ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ты что тут распрыгался? — окликнул грозно зайца царь обезьян, поднимая на него свой мощный волшебный шест, становящийся грозным оружием. Но откуда южной обезьяне знать про лунного зайца, пусть и маленького, но удаленького.

— Кто ты и откуда? Что тебе слон сказал? — продолжал наступать на зайца царь обезьян.

Заяц махнул своим яшмовым волшебным пестиком, и шест у обезьяны выскочил из рук. Заяц хотел перехватить его, но царь обезьян всё-таки обладал природной ловкостью и увёртливостью и изловчился да схватил с земли свой шест. Началась схватка, никто не уступал друг другу. Молнии так и сыпались, когда шест обезьяны налетал на дубинку зайца, одна волшебная энергия била по другой, уступать никто не хотел.

— Ты чем отравила слонов, паршивая обезьяна? — кричал заяц. — Ты зачем обрушила дорогу на скалу, преградив путь царю слонов?

— Не знаю я никаких слонов, — на всякий случай отнекивалась обезьяна. — Но земля эта будет теперь наша, обезьянья, хватит нам жить в тесноте и духоте.

— Нельзя отнимать чужое, находи другие пространства, очищай джунгли, — шумел на обезьяну разозлившийся заяц.

— Ещё чего, пусть другие работают, мы хитрые и ловкие, мы будем править миром, а слоны пусть работают! — огрызался царь обезьян.

Так бились они и день, и ночь, и второй день, и вторую ночь. А слонам становилось всё хуже и хуже. Да и у зайца заканчивались силы, и его яшмовая дубинка всё слабее отражала удары обезьяньего шеста. На третий день шум от битвы лунного зайца с царем обезьян долетел и до вершины скалы. Небесный пёс понял, надо вновь выручать своего друга, обессилевшего в борьбе с крепким противником. Оставил строительство дороги, вихрем полетел вниз.

Царь обезьян еле успел отвернуться, схватил свой шест, замахнулся на пса, но небесному псу его волшебный шест был, как слону дробинка. Даже не приближаясь к царю обезьян, одним дыханием своим он вогнал его по колено в землю. Тот изловчился, метнул свой могучий шест в пса, но шест ударился о невидимую огненную преграду и переломился. Вторым дыханием небесный пёс загнал царя обезьян уже по пояс в землю. Царь обезьян призвал на помощь всех своих духов и демонов восточных земель, но и они, налетая на небесного пса, лишь обжигались или сгорали вовсе в небесной огненной энергии. Третьим дыханием пёс загнал царя обезьян в землю по горло. Оставалось набрать воздуха для четвёртого дыхания и послать царя обезьян в преисподнюю.

Царь обезьян, чувствуя свою скорую гибель, взмолился:

— Не губи меня, собака. Всё расскажу, что было. Конечно, я, царь обезьян, мечтал о таком большом пространстве для жизни своих обезьян и, не скрывая, радовался гибели слонов. Конечно, я знал ещё от своих царских предков о скале с волшебной целебной лунной водой и послал туда царя слонов. Конечно, я знал, что за царем слонов следят, и когда он стал взбираться на невиданную для слонов высоту, мужественно спасая своих слонов, эту дорогу специально обрушили. Но не я отравил слонов, не я обрушил дорогу. Я даже восхищался смелости царя слонов, рискнувшего покорить такую вершину. Но были те, кто обрёк их на гибель. Далеко на севере люди стали испытывать и взрывать свои атомные бомбы, уничтожая вокруг всё живое, и лишь огромная шакалья стая со своим чутьём на всё гнилое и мерзкое предвидела эти взрывы и ринулась на наши земли. Это шакалы отравили своим мерзким дыханием воздух, заразили воду в слоновьем царстве. Это они подрыли землю под дорогой и выгрызли деревянные опоры, чтобы никто не мог спасти слонов. Но мы — обезьяны, знаем, как избавиться от шакалов, мы давно наблюдаем за их повадками, знаем даже, как справиться с их царем-оборотнем. Мы ждали, когда они очистят землю от слонов, а затем мы бы сами справились с ними. Не получилось. Но если ты меня пощадишь, я обещаю тебе, даю слово царя обезьян, мы сразу же уничтожим всех шакалов, и пусть слоны живут в своём слоновьем царстве. Мы уж как-нибудь расчистим сами свои джунгли.

— Что, заяц, делать будем? Пощадим царя обезьян? Или на всякий случай отправим в преисподнюю, чтобы не делал больше мелких подлостей? — небесный пёс жадно набрал воздух, вдохнул поглубже. Царь обезьян в предчувствии неминуемой гибели от четвёртого дыхания пса задрожал так, что от его страха даже земля, в которую он был врыт, заходила ходуном. Даже скала задрожала и царь слонов чуть не свалился в пропасть, вглядываясь в происходящее внизу. Даже рыбы в лунном озере повыпрыгивали на полметра вверх. И по озеру пошла большая волна.

Всё зависело от решения лунного зайца, как всегда доброго и жалостливого.

— Нет, друг мой, верный пёс, давай пожалеем и освободим царя обезьян. Я верю его слову. Да и если нарушит царь обезьян слово, мы с неба всегда можем разглядеть и достать его. Что он со всеми своими хитростями перед небом? К тому же, пёс, у нас времени мало. Ты иди, доделывай дорогу на скалу, а мне надо мчаться спасать ещё живых слонов. Нам не до шакалов. Вот пусть шакальей стаей и займутся прямо сейчас, немедленно царь обезьян и все его подданные.

Сказано, сделано. Небесный пёс великодушно вытащил царя обезьян из земли, напоследок дал ему хорошего пинка по направлению к джунглям, откуда выглядывали мордочки обезьян, и опять с воздушным потоком помчался на вершину скалы, строить всеми и небесными и земными силами дорогу.

Заяц, запихав свой яшмовый потрескавшийся пестик-дубинку за пояс, помчался к больным слонам, вливая прямо в хобот целебные лекарства, а самых больных и умирающих, прежде всего маленьких слонят, одаривая кусочками плодов бессмертия.

Долго ли, коротко, но все слоны были вылечены, и трубили радостную песнь жизни лунному зайцу и небесной собаке, дорога на скалу была возведена, и такая прочная, что никаким подлым силам уже нельзя было её разрушить. Такие крепкие древние дороги и сейчас остались на земле и от древнего Китая, и от древнего Рима. О таких дорогах могут только мечтать бедные россияне. Выполнил своё обещание и царь обезьян. Шакалы были изгнаны за пределы царства, а самые зловредные уничтожены. Шакала-оборотня обезьяны приволокли к небесному псу, и тот его прямиком отправил в бездну. Там таким злодеям и место.

45
{"b":"89406","o":1}