ЛитМир - Электронная Библиотека

Я не был уверен, заметили ли они нас – по их поведению нельзя было сказать ничего определенного. Решив рискнуть, я повел свою колонну на перестроение, выстраивая орков на гребне холма, из-за которого мы выходили. Потеряв уйму времени, мои зеленокожие наконец-то решили, где чье место в строю, и потрусили вниз, освобождая место для солдат Ди, которых она решила придержать во второй линии, приказав им вытащить луки. Собственно говоря, мне хотелось ей посоветовать сделать то же самое, учитывая ее особое уважение к стрелковому оружию.

Почти в самом начале движения я заметил шевеление на другой стороне котловины, располагавшейся рядом с холмами, в которые сходила цепь гор. Разведчики врага побежали осведомлять об опасности основные силы, но я со своими полутора сотнями уже встал на середине склона, заняв единственно верную в подобном положении позицию. Противоположный склон котла был выше, но с него до рядов даже моих орков не могли добить и самые мощные луки людей. Дозор не сообщил о наличии у врага эльфов или арбалетчиков, поэтому я был относительно спокоен. Кроме того, мы ждали людей на своей стороне, а им пришлось бы сначала обогнуть последнюю горку, и только потом они увидели бы наши силы и смогли сообразить, что делать.

Как только передовые отряды показались из-за скал, в их сторону немедленно устремился подарочек от Ди – сгусток Тьмы, буквально лучившийся Силой. Мгновенно преодолев отделявшее его от цели расстояние, заряд смертоносной энергии врезался в порядки солдат и немедленно рассыпался облаком искр, которые, конечно, пожгли с пяток людей, но эффект произвели явно не тот, который ожидался. Я подозревал, что маги, уже предупрежденные, поставят блок, но, чтобы погасить подобное заклятие, они должны были быть настоящими мастерами. Ди, правда, совершенно не выглядела обескураженной – похоже, заклятиями такой мощи она расшвыривалась просто для того, чтобы прощупать противника. Мне оставалось лишь молча и яростно завидовать ее резервам.

Но и у меня нашлось чем попотчевать супостата. Конечно же это был один из моих собственных номеров, основанных на тех секретах, до которых я добрался сам, собственным путем. Черпая Силу из Тьмы, за основу я брал стихию, и получившееся смешение оказывалось совершенно непредставимым. Таким-то гостинцем я и угостил врага. Сблокировать его с ходу там, конечно, не смогли, и я насладился красочным зрелищем сгорания не меньше двух десятков воинов. Как я успел разобрать, первыми выбежали стрелки, рассчитывая дать залп и шустро спрятаться за ряды своих. Но вместо того, чтобы стрелять самим, они получили неплохое поощрение своему позыву сбежать сразу.

Повторять свое плетение я больше не мог (маги не умели его отразить, но вот прочитать и расколоть – запросто, после чего, как я полагал, могли бы вернуть мне его), а от заклятий Ди они были защищены, поэтому оставшиеся стрелки беспрепятственно влезли на небольшой холмик, и под их прикрытием начала появляться тяжелая пехота. Шли они довольно неплохо, но вот само качество войск было не ахти. Обычные дружинники-копейщики, не блистающие ни особым умением, ни железной дисциплиной, но способные раскатать орков в их «кольчугах» легко и непринужденно, потеряв не больше трети своих. Размен при численном превосходстве врага совсем неплохой.

Когда все солдаты вылезли из-за гор, взревели боевые рога, и дружинники начали быстро и умело, с выучкой настоящих вояк, перестраиваться. Прошло совсем немного времени, и на мои порядки поползли сразу две сотни, сбившиеся «ежами» и выставив во все стороны копья. Я спокойно наблюдал за всем этим, ожидая, когда же они полезут сначала вниз, а затем вверх по склону. Но оказалось, что это было лишь прикрытие.

Еще во время перестроения я заметил в глубине строя две фигурки в плащах, державшие наготове посохи. На вершине каждого не то что сверкал – горел от сдерживаемой до поры Силы камень. Два мастера – это было плохо, очень плохо. С ними на равных могла поспорить одна только Ди, а мои заклятия хоть и были им совершенно незнакомы, но оказались бы слишком слабы для серьезной дуэли волшебников.

