ЛитМир - Электронная Библиотека

В кабинет вошел Стив Уилсон. Президент выпрямился.

— Вы провели пресс-конференцию, Стив?

— Нет, сэр. Они стучат в дверь, но я пока держусь. Мне нечего им сказать. Я надеялся, что…

— Хорошо, — перебил президент. — Ваши надежды оправдались. Расскажите им все, за исключением двух вещей. Не объясняйте, почему мы размещаем перед туннелями орудия. Версия прежняя: мера предосторожности. И не упоминайте о предложении Гейла отправиться в прошлое заодно с ними.

— Значит, причину бегства из будущего открывать не следует? Ни слова об инопланетянах?

Президент утвердительно кивнул.

— Можете намекнуть, что тут нет полной ясности, а потому — никаких комментариев.

— Репортерам это не понравится, — проговорил Уилсон, — но, думаю, я с ними справлюсь. А как насчет телевидения? Я предупредил, что вы выступите вечером с обращением…

— Скажем, в десять. Или поздно?

— Мне кажется, как раз.

— Ну что ж… Скажите им, что все займет минут десять-пятнадцать.

— Я набросаю текст.

— У вас и без того достаточно забот, Стив. Я попрошу Брэда и Фрэнка.

— Корреспонденты захотят узнать, беседовали ли вы с руководителями других государств.

— Я разговаривал со Стерлингом в Лондоне и Менковым в Москве. Менков сообщил, что встречался с тамошним представителем пришельцев, который исполняет те же функции, что Гейл здесь. По словам же Стерлинга, к нему пока никто не обращался. Можете прибавить, что до конца дня я попробую связаться с некоторыми другими.

— А что с заседанием кабинета? Такой вопрос будет обязательно.

— Члены кабинета обсуждают положение дел вот уже несколько часов подряд. Кстати говоря, просто удивительно, что вы не застали у меня никого из них. Кроме того, я намереваюсь выслушать сенаторов и конгрессменов. Что-нибудь еще, Стив?

— Вопросов будет не перечесть, но все предугадать невозможно. Выкручусь. В конце концов, где наша не пропадала.

— Стив, что вы думаете о Гейле? Какое у вас сложилось мнение о нем?

— Трудно сказать, — ответил Уилсон. — Однако мне представляется, что обманывать ему ни к чему. На мой взгляд, он говорит правду — или то, что считает правдой. Так или иначе, возникла серьезная проблема, люди в беде, и мы должны им помочь. Вероятно, они что-то скрывают, вероятно, Гейл утаил кое-какие детали, но в целом, как ни парадоксально, я ему верю.

— Дай Бог, чтобы вы оказались правы, — сказал президент. — В противном случае мы сядем в глубокую лужу.

Глава 18

Автомобиль свернул к видневшемуся за деревьями величественному зданию, проехал по дорожке между цветочными клумбами и остановился у крыльца. Водитель выскочил из машины и распахнул заднюю дверцу. Из салона выбрался, опираясь на трость, тучный старик. Водитель протянул руку, чтобы помочь, но старик отпихнул ее.

— Я вполне способен обойтись без этого, — пробурчал он, пошатнулся, однако устоял на ногах. — Ждите меня здесь. Возможно, я задержусь, но вы ждите меня здесь.

— Конечно, сенатор, — отозвался водитель. — Сэр, прошу прощения, но лестница несколько крутовата.

— Ждите здесь, — повторил сенатор Эндрю Оукс. — Ваше дело — вертеть «баранку», а не заботиться обо мне. В тот день, когда я не смогу подняться по лестнице, мне придется освободить свое место. Но пока, — криво усмехнулся он, — час еще не пробил. Возможно, через годик-другой, возможно, раньше. Все зависит от того, как я буду себя чувствовать.

Сенатор подковылял к лестнице, налегая всем весом на трость, взобрался на первую ступеньку, передохнул, затем шагнул на следующую. Преодолевая ступеньку за ступенькой, он свирепо глядел по сторонам, как бы бросая вызов тем, кто, может статься, наблюдал за ним. Однако поблизости никого не было, не считая водителя, который уселся за руль и нарочито отвернулся.

Когда сенатор достиг площадки, входная дверь отворилась.

— Рад приветствовать вас, сенатор, — проговорил Грант Веллингтон, — но, право же, вам не стоило утруждать себя. Я бы охотно приехал к вам.

