ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Я спросила и у продавца овощей, и у дядюшки Хори, учителя каллиграфии, и у мистера Номуры, садовника, и у оператора котельной, и у мистера Суганэ, работника прачечной. Спрашивала у всех, кого только можно, но никто не мог дать мне исчерпывающий ответ. Я не знала, куда и к кому можно еще обратиться.

Между тем наступила весна, а вместе с ней приближались вступительные экзамены. Старая Меани хотела, чтобы я поступила в престижную школу, при Женском колледже Киото, но я не могла ни на чем сосредоточиться. В итоге я поступила в обычную школу для подростков, находившуюся рядом с домом.

Яэко была так зла на моих родителей, что не хотела, чтобы ее старший сын Мамору продолжал у них жить. Однако она оказалась слишком эгоистичной и безответственной, чтобы найти подходящий дом или отдельную квартиру, где она могла бы жить вместе с сыном. Она настояла на том, чтобы привести мальчика в окия.

Это был не первый раз, когда Яэко нарушала правила. Она всегда презирала их. Уже одно ее присутствие в окия было вопиющим нарушением правил. Проживать в окия было позволено только атотори и молодым гейко, связанным контрактом. Яэко не была ни тем, ни другим. Возможно, моей сестре нравилось думать, что она Ивасаки, но ее развод не был официальным, и она все еще носила фамилию Уэхара. Она разорвала свой контракт с окия, когда вышла замуж. В любом случае, у нее не имелось ни малейшего права жить в Ивасаки окия. Одного этого было достаточно, но существовало еще правило, запрещающее возвращаться в окия тем, кто однажды его покинул.

Яэко проигнорировала протесты тетушки Оима и Старой Меани. Она перевезла Мамору в окия и продолжала презирать правила. Она даже приводила в окия своих мужчин. Однажды утром, еще полусонная, я пошла в ванную и наткнулась на какого-то мужчину, которого ночью привела Яэко. Я закричала. В доме поднялась суматоха.

Такое поведение было типичным для моей сестры.

Присутствие мужчины в окия считалось дурным тоном, потому что это могло бросить тень на целомудрие самого окия и всех его обитательниц. Ничто не оставалось незамеченным в Гион Кобу. Тетушка Оима всегда была крайне недовольна, если в доме находился мужчина. Если же по какой-то причине в доме все-таки оставался мужчина, даже если он был чей-то родственник, тетушка заставляла его дождаться ленча, прежде чем покинуть дом, чтобы никто не видел его выходящим утром из дверей окия и не подумал чего-нибудь плохого.

Мне было двенадцать, Мамору – пятнадцать. Конечно, он еще не был взрослым мужчиной, но его присутствие изменило атмосферу окия. Я больше не чувствовала себя в полной безопасности. Он часто поддразнивал меня, и я иногда ощущала себя крайне неуютно.

Однажды он сидел в своей комнате с двумя друзьями. Я принесла им чай, а мальчишки схватили меня и принялись толкать от одного к другому. Я испугалась, вырвалась и побежала вниз по лестнице. Они смеялись. В другой раз, когда я была в ванной, я услышала, как кто-то ходит буквально рядом со мной. Я спросила:

– Кто там?

Сузу-тян как раз убирала садик и крикнула через окно:

– Мине-тян, у тебя все в порядке?

– Все хорошо, – ответила я.

Я услышала, как хлопнула дверь и кто-то взбежал по лестнице на второй этаж. Это наверняка был Мамору.

Я почти ничего не знала о сексе. Я никогда ни с кем на эту тему не разговаривала и не слишком интересовалась подобными вещами. Единственным мужчиной, которого я видела обнаженным, был мой отец, но это было много лет назад, так давно, что я почти не помнила, как выглядит голый мужчина.

Так что для меня стало полным шоком, когда однажды вечером Мамору тихонько подкрался ко мне сзади, когда я стояла голой в раздевалке, схватил меня, грубо повалил на пол и цопытался изнасиловать.

Стоял душный летний вечер, но я замерзла. В голове не было ни одной мысли, и я дрожала от холода и страха. Я оказалась слишком напугана, чтобы закричать или попытаться сопротивляться. На мое счастье, в это время вошла Кунико, чтобы подать мне новое полотенце и чистую одежду.

Она стащила с меня Мамору и с неожиданной силой отшвырнула его в сторону. Я думала, она убьет его. Всегда спокойная и добрая, Кунико, казалось, превратилась в какое-то яростное и жестокое божество.

– Ты, грязный выродок, – закричала она, – мерзкая свинья! Да как ты смел прикоснуться к Минеко? Вон отсюда, шваль! Я убью тебя, если ты еще хоть раз подойдешь к ней! ТЫ МЕНЯ СЛЫШИШЬ?

Она вытолкала парня из ванной комнаты, как ночного воришку, и попыталась поднять меня и привести в чувство, но я так сильно дрожала, что даже не могла стоять. Все мое тело мучительно болело.

Кунико уложила меня в кровать. Тетушка Оима и Старая Меани были очень добры ко мне. Я оказалась полностью разбита, паника и страх не отпускали меня.

Тетушка Оима позвала Яэко и Мамору и без лишних слов велела им покинуть дом.

– Вон из моего дома, – сказала она, – это приказ. Сейчас же. Я не хочу слышать никаких извинений. Не говорите мне ни слова. Вон!

Позже тетушка Оима рассказывала мне, что никогда в жизни не была в такой ярости.

Яэко отказалась уходить. Она настаивала на том, что ей некуда идти, и, в общем-то, была права. Ее бы никто не принял. Вмешалась Старая Меани и пообещала, что поможет Яэко найти какое-нибудь жилье.

Однако это требовало времени, а тетушка Оима ни минуты не желала оставлять Мамору под одной крышей со мной. Она обратилась за помощью к маме Сакагучи. Та тоже не хотела, чтобы мы с мальчиком оставались в одном доме. Так что они выработали план.

На следующий день меня позвала к себе тетушка Оима.

– Мине-тян, я хочу попросить тебя о большом одолжении. Маме Сакагучи очень нужна сейчас помощь по дому, и она хотела бы, чтобы ты пока пожила у нее и помогла ей. Ты согласна? Мы будем очень признательны, если ты согласишься.

– Я буду рада сделать все, что в моих силах, – не раздумывая, ответила я.

– Спасибо, дорогая. Я соберу твои вещи, но свои школьные принадлежности ты возьми сама, чтобы я ничего не перепутала.

По правде говоря, я была немного заинтригована.

В тот же день я переехала в дом мамы Сакагучи.

Через две недели Старая Меани нашла для Яэко новое жилье, к северу от Синдзё, на улице Нишиханамикоджи. Она же одолжила Яэко тридцать пять тысяч долларов, чтобы та могла купить себе дом. Яэко переехала туда вместе с Мамору. Я старалась избегать его по мере возможности, но иногда мы случайно встречались на улице, и парень всегда говорил мне гадости. Тетушка Оима согласилась и дальше заниматься карьерой Яэко. Она вынуждена была делать это, поскольку Ивасаки окия мог потерять репутацию из-за случившегося. Яэко была наказана, но никто не должен был об этом знать.

Я переживала ужасные времена. Меня мучили ночные кошмары, и я постоянно была на грани истерики.

Мне было никак не справиться с воспоминаниями о том, что произошло. Я знала, что все очень беспокоятся обо мне, но была неспособна даже сделать вид, что со мной все в порядке. Мама Сакагучи приставила ко мне одну из служанок, и та находилась рядом со мной двадцать четыре часа в сутки. Так продолжалось несколько месяцев.

24
{"b":"89387","o":1}