ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Глава 19

На ходовом экране звезды медленно перемещались: «Сатир» выходил в назначенный район. Смоляр, вальяжно раскинувшись в капитанском кресле, мурлыкал себе под нос модный шлягер «Лили со звезд», время от времени окидывая взглядом приборы и экраны. Иногда его, похоже, навещала какая-то неприятная мысль – он морщился, машинально сжимал пальцы в кулак, однажды даже в такой миг, не утерпев, по направленной связи вызвал свою базу. «Ну, что там у вас?» – поинтересовался сердито. «Все в порядке, – ответили ему, – только церковная команда засветилась, пришлось отозвать для спокойствия». – «Что же, не взяли?» – «Возьмем вот-вот, ждем средство – как стемнеет, упадем сверху, и дело с концом». – «Кретины, – проворчал Смоляр себе под нос, отключившись. – Ничего не могут, бездельники!».

Но тут же заставил себя успокоиться. Потому что серьезных поводов для недовольства, если подумать, не было. Ну, привезут Эриду на несколько часов позже. А может быть, так и лучше: свое дело он закончит – и кто тогда сможет противостоять ему? Не она, во всяком случае. Женщины любят героев, сильных, богатых, кроме всего – удачливых. Уверенных в себе. А уж кто уверен в себе, если не он? Все в его руках. И нечего волноваться. Помешать ему как-то могли еще там, на планете. А здесь – он хозяин положения.

И действительно – тут все было тихо и спокойно. Так спокойно, что он, кажется, на несколько секунд – а может быть, даже минут – забылся. Легкий транс, в который он ввел себя, чтобы окончательно привести в норму нервы, оказался глубже, чем Смоляр рассчитывал. Он задремал. За последние дни он устал куда больше обычного. Замысел потребовал немалых трудов. Да и нервы все-таки оставались туго натянутыми, несмотря на уверенность в том, что все будет хорошо, поскольку продуманы все возможности и заранее приняты необходимые контрмеры. Иными словами – все в порядке и опасаться нечего.

Очнувшись, император мира в очередной раз оглядел приборы и невольно чертыхнулся. За время его бездействия корабль успел проявить свой независимый (как и у всех кораблей) характер и по какой-то собственной прихоти отклонился от заданного курса и теперь шел совершенно не туда, куда следовало.

Вообще такое не должно было произойти, поскольку киберпилот «Сатира» был настроен на сенсорику Смоляра. Вероятно, в одолевшем Смоляра сне сам же он и изменил курс: подобное с ним раз-другой уже случалось – когда и во сне он оставался в той же обстановке, что и наяву, если мысли чересчур одолевали его.

Он быстро восстановил нужный курс и больше уже не отрывал взгляд от дисплеев. Но корабль вел себя идеально. Неудивительно: это же был его корабль! Все, принадлежавшее ему, всегда работало идеально. Скоро и всей Галаксии придется переходить на такие рельсы. Совсем уже немного осталось. Меньше часа.

Где-то в верхнем углу левого обзорного экрана появились несколько точек, которые компьютер выделил красными стрелочками. Следовательно, это не были небесные тела, но корабли. Военные. Ничего удивительного. Корабли явно перекрывали направление на Горм. Смоляр усмехнулся: курс его был проложен вовсе не туда. Сам Горм был виден дальше, на верхнем обзорном. Пока еще его можно было наблюдать; но это продлится очень недолго, какие-то сорок пять – пятьдесят минут, а потом планеты вовсе не станет. Пожалуй, власти не успели эвакуировать всех людей – правда, их на Горме не так много, чтобы жалеть серьезно: планета не жилая, а лишь промышленная, работают там вахтами. Горм прибрала к рукам большая химия громадного концерна «Менд АО», никак не желавшего налаживать нормальные отношения со Смоляром – иными словами, отдать ему контрольный пакет. Интересно: что-то будет с фирмой на бирже завтра? Вот где сейчас настоящая паника: в правлении «Менда». Они все понимают, но сделать ничего уже не могут. Думать всегда надо вовремя!

Это, кстати, относится и к Стойку: согласился бы на выдвинутые условия – и спокойно досидел бы свой срок. Теперь же он – политический покойник. Маленький трупик. От него даже пахнет. Фу, как неприлично! Вот такие дела, приятель! Как бы ты ни скрывался от Смоляра, от судьбы не ускользнуть никому. Кстати, не забыть о записанном заранее обращении к нему и оставить на орбите бывшего Горма кристалл в маячке вместе с традиционной визиткой: все равно доказать ничего не удастся, а текст разойдется по всей Галаксии. Результат Смоляр увидит, как только вернется домой. Теперь уже скоро. Он успел даже соскучиться. Прежде всего – по Эриде, надоело пользоваться чужим обликом, теперь ей придется принять его таким, каков он есть на самом деле. Кроме того, все усиливалась тоска по привычным комнатам, залам, полотнам и скульптурам, ароматам оранжерейных цветов и любимых блюд за обедом, по своим лошадям и собакам – последних он в глубине души не любил, да и они его – тоже, но полагалось, чтобы они были. Иными словами, хотелось поскорее вернуться к простой, скромной, повседневной жизни (он невольно усмехнулся) рядового императора. И (эта мысль возвращалась вновь и вновь, начав с нее, он в заключение опять наслаждался ею, она была как десерт, самая сладкая) после того, что сейчас произойдет, Эрида признает наконец его достоинства, и…

Загудел зуммер: это означало, что пора готовиться к действию. Смоляр снова мысленно проговорил формулы Триады, выведя их на экран, чтобы постоянно находились перед глазами: непростительно было бы ошибиться или хотя бы сбиться с ритма, в котором следовало произносить их. Смоляр не задумывался над могучими и таинственными механизмами и процессами, какие включались при произнесении этих звуков; логика тут не помогала: звук, как известно, не распространяется в пустоте, и тем не менее… Впрочем, еще и сегодня люди до конца не поняли, что такое пустота, да и могли ли понять?

Он включил реверс. Подождал, пока «Сатир» не уравновесился относительно далекого Горма. Здесь – нужная точка. Только в ней должны быть произнесены формулы – если хочешь, конечно, чтобы они сработали. А сейчас – последняя подготовка: круг… звезда… двойной крест… Сделано.

Теперь он следил уже за секундной, а не минутной стрелкой. Наверное, слишком напряг зрение: заболели глаза. Ничего, он выдержит.

37
{"b":"89462","o":1}