ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Даже если я упаду
Отражение. Зеркало любви
Красное и белое. Неутолимая жажда вина
Покопайтесь в моей памяти
Её величество Йога-сутра
Лекарство от доброзлобия
Королева брильянтов
Смертельная белизна
Невинность для зимнего лорда

«Зубр! – понял Тимка и похолодел от страха. Он знал, что зубры страшны в ярости и без всякого промедления бросаются на любого, кто потревожит их покой. – Будь что будет, останусь стоять неподвижно, где есть», – решил Тимка, с тревогой наблюдая за выбежавшим на поляну зверем.

Волшебный браслет - i_058.png

Черно-бурые, покрытые короткой шерстью бока его вздымались от быстрого дыхания; длинный и, как показалось Тимке, голый хвост все время находился в движении, хлопая то по одному, то по другому боку; наверху крупной и широкой головы расходились в разные стороны острые; гладкие длинные рога. Их кончики были направлены вверх и вперед. Что-то удивительно знакомое почудилось Тимке во всем облике этого зверя. А тот с явным любопытством уставился на Тимку, чуть нагнув голову и скосив большой черный глаз. При виде этого большого и черного глаза Тимка приободрился.

– Ты не зубр, – тихонько проговорил он, – у зубра длинная шерсть и маленькие сердитые глаза. Я, помню, видел его в зоопарке. Кто же ты тогда?

От звуков Тимкиного голоса зверь вздрогнул, сначала чуть больше нагнул голову, потом поднял ее вверх, вытянул шею и… замычал, раскрывал рот.

«Ммм-ы! Ммы!» – низкий утробный звук разнесся над лесом.

И откуда-то издалека раздался ответный крик:

«Ммы! Му-у!»

– Дикая корова! Вот это да! – обрадовался Тимка и, совсем забыв об опасности, шагнул навстречу этому черному быку.

Но тот мгновенно метнулся в сторону, фыркнул недовольно и вломился в густые заросли кустов. Через секунду только удаляющийся треск сучьев напоминал о происшедшем на полянке.

Неведомо откуда появился Хранитель Вит в своей обычной одежде и встал рядом. Посматривает на Тимку внимательно.

– Видал? Выли и такие звери в наших лесах. Были, да сплыли! Последнего-то убили на королевской охоте в 1627 году. Все! Как не бывало! А впрочем, от этих-то хоть следочек для вас остался: все ваши коровы пошли от таких туров. А сколько зверья да птицы бесследно уничтожил человек в своем невежестве! Даже мне сосчитать трудно… И какое зверье погибло! Цены бы им сегодня у вас не было. Лелеяли бы да выхаживали бы теперь, ан нет: ни одного не осталось… не осталось… Пойдем-ка, покажу кое-что еще.

Старик круто повернулся, взмахнул рукой, и они тотчас очутились на ступенях той же самой светящейся лестницы. Несколько ступеней вниз прошли молча. И вот, как и в прошлый раз, один только шаг в сторону от освещенной площадки лестницы волшебным образом изменил все вокруг?

Тимка сначала опять не понял, где он. Тянул теплый ветерок. Странные высокие существа сновали в сумрачном вечернем свете, Вот одно из них промчалось почти рядом, обдав густым смрадным потным запахом. Тимка едва успел рассмотреть это созданье: что-то вроде большого волосатого человека или обезьяны на двух ногах. В руках – если эти толстенные волосатые конечности можно было назвать руками – оно держало громадный камень. Пыхтя от напряжения, оно тащило этот камень куда-то вперед, туда же спешили еще и еще такие же существа. То тут, то там раздавались короткие гортанные крики, низкого тона мычание, громкое сопенье и хмыканье. Тимка с Хранителем медленно и осторожно двинулись вперед за этими волосатыми чудищами и подошли к крутому обрыву. Внизу, на глубине нескольких метров, было дно глубокого каменистого оврага, наверное, русло небольшой речки. Там, внизу, медленно шевелилось что-то большое и бурое, и на эту-то шевелящуюся тушу и сбрасывались один за другим камни.

«Да ведь это же охота на мамонта! – вдруг догадался Тимка. – Я видел такую картинку в музее».

– Вот именно на мамонта! – подхватил старик, опять подслушав Тимкины мысли. – Тут охота, там охота – глядишь, через десяточек тысяч лет и не осталось на Земле мамонтов…

– Но ведь он такой большой и сильный и, наверное, редко попадает в ловушки! – попробовал было возразить Тимка.