Пока дружина бряцала оружием, отвлекая (как я потом понял) наше внимание, маги тоже решили прощупать наши силы. Один, с вычурным, раскрашенным в синий и белый цвет посохом, внезапно размахнулся, прокричал что-то на неведомом наречии (что-то явно магическое, ибо его голос, многократно усилившись, заметался по котловине) и резким движением вонзил свою палку в землю. Я ясно увидел, как полы его плаща рвануло кверху, словно бы из земли ударил вихрь, и в нашу сторону метнулся сверкающий шар, скрывавший в себе пару десятков молний. Вернее, не в нашу, а в мою сторону, как я успел понять в исчезающе малый промежуток времени. Маги нашли своего истинного врага – нас с Ди – и решили для начала выбить слабейшего, как им казалось.

Как маг Ди действительно меня обходила, но работать со стихиями мне удавалось куда лучше. Недаром я много времени уделял именно попыткам отражения заклинаний. Безусловно, с волшбой такой чудовищной (для меня) мощи я не сталкивался, но общие принципы знал и считал, что смогу противостоять слепой силе разрушения.

Орки увидели только плохо различимое движение над своими головами и поняли, что произошло, только когда их предводитель очутился перед линией, держа над башкой тот самый шар, который только что выпустил дырпцагунный маг. Мохаррный Свет, как же это было трудно! Трудно и больно. Орки, сообразив, что к чему, разразились восторженным ревом. Да, ребятки, именно этого-то от вас мне и надо было – чужая молния все время норовила вырваться и добраться до своей цели, которая теперь была перед ней, и только то, что я незаметно высасывал Силу из зеленокожих, бурно радовавшихся моему успеху, помогало мне держать ее в узде. Но и забирать слишком много я тоже не мог – они еще были нужны мне в бою. Поэтому, пока маги врага стояли, открыв рты (еще бы, такого им никто не показывал), я спешно начал заменять суть заклятия, подменяя ее собственной. Эту область магии многие считали ненужной, так как на подобные манипуляции уходило по нескольку секунд – по магическим меркам целая вечность. Но я угробил немало времени, пытаясь понять, как же это делается, и сейчас сокровенное знание сильно меня выручило.

Самые глазастые дружинники (и, конечно, маги, следившие за каждым моим действием) увидели, как кошмарное отродье Тьмы широко оскалилось, показав полную клыков пасть, и, от души размахнувшись, метнуло заряд обратно, в магов. Разумеется, я привесил к молнии несколько дополнительных смертоубийственных свойств, но чародеи оказались на высоте – плащи им подрало изрядно, сами они остались невредимы. И сразу последовал их ответ, только на этот раз они нацелили его на гребень холма, где осталась со своими Ди. Второй маг очертил внезапно полыхнувшим алым навершием посоха круг прямо в воздухе перед собой, сгреб горсть воздуха и словно бы нехотя бросил его в середину огненного кольца. Пламенный круг немедленно вздулся пузырем, и через мгновения через поле устремился сгусток огня величиной с походный шатер.

Ди поступила еще лучше меня, я, при всей экзотичности своей работы с заклинаниями, так бы не смог. Это был действительно образчик высшего мастерства. По видимому эффекту (самой работы я, конечно, не уловил) я понял, что она сумела в краткие терции времени отыскать скрепы заклятия, которые людские волшебники, не ожидая найти в ней первоклассного мага, оставили на виду. Точно определив момент, когда огнешар находился над одним из «ежей», она мгновенно (не знаю уж как) сломала их, и весь жидкий огонь, наполнявший заряд, излился вниз. Щиты, поднятые наверх для защиты от возможной стрельбы, разумеется, не выдержали магического пламени. Дикий вой сгорающих заживо взлетел вверх и тут же прервался – на месте разрушения шара земля почти мгновенно прогорела на локоть вниз. Остались только стоны обожженных и удушливый запах горелого мяса, заполнивший собой, казалось, всю котловину. На морде Ди появилась усмешка, которую я бы предпочел никогда больше не вспоминать. Но вскоре начались такие вещи, что мне стало не до того, чтобы глядеть по сторонам.

10
{"b":"89372","o":1}