ЛитМир - Электронная Библиотека

– Орик со своей долей почти сразу отправился на север. Вроде бы он там теперь правит. Король Туманных Холмов – можешь себе представить! Эту ящерицу, Вонка, я ни разу не видела после нашего возвращения – может, он тоже вернулся на родину. А твоя Айра исчезла через два дня после тебя.

– А почему ты продолжаешь бои на Турнире? Извини за вопрос, но твоей доли, по-моему, вполне достаточно, чтобы уехать на родину и прожить в довольстве весь остаток жизни.

– Нет у меня родины, – вздохнула амазонка. – Даже мира и того больше не существует…

Примерно десять лет назад юной Валерии, дочери кузнеца из небольшого города на берегу Колдовского Моря, пришлось вместе с остальными жителями взяться за оружие, отражая набеги диких кочевников с северо-востока. С тех пор она, узнав вкус свободы, блуждала по всему миру. Неоднократно возникали проблемы с некоторыми типами, считавшими, что женщина пригодна только для одного дела, – однако, познакомившись с ее клинком, те быстро меняли свое мнение. Кое-кого из них, правда, пришлось несколько порезать…

Однажды воительница выручила из беды странника, который подарил ей в награду тонкий металлический обруч-диадему. Он сказал тогда: когда все вокруг обернется против тебя, надень ее, пожелай оказаться в лучшем месте – и будешь там, где захочешь.

Валерия тогда лишь пожала плечами, но подарок приняла. И как-то раз, примерно через год с небольшим, она вспомнила эти слова. Только благодаря волшебной диадеме амазонке удалось избежать гибели, когда пираты, оказавшись не в состоянии победить в абордажном бою, просто подожгли галеру, на которой тогда плыла Валерия…

Новый мир принял ее гостеприимно. Никаких проблем ни с языком, ни с деньгами, ни с работой – хорошие бойцы ценились всюду. Но в один прекрасный день воительница затосковала по дому, по родным. Она вновь надела обруч и пожелала перенестись домой.

С тех пор ни один мир, в котором побывала Валерия, не нравился ей. На родину она так и не попала, сколько ни пыталась. И единственная страна, которая не встречала бы амазонку бранью и обнаженными клинками, была Аркана – небольшое, сильное и весьма известное королевство на юге. Мир, в котором находилась эта страна, называли Срединным, но говорили также, что у него имеется и много других имен.

Действительно, страны Срединного Мира, который отныне стал родным для воительницы, чем-то напоминали уголки всех тех миров, где она побывала за эти годы. Всех, кроме ее родной Мандении…

– Интересно… – задумчиво проговорил Инеррен. – Покажи, пожалуйста, эту твою диадему.

– Зачем?

– Попробую разобрать, что за заклятие лежит на ней. Может, тогда ты сможешь отправиться домой. Ничего не обещаю заранее, но попробовать стоит.

Валерия, немного покопавшись в мешке, протянула чародею металлический обруч примерно семи дюймов в диаметре. В передней части диадемы тускло мерцала лиловая жемчужина – единственная драгоценность, имевшаяся в ней.

Темный металл напоминал сталь, серебро и платину одновременно. Жесткий, легкий, упругий, отполированный и не дававший ни малейшего отблеска, хотя оранжевое арканское солнце светило сейчас достаточно ярко. Произведение искусства, и только.

Произведение Искусства?

Да, суть самого Искусства была заключена в этой диадеме.

Мысленно проникнув в центр артефакта – именно так по праву следовало называть такие предметы, – Инеррен медленно двигался в его толще по силовым линиям наружу, отмечая узлы сложнейшего заклинания. Он не был уверен в том, что сам мог бы соорудить такое. Петля, ловушка, ложное ответвление… Чародей дивился предусмотрительности того, кто сплел это заклятие.

А здесь… ага! Вот оно!

– Ты слышишь меня?!! – Крик амазонки почти разрывал голову.

– Зачем так громко? – раздраженно спросил Инеррен. – Слышу.

– Ты уже три часа сидишь тут. Уставился на нее, словно баран на новые ворота. И…

– Неважно, – прервал он. – Зато я нашел, в чем дело.

– Правда?

– Да. И нет.

– …

– Ключевое слово заклятия – опасность, угроза. Этот обруч срабатывает так, как нужно, лишь в минуту опасности. Настоящей опасности – осознаешь ты сама это или нет. – Чародей сделал многозначительную паузу, давая Валерии возможность до конца понять смысл. – Если же прямой опасности нет, тебя заносит к черту на кулички – то есть, КУДА УГОДНО.

