ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Второй: — Не составите компанию? «Данхилл»…

Магидович: — Я не курю.

Второй (щелкая зажигалкой): — И правильно делаете… К какой категории людей я себя причисляю? Ну допустим, к тем, кто ценит свою личную свободу выше всего остального.

Магидович: — К анархистам — индивидуалистам?

Второй: — Не столь примитивно, конечно… Да, я — индивидуалист. Однако признаю, что общество, состоящее из одних индивидуалистов, обречено на скорое вымирание. А мне не хотелось бы, чтобы в один прекрасный день всё человечество вымерло. Поэтому я принимаю право государства пресекать любыми методами — вплоть до самых кровавых — действия, ведущие к разрушению установившихся между индивидуумами связей.

Магидович: — То есть получается, что вы поддерживаете государственный курс Социальной Стабилизации?

Второй (подумав): — Я признаю необходимость подобного курса в нынешних условиях. Однако это признание вовсе не обязывает меня курс Социальной Стабилизации поддерживать.

Магидович: — Нонсенс…

Второй: — А вы взгляните на это под другим углом. А все ли, что делает человечество для своего спасения, имеет право быть причисленным к благодеянию?

Магидович (пожимая плечами): — В конечном счете — да.

Второй: — Вот — вот. Но не думаю, что с вами согласились бы, например, дети Хиросимы…

Магидович: — Передергиваем, Борислав! Передергиваем. Взрыв атомной бомбы над Хиросимой не есть акт во спасение человеческой расы. Американцы минимизировали собственные потери в предстоящей кампании; это разные вещи. Однако именно этот ваш логический выверт возвращает нас к тому, с чего мы сегодня начали…

Второй (закуривая новую сигарету): — Вот как? Очень интересно!

Магидович: — А начали мы, собственно, с проблемы выбора. И я утверждаю, Борислав, что даже рассуждая вышеизложенным образом, вы всё равно окажетесь по одну из сторон баррикады, и то, что вы называете «третьим путем», — лишь иллюзия, самообман. Вы не поддерживаете курс правительства? Прекрасно. Скоро у вас появятся друзья, которые тоже не поддерживают курс правительства. Очень мягко и ненавязчиво друзья в конце концов предложат вам не поддерживать курс правительства активно. И даже если вы откажетесь участвовать в их «борьбе», одно то, что вы не сообщите в компетентные органы о факте подобного предложения, автоматически поставит вас за рамки закона — и где здесь «третий» путь? Находясь внутри социума, легко быть индивидуалистом. Но трудно и на практике невозможно — быть отшельником.

Второй: — Хорошо сказано!

Магидович: — Спасибо.

Второй: — Но осмелюсь ещё поспорить, Андрей. Надеюсь, вы не против?

Магидович: — Отнюдь.

Второй: — Видите ли, Андрей, обосновывая свою позицию, вы исходили из достаточно традиционного представления о человеке как существе, всегда адекватно воспринимающем окружающий мир. Но ведь это не так. Каждый человек сам строит свою вселенную. Третий путь не может возникнуть во внешнем мире — тут я с вами согласен; любое движение личности в объективной реальности кто-нибудь обязательно использует к своей выгоде. Третий путь возникает и строится во внутреннем мире, на внутреннем ощущении. Понимаете?

Магидович (с заметным разочарованием): — Так вы, оказывается, субъективный идеалист?

Второй: — Вы всё стараетесь упростить. Я же хотел только сказать, что человек может оставаться свободным вне зависимости от того, в какой среде он находится. Это внутренняя свобода; и она — гораздо большая ценность, чем свобода навязанная…

Магидович: — Для кого «большая»?

Второй: — Теоретически, для самого человека. Но практически — и для государства.

Магидович: — Новое противоречие. Если представить себе некую экстремальную ситуацию: войну и тотальную мобилизацию, например — куда заведет данного конкретного гражданина эта ваша «внутренняя» свобода? Не на передовую, думается…

Второй (с усмешкой): — Как раз экстремальная ситуация и способна продемонстрировать нам, насколько глубоко уважается конкретным государством внутренняя свобода его конкретных граждан.

Магидович (заинтересованно): — Поясните, пожалуйста.

