ЛитМир - Электронная Библиотека

– Итак, кто ты? – повторил Инеррен.

– Я – Повелитель Молний, – сказал пришелец. – Обращайся ко мне именно так.

– Ну, я знаю как минимум одну Молнию, которая тебе не подчиняется. – Чародей, естественно, имел в виду Айру. – Так что это Имя не соответствует истине.

– Что есть Истина? Хотя ладно, тогда можешь называть меня Рэйден, – сказал Повелитель Молний, – это имя не хуже и не лучше любого другого, какие я носил. Итак, тебе настолько понравились эти места, что ты просто-таки горишь желанием задержаться здесь еще на вечность-другую?

– Ты неплохо читаешь мысли, – усмехнулся Инеррен. С такой манерой разговора он был неплохо знаком по темным мирам – вернее, Домам Боли, как называла их Айра, – то была их «придворная речь». – Значит, тебе требуются услуги мага из захолустного мира типа Четрании? Так вы, кажется, именуете мою родину?

– Против твоей родины я совершенно ничего не имею, – махнул рукой Рэйден, – как и против тебя. Что до услуг мага – ты прав. Но не во всем. Прежде всего, почему именно ты, ведь именно этот вопрос ты задал себе уже три раза. Изволь: после «беседы» с Хозяином Судеб твоя персона стала объектом пристального внимания Властителей Высших Сфер – в вашем понимании, Богов Судьбы. Особенное место занимала та участь, которую ты для него избрал.

– Что тут такого особенного? – пожал плечами чародей (если можно сделать это, не имея и намека на тело). Он не без удовольствия вспомнил обсуждаемый эпизод…

Обернувшись на легкий скрип петель, Хозяин Судеб на мгновение замер. Но щелчок запертой двери вернул его к жизни.

– Нет! – завопил Морриган, отступая к стене. – Ты не можешь! На моей стороне – сами Боги, я лишь оглашаю их волю!

– А иногда, – жестко произнес Инеррен, – и сам приводишь приговор Судьбы в исполнение. Но почему ты не остался столь же беспристрастен, когда речь пошла о твоей собственной судьбе? Видя в Оке Вечности свою гибель, ты проследил судьбу предполагаемого убийцы – то есть, мою, – нашел слабое место и воспользовался им…

– Я не изменял твоей судьбы! – воскликнул Хозяин Судеб. – Все, что с тобой произошло, было предначертано свыше…

– Как и то, что произойдет с тобой, – согласился чародей. Посох его вспыхнул зловещим пурпурным огнем, глаза дракона мерцали густо-красными озерами смерти. Неловкий выпад Морригана был небрежно парирован – тому, видать, давно уже не приходилось практиковаться в магии. Да и зачем? Кто посмеет бросить вызов Хозяину Судеб?

Впрочем, если кто и посмеет – рядом всегда находился Джек, чья Сумеречная Власть и Звездный Клинок переубедили бы любого…

Любого – кроме Инеррена. Безупречная логика рассуждений убедила Джека не в том, на чьей стороне истина (этого зачастую даже Боги не в силах выяснить), но в том, что исход его поединка с Морриганом предрешен и никто больше не в силах помешать этому.

Удар – и посох Хозяина Судеб отлетает в сторону.

Рифмованные строчки заклинания звучали в безжалостном ритме, не оставляя Морригану ни малейшего шанса…

Из перьев черных одеянье
Души не скроет мрачных дыр.
И тщетны все твои старанья —
Тебе не избежать Судьбы:
Ее своею «тайной властью»
Давно уж ты определил:
Ты сам – кузнец своих несчастий,
Так получай, что заслужил!
Тебе от знаний нету прока,
Ведь в них – проклятия и смерть…
И знай: безгласной птицей рока
Ты будешь десять тысяч лет!

Изменение заняло мгновение. Большой черный ворон попытался было атаковать чародея, но тот ловко уклонился, набросив на бывшего повелителя Вечной Цитадели тяжелый занавес.

