ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

ВСТРЕЧА В ОГНЕ ПРЕДКОНЕЧНЫХ ВРЕМЕН Алексей Яковлев-Козырев

Почти четыре года назад, 9 декабря 92-го, накануне праздника чудотворной иконы Божией Матери “Знамение”, мирно отошел ко Господу насельник Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, иеросхимонах Моисей (1915-1992), в миру — доктор технических наук, профессор МЭИ, Валентин Евгеньевич Боголюбов. Немощный телом, но могучий по духу схимник, стяжавший великое терпение и смирение, обладал дарами покаянного плача, рассуждения, утешения, братолюбия и сугубым даром слова. Богомудрый пастырь, прозревавший — в меру возможного — грядущие судьбы Отчизны, написал дивную книгу о Богоматери — “Заступница Усердная”, и был первым из авторов сборника “Православие. Армия. Держава”.

“Если Русская Армия соединится с Православной Церковью — Россия будет непобедима!” — утверждал сей пламенный ревнитель державного строительства. Эти слова отца Моисея стали крылатым девизом, вошли в сердце каждого православного воина.

Долгие годы общения с незабвенным аввой были для нас лучшей порой земного бытия, святоотеческой школой духовной мудрости. Именно в это время мы обретали бесценный опыт невидимой брани; вели напряженнейший поиск аскетического, срединного, царского пути, ибо “крайности с обеих сторон одинаково опасны, — говорит преподобный Иоанн Кассиан Римлянин. — Все чрезмерности — от дьявола”.

Мы написали, что смогли, о дорогом батюшке, — святом человеке, блестящем интеллектуале, интереснейшей высокоодаренной личности. В книге “Жизнь жительствует: Встреча в огне предконечных времен” содержится интересный исторический материал, повествуется об огненных искушениях апокалиптической эпохи и славных деяниях великих угодников Божиих. Девять глав — “Битву с падшими ангелами” — удалось опубликовать в этом году.

Ныне — предельно уплотненный, предконечный, апокалиптический период. Денно и нощно идет напряженная, жестокая война за каждую человеческую душу. О, как непросто бывает нам в этой незримой духовной битве, цель которой — святость и Вечное Спасение.

Возникает законный вопрос: кто же наши враги? Поспешим ответить: падшие, отверженные духи во главе с падшим, отверженным херувимом — дьяволом, или сатаной. Демоны, эти разумные, но отпавшие от Бога и закосневшие в неистовом богоборчестве существа, навеки утратили способность к Спасительному Покаянию. Будучи носителями необратимого зла, они как бы сотканы из абсолютной лжи и непримиримой ненависти. Смысл их адского существования — обольстить, пленить и погубить человека, низринуть его в область вечной смерти. Как тяжела подчас невидимая брань с этими коварными, беспощадными врагами!

В незримых боях, как и на обычной войне, бывают победы и поражения, наступления и отступления, свои радости и печали, минуты особого душевного подъема и тяжелого уныния. И вот здесь духовная помощь аввы Моисея, его способность утешить страждущего бывала воистину неоценима. Он мог различать тончайшие нюансы в душевном устроении и, если замечал что-то неладное, тотчас спешил помочь.

“Храните Святое Православие!” — неустанно призывал подвижник, бичуя в своих работах любые проявления церковного модернизма и гибельный экуменизм — ересь ересей XX века, — антихристианскую, демоническую религию будущего.

Всем нам жизненно важно знать:

1. Только одна Святая Православная Церковь правильно учит нас тактике и стратегии невидимой духовной войны.

2. Только в лоне Святого Православия можно получить столь страшное для наших противников, непобедимое оружие — благодать Святого Духа.

3. Только силой благодати Святого Духа мы можем сокрушить все эти несметные демонские полчища!

Келья старца, как оазис в песках Сахары, притягивала к себе самых различных людей. И все они находили там цельбоносный источник живой воды, “текущей в жизнь вечную” (Ин., 4, 14). Пленительная атмосфера благодатного покоя раскрепощала страждущие, изломанные души. Доверительное общение в духе братской любви врачевало мятежные умы и сердца. Исчезали недоумения и сомнения. Разрешались неразрешимые вопросы. Забывались мучительные скорби. Бежало прочь мертвящее уныние. Укреплялась животворная Вера. Возрастала спасительная надежда на безмерное милосердие Божие. Возникала твердая решимость подвизаться, подражать — по мере сил — старцу, бороться со страстями до победного конца.