– Вот-вот! А тигр маленький? А слон маленький? Сколько их осталось у вас под носом на Земле сегодня? Молчишь? Так я тебе скажу: тигров да носорогов осталось несколько сотен, а слонов – ну, может, несколько тысяч… ты-сяч… То-то же… На каждого человека в среднем одна стотысячная часть слона. Хор-ро-шо живете! Дроби в школе проходил? Вот и соображай, сколько это будет! С мамонта да с пещерного медведя все и началось – тогда еще только камнями, палками да огнем работали… Ладно, пошли на другую ступеньку.

Волшебный браслет - i_059.png

– Ты подумай только, – неожиданно снова обратился старик к Тимке, пока они спускались дальше по лестнице, – подумай: чуть ли не все самые интересные животные уже уничтожены. Вот по смотри-ка, какими были берега Европы, пока тут не похозяйничали твои предки. – И с этими словами он быстро шагнул в темноту.

Вспыхнул свет, и Тимка оказался опять на берегу какого-то моря. Но это было не далекое дальневосточное море с суровыми скалами. Нет, это было, наверное, Балтийское море, с его тихими свинцовыми волнами, мягкими красками и живописными валунами. И тут же Тимка вздрогнул от неожиданности: прямо рядом с ними на пологом песчаном берегу бродили огромные черно-белые… пингвины. Тимка изумленно оглянулся: за ними чуть поодаль возвышался довольно крутой склон коренного берега. На многочисленных площадках, образованных на некрутом берегу, тут и там двигались такие же большие птицы. Выше по склону, у самого обрыва, стояли густой зеленой стеной обыкновенные сосны, некоторые из деревьев цеплялись за край осыпи и росли на крутом склоне.

Волшебный браслет - i_060.png

– Вот здорово! – обрадовался Тимка. – Значит, раньше пингвины жили у нас?

– Нет, голубчик, это совсем не пингвины! Посмотри-ка внимательнее: разве у пингвинов крылья такие? Разве у пингвинов есть такой хвост? Это знаменитая бескрылая гагарка! Га-гар-ка! – терпеливо объяснял Хранитель. – Ты, видно, и не слышал про них ничего? Жаль-жаль! Мил-ли-о-ны, миллионы птиц гнездились по берегам Европы. Гнездились, пока не появились здесь твои братья – люди. Для них-то гагарка оказалась легкой добычей – подходи с палкой и бей, летать не умеет, убежать не может… Да если хочешь знать, в глубокой древности человек, может быть, потому и оставался жить по берегам в Европе, что здесь было вдоволь мяса. Да не додумались, чтобы приручить этих птичек! Что ты! Кому это было нужно? Проще перебить всех по берегам! Перебили… Потом уж и за острова принялись. И знаешь, когда убили последнюю гагарку? Совсем недавно – в 1844 году, твой прадед тогда еще был жив. Теперь, слышал я, за каждую сохранившуюся скорлупу от яйца гагарки платят в тридцать раз больше золота, чем она весит, а толку что? Не воротишь ее, пропала безвозвратно…

Волшебный браслет - i_061.png

Старик опять по-особенному повернулся на одной ноге, резко махнул рукой с сапфировой палочкой, как будто закрывая от глаз Тимки все вокруг, и тотчас же они вновь очутились на полутемной лестнице.

– Дедушка! Но ведь это все было давно-давно! И мамонтов давно уничтожили, и капустницу и гагарку! Сейчас-то никого так не уничтожают!

– Если бы так! – с горечью откликнулся Хранитель Вит. – А ну-ка посмотри наверх!

Он махнул рукой, и вместо сумрака подземной лестницы над ними распростерлось голубое небо. Вдали виднелось большое озеро, рядом стояли заросли камыша.

– Смотри, смотри вон на ту точку! – командовал Хранитель Вит.

Тимка присмотрелся и увидел летящую прямо на них пару больших светлых птиц. Они летели довольно высоко, метрах в пятидесяти над зарослями озера, и заметно снижались. Длинные голенастые ноги, сложенная и плотно прижатая к туловищу шея – все сразу же выдавало, в них журавлей.

– Мы в Америке, недалеко от берега Мексиканского залива, – прошептал старик. – Это летит на зимовку из Канады одна из последних десяти пар белых американских журавлей. Еще в позапрошлом году их было тридцать три, а вот сейчас… – Он остановился на секунду, и тотчас же из зарослей камыша взметнулся пучок пламени, и до слуха Тимки донесся несильный хлопок патрона, снаряженного бездымным порохом. – А вот сейчас осталось только девятнадцать… – И Хранитель замолк, провожая взглядом падающую птицу.

28
{"b":"89459","o":1}