Он намеренно не добавил «КОМУ УГОДНО» – подобное знание не было предназначено для простых смертных. Даже Айре он бы не сообщил того, о чем начал подозревать после бесед с Рэйденом…

– Но, – продолжил Инеррен, – я не смогу переделать это заклинание так, чтобы обруч переносил тебя туда, куда хочется тебе. Тот, кто его сделал, был чрезвычайно искусен.

– Жаль. – Амазонка аккуратно спрятала диадему в мешок. – Тогда, если я правильно тебя поняла, мне нужно пользоваться им только в миг опасности?

– Да. И чем выше опасность, тем лучше он работает… Ты что же, собралась поступить ко мне в ученицы? – усмехнулся чародей. Интересное развитие событий, как ни крути.

Валерия, слегка улыбнувшись в ответ, покачала головой.

– Я просто хочу хоть немного узнать об этом, чтобы не выглядеть дурой в следующий раз.

– А что, если речь пойдет о каком-либо другом проявлении Искусства, а не твоей диадеме? Магию, – нравоучительно сказал Инеррен, – нельзя познавать по частям. Вся она – единое целое; и тот, кто говорит, будто существуют разные виды волшебства и он, мол, владеет только вот таким, – либо жалкий недоучка, либо вообще не понимает, о чем говорит.

– Но все маги утверждают, что у каждого есть свои личные приемы и методы, что стиль у каждого свой, и…

– Все-таки ты хочешь обучаться Искусству, – заключил чародей. – Ладно, слушай: приемы-то у каждого свои, но это совсем не значит, что один маг не может пользоваться стилем другого. Прекрасно сможет, если поймет, в чем тот состоит.

– А чем они различаются?

– А чем различаются люди? Какая разница между мной, тобой, Ориком, Айрой и вот той парочкой, – Инеррен указал на двух гладиаторов, обменивавшихся ударами на Арене, – если не принимать в расчет то, чему мы научились в течение всей жизни?

– Не понимаю.

– Есть ли разница между двумя новорожденными младенцами?

– Да. Младенец – это уже личность, – твердо сказала амазонка. – Не столь отчетливая, как взрослый, но уже оформившаяся.

– Ну, вот тебе и ответ, – заметил Инеррен, прекрасно зная, что на самом деле это ничего не объяснит. Рождение значит меньше, нежели воспитание… Хотя как это проверить?

Чародей провел четыре дня на турнире. Он не принимал в нем участия, однако с удовольствием наблюдал за различными поединками. В этих молодых колдунах Инеррен узнавал себя самого, каким он был некоторое время назад.

Но вот, когда кресло судьи в Кольце Магов после одной из схваток занял Рэйден, чародей понял: пришло время.

– Итак? – спросил он, подойдя к судейской трибуне.

– Есть одна ведьма по имени Скотия, – без предисловия произнес Рэйден. – Недавно к ней в руки попал перстень, называемый Адской Маской. Я отошлю тебя к местности рядом с ее замком. Твоя задача – достать этот перстень. Сама Скотия меня не интересует.

– А как насчет обратного пути?

– Я буду здесь, – усмехнулся Бог Судьбы. – Постарайся обернуться побыстрее.

– Кто такая эта Скотия?

– Я же сказал тебе: ведьма. С даром трансформации и чрезвычайно мерзким характером. Готов?

Инеррен кивнул. Рэйден небрежно двинул пальцами, выпуская вихрь золотых молний. Разряды окутали чародея, сомкнулись…

…и с треском разошлись. Он стоял под стенами дворца странных, искаженных очертаний; похоже, проектировал и строил это сооружение не человек, а некто наподобие старых его знакомых – обитателей Домов Боли и Искаженного Мира.

Подобрав нужные рифмы, Инеррен прошептал:

Стены больше не преграда,
Двери – не помеха:
Внутрь мне проникнуть надо —
Будет велика награда
В случае успеха!
21
{"b":"89338","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Голая. Правда о том, как быть настоящей женщиной
Горшок золота
Адвент-календарь ожидания Нового года
Девочки с острыми шипами
Хроническая ишемия головного мозга. Руководство для практических врачей
Фосс
Танцы на граблях, или Как выйти замуж за иностранца и не попасть в беду
Тайная жизнь Мака
В сонном-сонном лесу… Сказки для засыпания