ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Вообще-то я руководствовался совсем иными побуждениями. – В интерпретации Ильяланны выходило, что я отверг ее соотечественниц из глупой гордыни. Мне не хотелось, чтобы мои поступки расценивали подобным образом.

– Что же за причины у тебя были? – заинтересовалась майру дар.

– Во-первых, я вообще не собираюсь жениться, – довольно угрюмо буркнул я. – Во-вторых, если помните, я люблю другую женщину.

– Оу, а я и позабыла про твою каннингардскую невесту! Да и непохоже, чтобы ты думал о ней день и ночь. Так что, полагаю, будь та же Линлиенна из майерлингов и приложи чуть больше старания, ты бы и не вспомнил ни прежнюю любовь, ни все остальное. Не беспокойся, – усмехнулась она, – ни у нее, ни у других не будет шанса. Завтра мы отбываем в столицу.

Гарьер не похож на другие города. Он вообще не похож на город.

После двухдневной скачки мой новый конь – чудесное существо гнедой масти с темной шелковой гривой и покладистым характером – поднялся на холм и замер на вершине как по команде. Рядом осадили своих лошадей Ильяланна и Ярвианн. Взгляду открылась волшебная долина. Примерно так я себе представлял луга и перелески, раскинувшиеся на склонах Незримой Горы – страны, где обитают боги и царит вечная весна. В здешних лесах даже листва майлинеру имела совсем другой, нежный желто-зеленый оттенок. К тому же золотые гиганты соседствовали с зарослями молодого падуба и ольхи, хватало и грабов с их резной листвой, а над протоками омывающей долину Верии клонили кроны серебристые ивы.

Теперь о городе: если бы им майру дарро не сказала заранее, я принял бы раскиданные здесь и там дворцы в окружении рощ за чьи-то отдельно стоящие поместья. В моем представлении город – это каменные мостовые, дома, выстроенные стена к стене, ну или через улицу; выложенные камнем площади; защитный вал, наконец. Ничего подобного здесь не было. Вместо площадей – заливные луга, камнем выложены только дороги, соединяющие резиденции-поместья. Улицы я увидел уже позже, во время визита во дворец Ги. Вот там действительно имелись мостовые, несколько зданий с крытыми галереями, площадь с фонтаном и каменная колонна, увенчанная фигурой «Летящей Ифет».

– Где же у вас городская канцелярия, биржа, торговые ряды? – спросил я, когда кони спустились с холма. – Не может быть, чтобы в Гарьере не было ни трактиров, ни лавок, иначе как жить?

– О каких лавках ты говоришь? – уточнила Ильяланна.

– Гончарные, оружейные…

– Каждый из доменов сам производит оружие и все прочее для своих нужд. Эльфы не держат лавок, поскольку никто из чужаков все равно не купит их товара. Купить меч, изготовленный другим кланом, значит признать, что твои собственные оружейники недостаточно хороши. И станешь ли ты носить одежду, вытканную, например, Пурпурными Цветами, если знаешь, что каждый из них желает твоей смерти, а ткачихе ничего не стоит вплести в канву отравленную нить? То же самое с бакалейщиками…

– Можете не продолжать, им дарро, я все понял. Действительно, эльфийским домам нечего предложить друг другу, кроме быстрой смерти.

– Если тебя это утешит, на острове посреди реки есть целый торговый квартал, там живут люди, и там можно сколько угодно шляться по пивным и. лавкам. Многие так и поступают.

– Надо будет поддержать этих «многих». – Я со значением посмотрел на Ярвианна. Тот предостерегающе указал глазами в сторону сестры. – Хотя вообще-то что мы там забыли…

Гарьерская усадьба Золотых Листьев была отстроена в том же стиле, что и Дор Хейв. Или правильнее будет сказать, что Дор Хейв являлся уменьшенной копией здешнего дворца. Внутренний двор столичной резиденции представлял собой регулярный парк, где деревья были подстрижены в виде всевозможных фигур, а клумбы разбиты строго по линейке. По мне, так подступавшая снаружи к кованой ограде роща была куда милее. Но Ильяланна была сторонницей строгих форм и порядка. Не успели мы приехать и разместиться (моя комната уже по традиции оказалась по соседству со спальней Ярвианна), как она погнала несчастных ти-виеру стричь недостаточно ровную траву на газоне. А грациозные эльфийки с повадками императриц и тряпками в руках отправились по десятому кругу натирать ступени парадной лестницы и полы в залах.

