ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Разбирательство опять зашло в тупик. По-прежнему не было ни одного свидетеля, который мог бы связать единой нитью Янга и его жертву, не говоря уже о том, чтобы эта нить привела к роковой дате. А времени оставалось всё меньше и меньше.

Не желая тревожить Адама, четверо взрослых опять встретились поздно вечером, когда мальчик уже спал. Цель была следующая — решить, стоит ли делать очередной логический ход. А именно — предложить большому жюри услышать о случившемся из уст Адама.

Они собрались в небольшом рабочем кабинете Делмара Скуновера. Хозяин сидел рядом с Рут на маленькой кушетке. Мак с неизменной жестянкой пива в руке расположился на медвежьей шкуре возле кофейного столика, а Бад, в кои-то веки настроенный на неофициальный лад и одетый весьма небрежно, полулежал в огромном пухлом кресле, — Адам очень любил забираться в него, когда бывал в кабинете.

— Мне это не нравится, Бад, — сказал Делмар. — Все опять встанут на головы, как это случилось, когда Адам был маленьким. Я отнюдь не горю желанием наблюдать, как моего сына снова подвергают гонениям. В прошлый раз это было ужасно — а ведь тогда публика возмущалась только физическими отличиями. Уже в те времена Адама называли монстром, а ныне типы вроде Лестера Роталса расценят новые способности Адама как доказательство своей правоты. Вы помните «преподобного» Роталса?

— Конечно, помню, — отозвался Джун.

— Тогда вы должны также помнить, как он называл Адама антихристом. На плечах моего мальчика этот тип воздвиг целый религиозный культ и сделал всё от него зависящее, чтобы мир возненавидел малыша. Ещё совсем недавно нельзя было включить телевизор без того, чтобы не узреть эту безобразную морду и не услышать, как он вещает.

— По-моему, Делмар, Роталс уже не у дел. Он положил начало, хорошенько нагрел на этом руки и предпочёл всему жизнь финансового воротилы. В настоящий момент у него хлопот полон рот с ребятами из налогового управления — Роталс старается изо всех сил, чтобы они не упекли его в тюрьму за уклонение от уплаты налогов. Сомневаюсь, чтобы он причинил Адаму неприятности.

— Может быть, он и не причинит, но всегда найдётся кто-то, кто захочет нажиться на несчастье ближнего. Мир полон подобной нечисти. Я знаю — сам представал перед судом. Бад, ведь я попал за решётку не потому, что был в чём-то виноват, а по той причине, что какой-то горлопанистой пронырливой репортёрше захотелось продать сенсацию. Если правительство может бросать за решётку ни в чём не повинных людей, почему бы ему не посадить кое-кого, чья вина общеизвестна? Почему Адам должен становиться за барьер для дачи свидетельских показаний и принимать на себя весь огонь оскорблений, который, как мы знаем, обрушит на него белый свет? Он...

— Делмар, я понимаю, каково вам, но поверьте мне...

— Нет! Вы не понимаете, Бад. И не перебивайте меня, хорошо? Я ещё не закончил. Адам не должен этому проклятому миру ни единого цента. Всё, что он получал от него, — это сплошное горе. Мир отверг его и ему подобных только за то, что они отличны от других людей. Правительство, которое засадило меня в тюрьму, ожидает теперь, что мой сын явится в суд во имя справедливости, — а ведь это то же самое правительство, которое отказало ему в справедливости, не разрешив иметь подругу. То же самое законодательство, которое запретило в своё время убить моего сына, также запрещает — под страхом длительного срока заключения — повторить процесс и создать ещё одно существо — в пару Адаму. Справедливо ли это?

— Делмар, вы должны понять...

Нет! Я не должен понимать, Бад. В назидание вам и любому другому, кто считает, что я должен, я со всей откровенностью заявляю, что не только сейчас не понимаю, но и в будущем вряд ли пойму систему, которая столь непоследовательна в подходе к одному и тому же вопросу.

И не то чтобы я не пытался. Напротив — я пытался, и довольно долго. Я слушался Рут, ибо знал, что она любит меня, и был уверен, что она любит Адама. Я последовал её совету. Я подставил вторую щёку, я сделал всё, что она предлагала, будучи убеждён, что она знает лучше, что она понимает эту систему. И мы жили здесь спокойной жизнью, старались хорошо делать своё дело и не лезли в чужие дела.