— Хороший денек для прогулки, — выдохнул сенатор. — К тому же вы сказали, что будете один.

— Совершенно верно, — подтвердил Веллингтон. — Семья в Новой Англии, а у прислуги выходной. Нам никто не помешает.

— Хорошо, — одобрил сенатор. — А у меня сущий кавардак. Приходит, уходят, постоянные звонки. В общем, сумасшедший дом. — Он направился внутрь.

— Направо, — произнес Веллингтон, закрывая дверь.

Сенатор прошел в кабинет, пол которого устилал ворсистый ковер, и опустился в огромное зачехленное кресло, стоявшее у камина. Он положил трость рядом с собой и окинул оценивающим взглядом заставленные книгами шкафы, массивный письменный стол, картины на стенах и прочие предметы обстановки.

— Вы неплохо устроились, Грант, — сказал он. — Думается, даже слишком неплохо.

— То есть вы опасаетесь, что я уклонюсь от борьбы, дабы не запачкать руки?

— Что-то вроде этого. Но я помню ваши подвиги на деловом поприще. — Оукс махнул рукой. — Давняя привычка: не доверять человеку, который владеет подлинником Ренуара.

— Вам что-нибудь налить, сенатор?

— Пожалуй, самое время ополоснуть горло бурбоном, — ответил Оукс. — Отличная штука, чисто американская. Помнится, вы предпочитаете виски?

— С вами, — сказал Веллингтон, — я выпью бурбон.

— Вы знаете, что происходит?

— Так, поглядываю телевизор.

— Он может споткнуться, — заметил сенатор. — Споткнуться и полететь.

— Вы про Хендерсона?

— Про него тоже. Ситуация препаршивейшая.

Веллингтон передал сенатору стакан и вернулся к бару, чтобы приготовить свою порцию. Оукс поудобнее устроился в кресле, повертел стакан в пальцах, пригубил и одобрительно хмыкнул.

— Для того, кто пьет виски, — буркнул он, — у вас отличный вкус.

— Я прошел вашу школу, — отозвался Веллингтон, усаживаясь на кушетку.

— Сдается мне, — продолжал сенатор, — ему сейчас приходится ох как несладко. Он вряд ли справится. Нужно принять столько решений, и каких!

— Я ему не завидую, — проговорил Веллингтон.

— Ничего более неприятного случиться просто не могло, особенно с учетом того, что выборы почти на носу. Он, разумеется, помнит, и это отнюдь не прибавляет ему уверенности. Он должен что-то предпринять, он и никто иной.

— Если вы разумеете, что мое дело — сторона, я согласен с вами целиком и полностью, — отозвался Веллингтон. — Не пытайтесь лукавить, сенатор, у вас получается не очень-то ловко.

— Что же, прикажете впрямую сообщать человеку, что ему надлежит заткнуться и не высовываться?

— Если они действительно из будущего…

— Ну конечно! Откуда же еще?

— Тогда какие-либо претензии предъявлять бесполезно. Они — наши потомки. Они ведут себя как детишки, которые попали в переделку и спешат спрятаться под родительское крылышко.

— Не знаю, не знаю, — пробормотал сенатор. — Впрочем, меня беспокоят не столько они, сколько старина Сэм в Белом Доме. Ему предстоит принимать решения и наделать кучу ошибок, что для нас весьма важно. Одни ошибки нам пригодятся, другие нет. Возможно, он сделает что-то такое, что мы поддержим, не следует быть чересчур пристрастными. Но главное в том, чтобы не подставить себя. Вам, как и мне, прекрасно известно, что на выборах следующего года многие будут голосовать против старины Сэма, то бишь, скорее всего, за вас. Некоторые торопыги полагают, что настало время выйти на публику, привлечь к себе внимание, однако уверяю вас, Грант: избиратели запомнят не того, кто был первым, а того, кто оказался прав.

— Я тронут вашей заботой, — произнес Веллингтон, — но мне кажется, вы приехали не по адресу. Я не собираюсь баллотироваться. Я не уверен даже, сохранится ли пост.

— Если не возражаете, — сказал сенатор, протягивая хозяину пустой стакан, — я был бы не прочь повторить.

Веллингтон исполнил его просьбу, и сенатор продолжил:

12
{"b":"89443","o":1}