Короткими словами Инеррен соорудил из валявшихся за столом каких-то обломков металла прочную клетку необходимых габаритов. Водворив ворона-Морригана на место, он усмехнулся, представляя, как будет удивлен Бог Смерти столь странным подарком…

– Ты мог убить его тысячью способов, – пояснил Рэйден. – Если у тебя на уме были страдания – тебе вполне по силам было отослать его в Дома Боли или Преисподнюю, а там знают толк в пытках. Но ты сохранил ему жизнь и надежду на освобождение. Почему?

– Он должен был подумать над тем, что совершил, – сказал чародей. – В тихой, спокойной обстановке, где его ничто не будет отвлекать. И сам он не сможет никого отрывать от важных занятий, не имея голоса. Творить заклинания – также: сомневаюсь, что Морриган ранее тренировался в Искусстве, будучи переселен в тело ворона.

– Еще один штрих в твою пользу, – заметил Рэйден. – Но почему ворон? Почему не стервятник или еще кто-то в этом роде?

– Ворон – птица мудрая, – произнес Инеррен. – Мог бы быть, например, филин… Однако к чему все эти вопросы? Почему ты находишься здесь? Не потому ведь, что я владею ключами к Источнику; ты и сам прекрасно можешь добраться сюда и получить все необходимое. Просто потому что я маг? Но…

– Нет, – покачал головой Рэйден, – таких, как ты, немного. Совсем немного. Многие изучали Искусство, многие достигли в этом неплохих результатов – но мало кто применяет его инстинктивно, даже не задумываясь, почему надо действовать именно так, а не иначе. И даже их ошибки зачастую оборачиваются им же на пользу.

– Уговорил, – усмехнулся чародей. – Пусть так, я – единственный и неповторимый. Тогда какой же будет оплата работы?

– Также неоценимой, – сказал собеседник. – То, что не имеет цены ни для тебя, ни для меня, – хотя и по разным причинам.

– И что же это?

– Твоя жизнь, разумеется. На определенных условиях.

Условиях? Интересно, сколько народу надо положить ради этого?

– Нет-нет, наемные убийства вовсе не моя специальность, – улыбнулся Рэйден, – я всего только коллекционирую некоторые предметы старины.

– Говори уже прямо: артефакты Искусства, – подхватил Инеррен. – А я стану, так сказать, твоим агентом по их добыче?

– Да. Но, как я уже сообщил, есть некоторые условия.

– А конкретнее?

– Первое и единственное: ты отказываешься от всего, что получил в Источнике. Все знания, вся Сила – этого ты лишаешься. Останется только то, чем ты владел до покорения Обители Туманов. Взамен я дам тебе новое тело – если хочешь, точную копию твоего прежнего, – и ты начнешь жизнь сначала.

– Значит, – уточнил чародей, – я должен отдать все, что получил в Источнике? А после этого мне можно предпринять вторую попытку в получении этой власти?

Рэйден потер подбородок.

– Вероятно. Но пока – ты переходишь в мое распоряжение и обязуешься выполнить три задания. Я не стану требовать от тебя невыполнимого, но не обещаю, что дело будет приятным. Твое решение?

– А у меня что, есть выбор?

– У каждого есть выбор. Значит, ты согласен?

– Ты же знал об этом еще до того, как связался со мной.

Рэйден усмехнулся и повторил одно из замечаний Бога Смерти:

– Вы, люди, такие непредсказуемые…

Инеррен усмехнулся в ответ и начертил на твердой, неподатливой поверхности Грани рифмованное заклинание-клятву. Черные строчки отпечатались на мерцающей поверхности.

За жизнь готов бороться каждый,
И значит, должен я забыть
Все то, что выиграл в битве тяжкой?
Ну что же, так тому и быть.
Но жизнь – еще не все. Для мага
И трижды власть свою отдам
Тому, кто мне принес награду —
Путь долгожданный через Грань.
Лишь трижды – и не разом больше
Пусть даже Боги Вечной Тьмы
Мне будут угрожать – не сможет
Меня их кара устрашить.
Свое я слово не нарушу,
И прочим лучше бы сдержать
Все обещанья. Я не струшу,
Коль их придется «убеждать»…
Мной побежден Хозяин Судеб,
Повержена Старуха Смерть —
И никогда не скажут люди,
Что запятнал свою я честь!
17
{"b":"89338","o":1}