ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Адам, ты знаешь, где она увидела их?

— На улице, когда мальчик садился в машину. Но я не знаю, что это была за улица, и мистер Янг не очень-то запомнил девушку, разве что отметил, что она не в его вкусе.

— А что была за машина, Адам? Ты не заметил, какой марки, какого цвета?

— Старая машина с бензиновым двигателем, не электрическая. По-моему, серого цвета. Обшивка внутри вся изорвана.

— А что насчёт убийства, Адам? Янг думал о нём?

— Поначалу — да. Он вспомнил драку, вспомнил, как остановил машину, но всё это словно в тумане. Он то и дело перескакивал с мысли на мысль и не додумывал мысли до конца. Чтобы разобраться, я должен складывать разрозненные кусочки, а это очень трудно.

— Я понимаю тебя, Адам. Поверь, я очень высоко ценю твоё старание. Если ты вспомнишь что-нибудь ещё, пожалуйста, сообщи мне, хорошо?

— Со мной этот номер не проходит, мистер Джун. Либо я знаю, либо я не знаю. Я вам уже всё рассказал.

— Э-э, мистер Джун... — прервал их Делмар. — Мы должны провести с Адамом определённые процедуры, поскольку он только что из установки. Пока мы не закончим, он не сможет отвечать на вопросы. Не возражаете?

Джун кивнул, и все трое вышли из лаборатории, оставив Бада наедине с Рут.

— Что, Бад, плохо дело?

— Не очень хорошо. Пока ещё не очень. Я всерьёз надеялся, что Янг запаникует и расколется. Вполне очевидно, что этого не произошло. Теперь нам придётся добиваться того же с очень большими трудностями.

— У нас есть несколько дней до предварительного слушания дела. Какую сумму ты посоветуешь назначить в качестве залога?

— Я посоветовал бы обойтись без залога, но Янга всё равно освободят: раскошелится какая-нибудь сердобольная особа. Скорее всего это будет наша старая знакомая Паула Уиттл. Как только я вношу предложение не освобождать под залог, все начинают рваться под её крылышко. Она просто обожает расписываться на повестках.

— Что ты собираешься теперь делать, Бад?

— Буду искать машину. Цистерны слегка сужают поле поиска, а Илизар — не такое уж распространённое имя. С женщиной будет намного труднее. Наверняка это какая-нибудь портовая шлюха. Янг, видимо, рассматривал её как запасной вариант. Хотелось бы иметь побольше времени.

— Да, — сказала Рут, — время бы нам не помешало. Я лично думала, что эта процедура с арестом окажет на Янга более сильное воздействие, но он, судя по всему, хладнокровный человек. Делмар говорил, он совершенно феноменально управляется со всеми этими устройствами, и если бы не дурные наклонности парня, Делмар, вероятно, оставил бы его при себе. Кстати, вот ещё одна проблема: что если Янга выпускают под залог и он является сюда? Что мы тогда будем делать?

— Хороший вопрос. Я полагаю, ты выкинешь его за дверь.

— Он возбудит против нас дело. Или это сделает «Дженерал электроникс». И если не удастся выстроить обвинение против Янга, он выиграет процесс. Пока против него лишь тот факт, что он под следствием. Увольнение можно было бы оправдать обвинительным приговором, но просто факта ареста для увольнения недостаточно.

— Подумай об альтернативе, Рут. Если только он явится сюда и если только узнает, что Адам хоть как-то причастен, Янг, скорее всего, решит избавиться от свидетеля. В тот раз он совершил убийство, имея куда менее значительный повод.

— Я думала об этом. И боюсь до потери сознания. Тот факт, что у Янга хорошо варит башка, отнюдь не располагает к спокойствию. Я уверена — он понимает, что Делмар и Мак затеяли всё это сканирование мозга, да ещё с привлечением сверхдорогущего оборудования, не ради забавы. Даже неподготовленный человек может распознать в Адаме несвойственные человеку черты, и как только Янг выяснит, что у вас практически нет доказательств, он начнёт размышлять, с чего это вдруг вы так глубоко копаете. Не нужно особой интуиции, чтобы связать данную ситуацию с возможностью телепатического подслушивания.

