ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— И это все?

— Естественно, вас чем-нибудь наградят, как вы того заслуживаете. Французы, возможно, наградят вас орденом Почетного легиона. Некоторые из наших девушек, отличившиеся при выполнении задания, получили звание кавалера ордена Британской империи 5-й степени, но в данном случае такая награда вряд ли уместна. Я думаю, можно устроить для вас Боевой крест. Необычно для женщины, хотя прецеденты были.

— Я знаю все о сестре, — бросила она. — Баум сказал Крэйгу, а Крэйг сказал мне. Даже Прим знал.

— Сожалею, — спокойно ответил Мунро. — На войне бывают несчастные случаи.

Женевьева продолжала:

— Вы спокойно сидите здесь, лакая бренди, зная, что продали меня. Хуже того, вы с самого начала обрекли меня на гибель и сделали это вполне хладнокровно. Знаете, что самое смешное во всей истории, бригадир?

— Нет, но уверен, что вы мне сейчас скажете.

— Вам не нужен был Баум, чтобы продать меня. Кажется, Анн-Мари работала на другую сторону, так что у меня не было шансов обмануть Макса Прима с самого начала. Я застрелила его, между прочим. Всадила две пули в спину вот из этого. — Она достала вальтер из кармана.

— Сочувствую, моя дорогая, — пожал плечами Мунро. — Полагаю, вы даже не подозревали, что способны на такое.

— Да уж.

— Но вы оказались способной ученицей, видите? Я сказал, что у вас призвание к этой работе. Вы уверены относительно Анн-Мари?

— О да, но есть еще кое-что. — Она нахмурилась, почувствовав, что ей трудно собраться. — Это Фицджеральд в Ромни, которая тоже была двойным агентом… Вы знали, что ее муж был связан с Майклом Коллинзом в ИРА во время беспорядков в Ирландии?

Мунро вдруг стал очень спокойным.

— Нет, я не думаю, что мы знали об этом. А почему вы спросили?

— Фицджеральд одурачила вас. Она до сих пор работает на немцев, используя агентов ИРА в Лондоне.

— Ах вот оно что, — глаза Мунро сверкнули. Он обернулся к Картеру. — Свяжитесь со Специальным отделом Скотланд-Ярда, как только вернемся. С Ирландской секцией. Если повезет, мы их возьмем. — Он повернулся к Женевьеве: — Айк придет в восторг от этого. Копии планов Атлантического вала! И Роммель ничего не подозревает.

— Замечательная перспектива, — сказала она. — У вас есть сигара?

— Хорошо, я ублюдок, — сказал он спокойно. — Из тех, которые выигрывают войны.

— Используя таких, как я?

— Если это необходимо.

Она подошла к столу и тяжело облокотилась на него, вальтер был у нее в руке.

— Знаете, я была готова сказать вам речь. О правилах игры и о чести, что случается, если вы их не соблюдаете, даже в такой проклятой глупой игре, как эта. Вы оказались такой же дрянью, как те, кого мы пытаемся побить.

— И что же заставило вас изменить намерения?

— Я вспомнила обо всех этих трупах, усеявших путь от Холодной гавани до замка Вуанкур. Рене Дизар, Макс Прим, Мартин Хейр и экипаж "Лили Марлен", Крэйг Осборн. "Смелые молодые мужчины, спящие в могиле…" Разве не так говорил об этом поэт? За что они умерли?

— Дорогая моя Женевьева, — спокойно сказал он. — Время у нас ограничено. Что вы пытаетесь объяснить мне?

— Что если вы похожи на гестапо, то мне, может быть, следует поступить с вами, как с гестапо. — Она подняла вальтер. Мунро не пытался уклониться, но Джулия, стоявшая поодаль, внезапно закричала:

— Нет, Женевьева, он этого не стоит!

Женевьева стояла очень бледная, вальтер в ее руке не дрогнул.

— Давайте покончим с этим, — нетерпеливо сказал Мунро. — Решайтесь, мисс.

— Будьте вы прокляты, бригадир! — ответила она и бросила вальтер на стол рядом.

Подошел Джек Картер и вставил ей в руку стакан с виски. Потом он взял вальтер и положил к себе в карман.

— Правильно, — сказал Мунро. — Я бы выпил на вашем месте. Вам это явно требуется.

— У вас что, плохие новости, хотя нет еще даже двенадцати? Валяйте, бригадир, мне кажется, вы сегодня не намерены меня радовать.

— Ваша сестра умерла прошлой ночью, — сказал он. Женевьева закрыла глаза. Потом, как сквозь густой туман, до нее донесся настойчивый голос Картера:

— Как вы себя чувствуете? Она взглянула на них.

— Как?

— Я потребовал вскрытия. Сердце.

— Еще один побочный эффект вашего наркотика?

— Вполне возможно.

— Где она? Я хочу ее видеть.

— Я не думаю, что это возможно.

— Закон о гостайне? Вы о нем хотите мне напомнить?

— Нет необходимости, — сказал он. — По-моему, ваш отец еще жив. Если вы захотите устроить скандал, неизбежно всплывет то, что его любимая дочь была нацистским агентом. Это добьет его, вам не кажется?

Женевьева судорожно вздохнула.

— Я принесла вам эти фотографии. Вам не кажется, что вы мой должник?

— Олл райт, ваша взяла, — вздохнул Мунро. — Ее похоронят на кладбище для бедных, в общей могиле, естественно. В шесть утра послезавтра. На Хайгейтском кладбище.

— Где она сейчас?

— Этим занимается владелец похоронного бюро в Кемберуэлле. Джек может отвезти вас.

— Что будет с герром Баумом? — спросила она.

— Он лишь делал свое дело, как и все мы. Зазвонил телефон, и Картер поднял трубку. Затем он повернулся.

— "Лизандр" только что приземлился, сэр.

— Прекрасно. — Мунро встал. — Тогда полетели.

— Но ведь надежда все еще есть, — сказала Женевьева. — Крэйг… другие…

— Эти новости будут завтра, — сказал Мунро. — Так что давайте двигаться.

75
{"b":"89460","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Зубы. Как у вас дела?
Лечим «нечегонадеть» самостоятельно, или Почему вам не нужен «стилист»
Милая
Спящий бог. 018 секс, блокчейн и новый мир
Школа Добра и Зла. Принцесса или ведьма
Уроки трансфигурации: Суженый в академии
Невеста призрака
Истории из лёгкой и мгновенной жизни
Пирог из горького миндаля