И что происходит потом? Какой-то чужак, тип, действия которого в нерабочее время мы не можем контролировать, отправляется кое-куда и по причинам, известным ему одному, совершает преступление, абсолютно не связанное с его работой и вовсе не имеющее отношения к кому-либо из нас. Затем он возвращается и обрушивает мысли о своём преступлении на моего сына.

Адам не знал, что делать. Да и как он мог знать? Ведь Адам — невинный ребёнок. Всё, что ему известно, — это то, что убивать нехорошо, и он считал, что нас нужно поставить в известность об убийстве, совершённом Янгом, вот он это и сделал.

А затем Рут, которой почему-то — мне неясно почему — хочется верить, что вы её друг, рассказывает эту историю вам. Она, видите ли, посчитала, что это её долг и что она знает лучше.

Я так не думал. По крайней мере в этом конкретном случае Рут заблуждалась. Я был против, ибо опасался, что то, что уже произошло однажды, произойдёт снова. Я просто хотел спустить всю эту историю на тормозах — потихоньку подтолкнуть Янга к тому, чтобы он без шума исчез из института. Он исчез бы и унёс проблему с собой. Мне следовало довериться своей интуиции. Вместо этого я громоздил ошибку на ошибку, выслушивал массу нелепых речей о законе и справедливости, и вот результат — мне заговорили зубы и я завяз в этом деле.

Ну что же, с глупостью пора кончать. Я полон самых решительных намерений. Если закон не может справиться с задачей, располагая той информацией, которую сообщил Адам, значит, дела закона плохи. Потому что всё, что ему суждено получить от Адама, он уже получил!

Ни Джун, ни Рут никогда не видели такого Делмара Скуновера — краснолицего, непреклонно серьёзного, разъярённого. Вялый, уступчивый, предельно рациональный Делмар словно испарился, вместо него был кто-то другой — незнакомый и неистовый.

«Вероятно, такое состояние, — подумал Джун, — долго не продлится. Подобный гнев обычно быстротечен: люди всегда возвращаются в рамки своего психологического типа. Делмар тоже вернётся, но, быть может, не раньше, чем буря достигнет максимума», — а то, что собирался сказать Джун, как раз и предвещало высший накал страстей.

— Делмар, — сказал он, — государству нужно, чтобы Адам дал показания. Без этого мы не сможем подвести Янга под статью. Возможно, даже при условии дачи показаний мы не добьёмся вынесения приговора, однако попробовать мы должны. И ещё, Делмар, — государство может быть последовательным. Оно может наказать любого, кто попытается помешать даче этих показаний. Мне лично очень жаль, что всё так получилось, но так уж устроен мир. Никак иначе делу помочь нельзя.

Делмар поднялся со своей кушетки. Некоторое время он стоял, не двигаясь с места, и лишь медленно поворачивался, по очереди разглядывая присутствующих.

Затем он сказал:

— Нет, мир не будет устроен так, — и, тяжело ступая, вышел из комнаты.

— Я никогда не видела его таким, — проговорила Рут.

Она тоже поднялась и сделала несколько шагов к двери.

Маккивер остановил её.

— А я видел. Очень давно. Останься, Рут. Ему не поможешь.

Рут замерла.

Маккивер жестом предложил ей сесть.

— Я знал Делмара задолго до того, как ты познакомилась с ним. Тогда мы оба были куда моложе. У него был неуправляемый характер, и из-за этого Делмар постоянно попадал в какие-нибудь истории. Ты, по-видимому, не представляешь себе Делмара в роли скандалиста, а ведь это была его основная роль. Как-то раз он сильно повздорил с таксистом, французом по национальности, и едва не убил его в драке, разгоревшейся из-за пустяка — оплаты проезда. Именно после этого Делмар и переменился. Взял себя в руки и не отпускает до сих пор. В сущности, он даже перебарщивает, поэтому некоторые считают, будто у него вовсе нет характера. Уверяю тебя — нет ничего более далёкого от истины. Послушайся моего совета и на время оставь Делмара одного.

8
{"b":"89427","o":1}