— Рут, тебе нужна защита? Я мог бы отрядить сюда пару ребят.

— Я не уверена, Бад, что это поправит дело. Скорее наоборот. Думается, Адам будет в безопасности только тогда, когда Янга надёжно запрут в тюрьму.

— Ты же знаешь, Рут, я делаю всё возможное.

«Всё возможное» Джуна не давало гарантий. Когда Рут услышала, что назначен залог в сто тысяч долларов, она испугалась: вдруг Янг найдёт кого-то, кто внесёт эту сумму. Однако узнав, что Янг для этого даже палец о палец не ударил, Рут воспряла духом.

Но на то у Янга были свои причины. Его адвокат, Перси Шеффер, сразу начал ходатайствовать о предварительном слушании дела и добился, чтобы первое слушание состоялось менее чем через двое суток после ареста. Обычно эти слушания были пустой тратой времени, поскольку в промежутке окружной прокурор, следуя обычаю, докладывал обстоятельства большому жюри, а уж оно, как правило, лишало судебные инстанции права в ходе предварительного разбирательства формулировать предположительное обвинение, дающее основание содержать подозреваемого под стражей.

Дело раскручивалось, но Государство не смогло удовлетворить Правосудие, представив ему убедительные доказательства, что между Янгом и покойником была какая-то связь. В итоге иск был отклонён, и Янга выпустили на свободу.

То, что Правосудие отклонило иск, вовсе не означало, будто обвинение было снято, — просто Государство лишилось права держать Янга в тюрьме. Даже сейчас его всё ещё можно было привлечь к ответственности. Всё, что требовалось, — это раздобыть новые доказательства. У Бада их не было, и ему не очень-то улыбалось вступать в новый раунд схватки, имея на руках те же самые козыри, которые уже видел мировой судья. Большое жюри не пропустит дело в суд.

Что беспокоило сейчас окружного прокурора больше всего, так это фактор времени, который работал против Государства: с некоторых пор в стране действовал закон о безотлагательном судопроизводстве, и недавно было принято несколько решений, где этот закон сыграл неблагоприятную для Государства роль. Джун уже начал было сожалеть о той поспешности, с которой они взяли Янга. Не было бы ареста — не было бы и проблемы, но поскольку с момента ареста началось судебное преследование Янга, он всецело подпадал под правило «ста двадцати дней». В течение этого срока Джун обязан был повторно арестовать Янга и довести дело до суда, иначе преследование теряло силу.

Янг вернулся в свою квартиру при институте и приступил к прежним обязанностям.

Верная своему слову, Рут, как и все остальные, вела себя внешне так, будто ничего не произошло, — отношение к Янгу не менялось, был ли он поблизости или нет. Но теперь действовало новое правило, и все строго придерживались его: Адама даже на секунду не оставляли наедине с этим человеком. По ночам он спал за запертыми дверями, которые охранял Феликс Хуарес — специальный уполномоченный окружного прокурора: он был загримирован под уборщика.

Ни Делмар, ни Мак не считали это достаточной мерой, и поэтому оба были хорошо вооружены. Рут возражала против оружия. Она ничего не могла сказать о Маке, но зато хорошо знала Делмара и сильно сомневалась в его способности причинить боль кому бы то ни было, кроме себя самого.

Время шло. Новости от Бада если и поступали, то лишь самые обескураживающие. Илизар исчез. Выяснилось, что он был «мохадо» — «мокроспинный».[3] Этот незаконный иммигрант растворился вместе со своей машиной — возможно, улизнул за границу, вернувшись туда, откуда в своё время прибыл. Полиция с ног сбилась, но так и не нашла ни его самого, ни его автомобиля.

Больше повезло с девицей. Её отыскали, хотя толку от этого было всё равно мало. Она хорошо разглядела жертву и описала парня во всех подробностях. Югослав находился вне машины, и девица пыталась привлечь его внимание. Водитель же оставался за рулём, поэтому у неё было меньше возможностей рассмотреть его. Девице предъявили альбом с фотографиями, но она не опознала Янга.

вернуться

3

 Сельскохозяйственные рабочие, незаконно приехавшие или доставленные из Мексики в США.

7
{"b":"89427","o":1}