Второй: — Тут принцип простой. Человек по умолчанию наделен внутренней свободой в полном объеме. Он этого может не понимать, но это и неважно. Если государство вместо того, чтобы всячески эту свободу развивать, старается, наоборот, задавить её, свести до минимума, человек на внутреннем, практически подсознательном уровне вступает с подобным государством в конфликт. Я хочу сказать, что человек будет защищать телом своим и сердцем только ту страну (Родина она ему или нет — безразлично), которая уважает его право на внутреннюю свободу.

Магидович: — То есть, вы считаете, что политика Социальной Стабилизации направлена на подавление внутренней свободы?

Второй: — Я этого не говорил.

Магидович: — Но я вас так понял. Иначе зачем бы вам искать пресловутый «третий» путь?

Второй: — Можно, я ещё закурю?..

Запись допроса капитаном Магидовичем Второго из подозреваемых вызвала у товарища полковника искреннее и вполне объяснимое недоумение. Понятно, что у каждого сыщика своя собственная метода. Хоть и учат их пять лет, хоть и сдают они курсовые работы по основам и принципам ведения допросов, плох тот следователь который не сумеет сам отыскать свой особый прием по раскалыванию клиента, Магидович, несмотря на свое неуважительное отношение к субординации и писаным правилам, был из числа лучших работников Третьего Отделения. За счет этих самых особых приемов, в частности. Но такой манеры вести дознание товарищ полковник не ожидал даже от него. Что это, в самом деле, Внутренняя свобода, третий путь, субъективный индивидуализм… Жаргон похлеще, чем у того хохлатого, с которым работает Скворешников.

Товарищ полковник быстро просмотрел доклад Магидовича о первых результатах: «КАЛНЫНЬШ Борислав Аркадьевич («Второй»). ФИО — подлинные. Биографические данные, указанные в регистр — пассе — подлинные. В группе «Сетевые вампиры» занимался криптозащитой[62], распределенными системами AI[63]. Вину свою осознает, готов нести всю полноту ответственности за совершенные преступления против законности и порядка. Коэффициент ВНУП = 42,2. Коэффициент ЛЖИ = 12,4. »

Ну да, и все эти выводы он сделал на основании такой вот неудобоваримой беседы. Затянутой, между прочим, беседы. Очень затянутой. А времени у нас осталось сорок четыре часа. Ни больше, ни меньше. Андрей хороший, признанный специалист, но не перемудрил бы. Или он полагает, что Второй никаким Фантомасом оказаться не может, и поэтому просто с удовольствием проводит время. Хотя нет. Если бы он так считал, немедленно доложился бы. Дело он знает. Тогда зачем этот спектакль.

В резюме для Магидовича товарищ полковник записал следующую рекомендацию, «Интенсифицировать работу над Вторым. Выявить связи, допросить на предмет его личного отношения к коллегам по работе. Беседы за жизнь прекратить».

Потом перечитал своё собственное послание и оно ему не понравилось. Не из той породы капитан Андрей Магидович, чтобы ему указывать, как и когда интенсифицировать оперативную разработку, но и оставить всё так, как оно есть и без комментариев товарищ полковник не мог.

Он ещё раз перечитал рекомендацию, стёр грозно — необдуманное, «Беседы за жизнь прекратить», и отправил послание в сеть.

Пойдем далее. Товарищ полковник включил запись допроса капитаном Мокравцовым Третьего из списка подозреваемых.

Для служебного пользования

Видеопротокол допроса гр. Волоса Г.И. (РПН LANWE890754) («Третий»)

Рабочий материал по делу № HJ 457943 «Сетевые вампиры»

(3 экз., копия — в архив, копия — нач. группы)

16:51:48–17:25:00

Капитан Мокравцов (дружелюбно): — Итак, с чего мы начнем?

Третий (осторожно): — Вам виднее… гражда-а…

Мокравцов: — Нет, ну зачем же? Называй меня «товарищ капитан», я не против.

вернуться

62

 Криптозащита — защита информации путём превращения её в бессмысленный набор символов, расшифровать который может только человек, знающий ключ.

вернуться

63

 AI — общепринятое сокращ. от англ. Artificial Intelligence, что означает «искусственный интеллект».

12
{"b":"89390","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
iPhuck 10
Переговоры как искусство. Профессиональные секреты звездного адвоката
Лабиринт Фавна
Норвежские волшебные сказки
Юбилейный выпуск журнала Октябрь
Тим Кук
Именинница
Наблюдая за китами
Лунная дорога в никуда