ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Бурый!

Я вскочил, чуть не снеся табурет, оказавшийся рядом с кроватью, – совсем про него забыл, чтоб ему! Под утро приснилось, что я ночую в горах, а где-то недалеко все еще рыщет хиллсдунское войско.

Ильяланна бросила мне на руки полотенце (должно быть, спешно съезжавшие хозяева оставили нам не только мебель), сама она была бодра и свежа.

– Не знала, что у ювелиров заведено спать до полудня, – недовольно заметила эльфийка. – Вставай, Ярви уже раздувает горн.

Меня как ветром сдуло, даже рубаху надевал на бегу. Горн – это вам не печка, в него нельзя напихать угля и дров как попало. Но эльф меня поразил. Вчера он первый и единственный раз видел, как я слоями укладывал в горнило уголь, и сегодня в точности повторил все мои действия. В дальнем углу ослик ждал сигнала, чтобы отправиться в привычный путь по кругу.

– У тебя есть несколько минут, чтобы позавтракать, – сказала фея, входя в кузницу. Я кинул еще один взгляд на готовый к работе горн и выскочил на улицу. Ледяная вода из колодца смыла остатки сонливости. Завтрак состоял из кувшина молока и еще теплых булок, наша леди явно договорилась с кем-то из соседок – печка на кухне была совершенно холодной. Наскоро запихал в рот еду. Последний кусок дожевал как раз на крыльце кузни.

– Приступим, – кивнул Ярвианну, набрасывая на шею фартук.

До обеда я успел отковать лезвие, вытянуть черенок и выстругать долы. Оставалось отполировать и вытравить рисунок (не зря же я столько мучился с плетением из железных полос и золотой проволоки). Но у прежнего хозяина закончилась кислота для травления, да и для отделки рукояти мне требовался кое-какой дополнительный инструмент. Так что пришлось вместе с Ильяланной отправиться в город.

Сначала я радовался тому, что не приходится блуждать по незнакомым кварталам в поисках нужной лавки. Фея прекрасно ориентировалась в Кирнее. Но очень быстро я стал тяготиться ее компанией. И дело даже не в самой эльфийке: на нас косились, нам уступали дорогу, иногда даже кланялись явно незнакомые люди. Может, кому-то это покажется приятным, но я предпочел бы, чтобы на меня вовсе не обращали внимания.

Когда все необходимое для моей работы было куплено, Ильяланна осведомилась, найду ли я дорогу до нашей кузницы. Она хотела отправиться по каким-то дамским лавкам. Я заверил, что не потеряюсь, после чего фея скрылась в одной из бесчисленных текстильных мастерских. Оставшись один, я вздохнул с облегчением. Огляделся, мысленно повторяя недавно пройденный путь. На глаза кстати попалась лавка готового платья. В Вилейке я поменял свой прожженный кафтан на куртку из домотканой шерсти, в которой и щеголял нынче, но на обратную дорогу не мешало бы запастись чем-то более практичным. Заметивший меня сквозь окно лавочник уже гостеприимно распахнул дверь. Я шагнул внутрь. Комната была небольшая, сплошь завешанная всевозможной одеждой.

– Мне бы куртку или кафтан из кожи, – обратился я к хозяину. – Можно и из тонкой овчины.

С помощью лавочника я довольно быстро подобрал себе теплый и прочный кафтан из шкур ягненка. Вспомнив о снежном завале, добавил к нему на всякий случай пару перчаток.

– Сами будете расплачиваться или дождетесь свою эльфийскую госпожу? – спросил торговец, когда я определился с выбором.

– Мою госпожу? – Я не сразу понял, о чем он говорит. Потом сообразил, что лавочник, вероятно, видел из своего окна, как я распрощался с Ильяланной. «Нет, они здесь, за хребтом, все какие-то ненормальные!»

– Я сам себе господин, и платить тоже буду сам!

– Простите, простите. – Хозяин испугался, что потеряет покупателя. – Я просто подумал…

– С чего это вообще у вас эльфы в таком почете, что им на улицах кланяются?

Торговец некоторое время пристально изучал меня, разглядывая лицо, потом костюм.

– Вы, господин, нездешний? – осторожно осведомился он.

– Из Каннингарда.

– А-а-а, тогда понятно. – Тон торговца изменился. – А попробуй им не поклонись! Вы, господин хороший, у себя в Каннингарде, поди, наших остроухих нечасто видите?

