ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Милосердие смерти. Истории о тех, кто держит руку на нашем пульсе
Спасибо деду за Победу! Это и моя война
БеспринцЫпное матерное, или Трагическое недоразумение
Больше, чем кухня
Создатель. Предсказывать тренды. Генерить идеи. Создавать проекты
Сама виновата
21 неопровержимый закон лидерства
Тактический уровень
Джек Ричер, или Синяя луна

Тогда и начались проблемы. Осколки программы полного системного подавления, загнанной в самые дальние отсеки станции, неожиданно начали проявляться в самое неподходящее время в самом неподходящем месте, убийственными волнами распространяя смертельную угрозу Старому Нику и всей станции. Анкила. Вот корень зла. Некогда омертвевшая часть компьютерного разума.

Сколько еще осталось? Лишь бы успеть. Это же периферийный район! Только бы успеть.

Станция опустела. Все, кто еще был озабочен своим будущим, покинул Афины. А те, кто остался, были не в счет. Десять последних транспортников под бдительным присмотром крейсера и двух эсминцев готовились к прыжку.

Виланд стоял на обзорной площадке корабля, даря прощальный взгляд ставшей до некоторой степени родной станции. Ему было действительно жаль покидать старого друга.

Не этот ИскИн первый, не этот последний. Пусть себе ожидает своих чрезвычайных обстоятельств!

Хватит! Легкое сожаление - конечно, хорошо, но не пора ли вернуться к шахматам? Безразлично взглянув на звезды, Виланд повернулся чтобы уходить.

В этот самый момент из гиперпространства вынырнули факельщики Вольных Планет Акинака.

Огненные лазеры больно вонзались в холодную плоть металла, круша все на своем пути. Тяжелые транспортиники взрывались, не в состоянии увернуться от маневренных кораблей противника.

Один из эсминцев вспыхнул в первые же секунды сражения. Крейсер вступил в неравный бой. Второй эсминец, воспользовавшись неразберихой, нырнул в гиперпространство вместо того, чтобы доблестно погибнуть во славу Империи. Почему-то никому не было интересно, сыграл ли Наместник Торговых Гильдий, неизвестно почему оказавшийся на военном корабле, какую-нибудь роль в столь стремительной адаптации к боевым условиям.

А факельщики перешли к планомерному обстрелу оставшихся без прикрытия транспортников. Вольные Планеты всегда ценили красоту маневра, и подобное завершение эвакуации должно было неминуемо деморализовать противника.

Ну а станция… Теперь она не представляла стратегического интереса, но зачем разрушать то, что может однажды пригодиться? И когда наступит день, найдутся те, кто придет и возьмет… По праву сильнейшего.

Пока не был уничтожен орбитальный спутник наблюдения, ИскИн безразлично наблюдал за уничтожением тех, о ком еще так недавно он должен был заботиться.

враг на орбите; задействована программа полного системного подавления

Отсек за отсеком стиралась его память. Он не сопротивлялся. Это не входило в его обязанности.

И тогда прорвался сигнал. Несмотря на многочисленные помехи, ИскИн принял новую команду. Секретный код, предусмотренный на случай экстренной необходимости. Прерывающий программу полного системного подавления.

Двигатели транспортника были безнадежно повреждены, атомный реактор пошел вразнос, а Виланд все диктовал, быть может, самый главный приказ в своей жизни. С единственной целью успеть сделать то, на что у него никогда не хватало времени. Или желания. Прежде, чем взорвется его корабль.

Столь же безучастно ИскИн начал переписывать неповрежденные файлы, одновременно отключая пораженные отсеки. Остановить программу полного системного поражения можно лишь изолировав ее, разорвав на бессмысленные фрагменты. Ослабевшие, но не обессиленные, они будут мирно ожидать своего часа.

ИскИну было все равно.

– Приехали! - Билли понял, что не успеет добраться до Анкилы. Просто не успеет. - Давай же, Мак, сопротивляйся! Борись! Тебе же не все равно. Давай. До победы. До точки отсчета!

Оглушающая тишина была ему ответом. Но Старый Ник сражался. Из последних сил преодолевая бремя своего бездушного существования в прошлом. Оглушающая тишина, разрываемая безмолвным криком души.

…слезы небес и на сердце огонь

Он знал, что такое жизнь и что такое смерть. Медленно и мучительно осознавая чуждые ему воспоминая, Старый Ник заново пережил эвакуацию. А может, он переживал ее и сейчас. Кто знает?

– Извини, друг, - Билли очень не хотелось этого делать, но раз другого способа нет…

Негнущимися пальцами он открыл ближайшую панель управления, подсоединяя свой переносной терминал. Застыл на мгновение. После чего ввел команду. Этой команды не могло и не должно было быть. Более того, ее просто не было, если не считать того краткого мгновения, когда Билли предусмотрительно обеспечил себе пространство для маневра, на случай если в Великом Эксперименте что-то пойдет не так.

Неожиданно тишина стала менее гнетущей. Билли устало откинулся назад. Итак, Старого Ника больше нет. Это убийство? Билли пожал плечами.

Без разницы. Главное - у него есть несколько часов, в течение которых станция может выживать без пристального надзора компьютера. Несколько часов, чтобы устранить возникший сбой системы. После чего можно будет воскресить Старого Ника.

Билли грустно усмехнулся. Вот уж никогда не стремился стать Богом.

После того как орбитальный спутник наблюдения был уничтожен, пришел последний сигнал. ИскИн не удивился. Его на это не программировали.

Но Старый Ник никогда не сможет забыть последние слова Виланда. Слова, ставшие откровением. Слова, бередящие душу, которую они же и зародили:

"Звезды. Застывшие слезы небес…"

27
{"b":"89409","o":1}