“Нет греха непрощаемого, кроме греха нераскаянного”, — неоднократно подчеркивал многоопытный аскет, спасая от отчаяния, подвигая к Спасительному Покаянию даже самых закоренелых беззаконников.

Бывало, идешь по знакомому коридору к доброму пастырю, и гложет тебя тревога: “А вдруг на этот раз уже не примет?! Прозреет грехи и… прогонит?!”

С волнением приближаешься к обитой дерматином двери, робко стучишь и с дрожью в голосе произносишь:

— Молитвами святых, отец наш…

— А-м-м-и-и-инь, — протяжным басом звучит родной голос. — Сейчас, сейчас… Одну минуточку… — Доносится скрип кровати. Старец прерывает отдых, встает со своего фанерного ложа, с трудом надевает на босу ногу большие сандалии. И вот дверь открывается, и на пороге — ликующий братолюбец. — Миленький! Какая радость! Я так Вас ждал!..

И тотчас — гора с плеч. Сокрушаются челюсти мрака. Внутри сияет Весна. Уютная комнатка в монастырской стене расширяется до беспредельности. Из затхлой темницы падшего мира попадаешь в страну неотмирной Свободы. И где-то Там, за гранью земного, вне пространства-времени, предощущаешь нетленную красу Горнего Иерусалима. Такое не забывается!

Отдавая себя без остатка духовному подвигу, жертвенно служа Богу и ближним, блаженный страдалец, казалось, совсем не спал. Он испытывал поистине запредельные нагрузки, страдая не только от многочисленных недугов, но и от сильнейшей контузии, полученной на Великой Отечественной. Мощная бомба разорвалась метрах в 50-ти от здания, где находился в то время будущий схимник. Взрывной волной его сбросило с каменной лестницы и ударило о стену… И все-таки, несмотря на телесные немощи и сильнейшие внутренние искушения, отец Моисей никогда не унывал. И его поразительный оптимизм, необоримая твердость ясного духа передавались окружающим.

Православные патриоты, собиравшиеся в крохотной коморке с узким окошком-бойницей, часто размышляли о будущем нашей Родины, — поруганной, истерзанной, но все еще непокоренной, богохранимой России.

“Эх, дожить бы до Царя, а там и помирать можно!” — вдохновенно восклицал согбенный подвижник, с любовью взирая на гостей своими огромными, кристально чистыми, сияющими очами. И на этот важнейший момент хотелось бы обратить особое внимание.

Наша эпоха — эпицентр последней, жесточайшей битвы Добра и зла, Правды и лжи, Света и тьмы, Жизни и смерти. В этой апокалиптической сече решаются судьбы не только России, но и всего мира. “На острие меча!” — так определил отец Моисей суть текущих событий зимой 92-го. Страшно подумать, как истончилось это разящее острие за прошедшие годы!

И вместе с тем, у нас есть необманная лучезарная надежда: согласно предсказаниям богомудрых старцев и святых Отцов, после Спасительного Покаяния Россия может возродиться как могучая Православная Монархия.

“Вы спрашиваете меня о ближайшем будущем и о последних временах, — писал в 30-х годах один из великих подвижников ХХ столетия, святитель Феофан Полтавский, — я ничего не говорю сам от себя, а только передаю откровения старцев. А они передали мне следующее. Пришествие антихриста приближается, и оно уже очень близко. Время между нами и его приходом надо считать годами или, по крайней мере, десятками лет. Но до прихода антихриста Россия должна быть восстановлена, вероятно, лишь на короткое время. В России должен быть Царь, предызбранный Самим Господом. Он будет человеком пламенной веры, великого ума и железной воли. Вот все, что открыто о нем. Будем же ждать исполнения открытого.

Судя по многим знамениям, это уже приближается, если только из-за наших грехов Господь Бог не отсрочит и не изменит того, что было обещано. По свидетельству Слова Божия, это бывает”.

18
{"b":"89318","o":1}