– Нечасто, – подтвердил я.

– А жили бы у нас, знали бы: стоит какому-нибудь перворожденному посчитать, что вы недостаточно быстро убрались с его дороги или посмотрели как-то не так, он тут же – ш-ш-ш-шик мечом, не задумываясь. Или того хуже… Например, дамочка, с которой вы заговорили, вполне способна навести порчу на половину города. Тут уж не захочешь, а поклонишься.

– Как же ваш князь такое позволяет?

– А что князь? Князю тоже жить хочется…

Откровения торговца оставили на душе неприятный осадок. Зато получше Вагиных намеков напомнили, с кем я имею дело.

До заката оставалось мало времени, но я решил не откладывать завершение работы на завтра. Чтобы сделать ножны и рукоять, помощник не требовался, так что Ярвианна звать не стал. К полуночи меч был готов. Нескромно хвалить собственную работу, но мастер Виллот мог бы мной гордиться. После травления на лезвии проявился замысловатый узор, напоминающий свитые в косу стебли растений, и очень уместно завершал рисунок полураскрывшийся бутон – головка рукояти. Я сделал пару взмахов – клинок был чуть тяжеловат, но хорошо уравновешен. Вложил меч в ножны из черного дерева. Металлический прибор тоже был выполнен в растительном стиле: устья – чашка цветка, обоймицы – стебель, обвившийся вокруг ножен.

За работой я не видел, как вернулась Ильяланна, но тут она и Ярви, как почувствовали, появились на пороге кузницы.

– Заказ готов. – Я со смешанным чувством протянул клинок Ильяланне. Но фея покачала головой:

– Ярвианн, это твой меч. Бери.

У Ярвианна разом загорелись глаза, он явно не был в курсе сестринских планов и теперь обрадовался, словно мальчишка новой игрушке. Мне тут же вспомнилось, как старая Сиза говаривала: «Вы, мужчины, – большие дети»; я тогда морщился, но в чем-то старушка была права. Эльф бережно принял оружие, плавным движением освободил из ножен. Огонь, догорающий в топке, побежал по золотым извивам на лезвии, зажегся звездой на конце острия.

– Ну что, испытаем? – Фея достала из рукава шелковый платочек, подбросила в воздух. Я вздрогнул: Ярвианн очень быстро трижды взмахнул мечом. Разрубленная на куски ткань опала к ногам. А потом он согнул клинок, проверяя сталь на прочность, и хотя я сам совсем недавно проделывал те же манипуляции, невольно задержал дыхание, пока лезвие не распрямилось с еле слышным, низким звоном.

– Отличный меч. Поздравляю, мастер.

Я слегка поклонился, принимая комплимент. Ярвианн что-то пропел сестре на своем языке и вышел из кузни.

– Теперь об оплате. Мы не условились заранее. Полагаю, тысяча лорров будет достойной наградой… – полувопросительно произнесла Ильяланна.

Я постарался скрыть изумление – работа оружейника-ювелира ценится недешево, и все же один клинок, даже королевской закалки, даже выкованный из Ключа Тьмы, стоит как минимум вполовину меньше того, что предлагала фея. Что ж, ей удалось польстить моему самолюбию.

– Благодарю, миледи. Пятисот будет достаточно.

Кажется, я тоже сумел удивить эльфийку.

– Договорились, – медленно выговорила она. – Где желаешь получить расчет, здесь или в Дор Хейве?

– Не вижу нужды тащить с собой из Кирнеи тяжелый кошелек, – пожал я плечами.

– Значит, в поместье. – Леди кивнула. – Выедем затемно.

– Ясно.

Я отправился к бочке с водой, чтобы залить огонь в горне. Не думаю, что в ближайшее время он кому-то понадобится. Потом принялся собирать инструменты. Фея не уходила.

– У меня к тебе еще одно деловое предложение, Бурый, – заметив мой вопросительный взгляд, сообщила она.

– Если это не место в караване, Идущем в Каннингард, то, боюсь, я отвечу отказом.

– Все же послушай. Ярвианну нужен надежный телохранитель. Ты мог бы стать одним из Эдор Элил.[22]

– Вы ведь знаете, леди, у меня осталось не так много времени, я должен вернуться домой. Предложите вашу работу кому-нибудь другому.

вернуться

22

Клан Золотых Листьев (эльф.).

71
{"b":"89316","o":1}