– Теперь мне отчасти понятна врожденная ненависть вейру вонд к своим старшим собратьям, – попробовал пошутить я как-то, когда мы с Ильяланной едва не споткнулись в коридоре о согнувшуюся над ведром поломойку, чем заработал убийственный взгляд от последней и длинную нотацию от моей майру дарро.

– Прибереги свое остроумие до королевского бала. Там, если будет охота, можешь потренировать его на равных себе.

– А мы идем на бал? – не слишком обрадовался я новости.

– Ежегодный прием во дворце гарьерского правителя, – пояснила фея на ходу, – нечто вроде военной поверки для кланов. Являются все, чтобы доказать, что все еще сильны и процветают. Собственно, ради него мы и тащились через полконтинента.

– Я-то вам там зачем?

– Слишком много врагов в одном месте. Мне нужен кто-то, чтобы присмотреть за Ярвианном, а если что – прикрыть ему спину. Кто-то из наших противников может решить, что это удобный случай избавиться от наследника одного из старших домов.

– Но почему не взять охрану из ваших соотечественников? Любой из ти-виеру далеко превосходит меня в искусстве владения мечом.

– На прием не принято брать оружие, – сообщила фея.

– Все равно, – настаивал я, – от них и в обычной драке будет больше пользы. Я неплохой кулачный боец, и где-нибудь на городской улице или в лесу от меня был бы прок, но только не на эльфийском званом вечере.

– Ерунда. Я уже обо всем подумала. Кстати, тебе нужен выходной костюм. Отправляйся к моей портнихе, она снимет мерку.

Портниха, в тот день обмерявшая мой торс с плохо скрываемым неодобрением, судя по выражению лица, должно быть, тоже считала, что на торжественном приеме мне не место. А может, дело в другом: я был раза в полтора шире в плечах большинства ее соотечественников, и мастерица заранее жалела той прорвы драгоценной парчи, что пойдет на костюм. Но приказы леди Ильяланны здесь никто не обсуждал. Вечером ко мне в комнату пожаловал Кирианн, он был одним из тех, кто входил в отряд Ильяланниных телохранителей, приехавших с нами в столицу.

– Вам может пригодиться, – кладя на край стола объемистый фолиант, произнес он и вышел, не дожидаясь, пока я отвечу или хотя бы взгляну на принесенную книгу.

На обтянутой кожей обложке значилось: «Трактат о том, как подобает вести себя на малых и больших приемах, свадьбах, похоронах, конных прогулках, а также и в иных обыденных случаях». Не без труда разобрал я золотую вязь. Открыл книгу – хвала богам, дальше шрифт был вполне читаемым, без многочисленных хвостиков и завитушек, а то мне при моем небогатом опыте на прочтение каждой страницы недели не хватило бы.

Пролистал главу о поведении за обеденным столом, потом еще главу о «малых и больших приемах». Не нашел для себя ничего нового. Правила этикета, преподанные мне еще в Карской академии, ничем не отличались от тех, которые предлагал читателю неизвестный мне эльфийский автор. Я и прежде знал, за сколько шагов прилично отвешивать поклон даме или с какой стороны обходить стул, подсаживаясь к общему столу. Но я не сразу отложил «Трактат», наткнувшись на закладку, отмечавшую забавнейший раздел, где говорилось о том, как приличный эльф должен ухаживать за дамой.

«…Не следует сразу дарить понравившейся вам даме букет алых роз. Красный – цвет страсти, а на первых порах следует сдерживать свои порывы. Не стоит также отправлять и белые цветы. Они символизируют вечное успокоение и смерть…» – и так далее. Я зачитался до глубокой ночи.

То, что намеченный бал – не рядовое событие, я понял, как только увидел наряд нашей майру дарро. Даже не наряд, а диадему… корону… не знаю, как назвать возвышавшийся у нее надо лбом головной убор. По форме он больше всего напоминал надетую на голову вазу. Только не подумайте, что корона выглядела грубо или безобразно. Это было настоящее ювелирное чудо, но его основу представляли золотые полосы толщиной в палец. Они изображали переплетавшиеся между собой ветви майлинеру. На ветвях, естественно, были золотые листья, спаянные из тончайшей проволоки, а на перекрестьях ветвей распускались бриллиантовые цветы. (Наконец-то я увидел цветущие майлинеру!) Все это смотрелось потрясающе, но ума не приложу, как у нашей феи не переломилась шея от чудовищного веса.

87
{"b":"89316","o":1}