые ласточки, которые уже в шестой раз выводили птенцов в моем «кабинете». Я очень любила своих пернатых друзей — каждое утро они будили меня сонным щебетанием, которое постепенно переходило в торжественный хор, приветствующий новый день, — и теперь я очень испугалась, что их доверие навсегда будет потеряно, мне оставалось только надеяться, что ничего непоправимого еще не произошло.

Меня всегда занимал вопрос, как Пиппе удается не сталкиваться со львами, которые охотятся в тех же угодьях, что и она. Теперь я узнала, что недавно у нас в лагере ночевал Угас, а взлетную полосу захватила львица. Должно быть, Пиппа следила за ней исподтишка — она сразу же вернулась на свою любимую площадку, когда львица ушла оттуда. Там Бен и нашел все семейство — животы у них чуть не лопались после недавней трапезы. С тех пор как Пиппа добыла мясо в последний раз, прошло меньше недели. Никаких остатков добычи мужчины не нашли, но решили, что это бородавочник, потому что на следующий день на взлетной полосе вместо четырех бородавочников осталось только три. Тогда они стали подгонять этих троих поближе к гепардам, пока до них не осталось всего тридцать метров. Внезапно бородавочники остановились — они не знали, куда деваться: с одной стороны были люди, с другой — гепарды. Видимо, они решили, что гепарды лучше, и, конечно, нарвались на Тайни и Сомбу — Сомба недолго гналась за ними, а Тайни не отставал и едва не словил свинку; Пиппа следила за этой игрой, а когда Тайни вернулся, она налетела на него и опрокинула.

Тайни рос очень быстро и уже почти сравнялся с Биг-Боем. Он прекрасно научился защищать свою долю в добыче и умел постоять за себя в любой потасовке, так что теперь уже Сомба нуждалась в защите от своих воинственных братцев. Однажды, когда все они играли возле лендровера, Сомба, обнаружив боковое зеркальце, несколько раз вспрыгивала на капот: она никак не могла сообразить, кто это там, в зеркале.

Пять дней Бен приносил гепардам еду на взлетную полосу, а потом они снова исчезли. Он пошел по следу до Ройоверу, но в этом месте река была очень глубокой и перепрыгнуть ее гепарды не могли. Они пошли сквозь густые заросли по равнине, спускавшейся на протяжении пяти миль к большому болоту возле лагеря Джорджа. На этой равнине примерно в миле от того места, где гепарды перебрались через Ройоверу, мужчины нашли остатки туши взрослой самки газели Гранта. Вокруг было много следов гепардов, но самих гепардов нигде не было.

Целую неделю люди возвращались на это место и часто видели следы гепардов, но ни разу не встречали их самих. В конце концов гепарды снова перешли Ройоверу и вернулись в прежние охотничьи угодья, и наши мужчины нашли их примерно в трех милях от конторы заповедника. Гепарды проголодались, но оказались в таком отличном состоянии, что можно было не сомневаться — за эту неделю Пиппа по крайней мере один раз удачно поохотилась.

Молодым исполнился ровно год; судя по тому, как часто гепарды убивали добычу, они теперь помогали Пиппе на охоте. Я уехала из Меру три месяца назад, и уже тогда молодые время от времени отдыхали в стороне от Пиппы. Теперь это расстояние увеличилось до четверти мили, и зачастую семейство собиралось только возле еды. Поэтому мужчины не очень удивились, когда наутро Пиппа встретила их в одиночестве, но никак не могли понять, почему она не ведет их к молодым. Целых полчаса они лазили по всем кустарникам и непрерывно звали, а Пиппа тем временем лежала себе в тени и дремала, как будто ее все это вовсе не касается; наконец мужчины нашли молодых ярдах в четырехстах от Пиппы, и те тоже проявили к ней полнейшее безразличие; впрочем, довольно скоро они собрались все вместе, чтобы поесть.

Я смеялась, читая, как Тайни стянул у своего большого брата кусок мяса и оставил того с носом. Мне даже не верилось, что Тайни — уже не тот робкий тихоня, уже не прежний «заморыш»; теперь он готов был помериться силами с кем угодно, причем просто так, чтобы поразмяться и поразвлечься. Меня удивило то, что оба брата в последнее время начали поддаваться очарованию самочки и наперебой ухаживали за Сомбой. Ей, по всей видимости, очень нравилось, когда ее нежно облизывали и заигрывали с ней, но, как только эти приставания становились чересчур дерзкими, она удирала к Пиппе, которая спокойно следила за своими повзрослевшими детьми.

Пиппа все больше слагала с себя материнские заботы, но если молодым грозила хоть малейшая опасность, она никогда не оставляла их в беде.

Так что на следующее утро, обнаружив среди отпечатков лап семейства следы леопарда, да еще и след Угаса — они узнали его по искривленному пальцу, — наши мужчины поняли, что надо готовиться к долгим поискам.

Несколько дней гепарды то появлялись, то исчезали, и почти каждый раз их приходилось разыскивать по следам. Однажды след пролег через небольшой пояс растительности по широкой равнине и дальше, к реке Мурера. Совсем недавно эта красивейшая речка стала доступной для посетителей — туда провели дорогу от Скалы Леопарда. Примерно десять миль дорога шла вдоль заросшего пальмами берега, а потом пересекала сухую равнину с редким кустарником, где было видимо-невидимо антилоп геренук, носорогов, буйволов, жирафов, канн, зебр и газелей Гранта, а дикдиков было больше, чем во всем парке. Дальше дорога выходила к Ройоверу и через несколько миль приводила в Кенмер. Вместе с дорогой, соединившей Кенмер-Лодж со Скалой Леопарда — той, что проходила мимо моего лагеря, — получался круг длиной тридцать пять миль. Гепарды в последнее время все чаще и чаще бывали в этих местах — уж очень тут было много мелких антилоп, вроде дикдиков, дукеров или газелей Гранта.

Когда мужчины пошли по следу, они нисколько не удивились, увидев, что над дорогой кружат грифы. Пошли в ту сторону, чтобы посмотреть, что там такое, и вдруг в нескольких сотнях ярдов впереди них с земли поднялся черногривый лев; не подозревая, что следом за ним идут люди, он пошел в ту же сторону и подобрался к месту пиршества на пятьдесят ярдов. Бен увидел, что Пиппа с молодыми вскочила и бросилась в сторону. Тогда он закричал: лев, напуганный криком, взвился и задал стрекача. Пиппа тут же понеслась за ним следом — чтобы больше не лез.

22
{"b":"893","o":1}