ЛитМир - Электронная Библиотека

– По каким каналам прошла такая информация, Виктор Сергеевич?

Он замялся. Посмотрел на меня с тяжелым сомнением, и я поспешила подхлестнуть его мудреной и не менее тяжеловесной, чем взгляд Клейменова, фразой:

– Я думаю, вы понимаете, что невозможно работать, не зная источника сведений, на основе которых придется выстраивать схему действий.

– Ну хорошо, – выдохнул он, – эта информация получена от некоего Шеремета. Директора небольшой компьютерной фирмы, занимающейся программным обеспечением. Он внедрял компьютерную систему внутреннего пользования в банк «Ахернар». По всей видимости, Шеремет преследовал не совсем чистые… э-э-э… цели, если при монтировке системы внедрил в нее файл «троян»…

– Простите?

– Это компьютерная программа-паразит. «Троян» – это от названия знаменитого троянского коня. Я думаю, вы сведущи в античной истории, Юлия Сергеевна?

– Немного. И, конечно, при внедрении этого паразита в систему результат столь же плачевен, как при внедрении троянского коня в стан защитников Илиона?

– Вот именно. Паразит дублирует все файлы, которыми оперирует внутренняя система банка. Равно как калькирует и электронные сообщения, и… в общем, вы понимаете?

– Да.

– Так вот, не далее как позавчера в компьютер Шеремета было переведено послание по электронной почте. В котором честь честью расписан заказ на мое физическое устранение. Заказ был отправлен с сервера банка и принят на одноразовый почтовый ящик в сети, который сразу же после принятия сообщения ликвидировался. Так любят поступать киллеры, использующие последние достижения прогресса – все эти Интернеты, «Емели» и так далее. – Клейменов озабоченно постучал полусогнутым пальцем по столу и добавил: – Шеремет тут же прибежал ко мне. Хоть хлопец и нечист на руку, в свое время я помог ему встать на ноги. Он показал мне это сообщение. Я распечатал его для вас. Вот, пожалуйста, взгляните.

И он протянул мне лист бумаги:

МОМЕНТ ВЫДАВИТЬ СТРУЙКОЙ. ОФИС ФИРМЫ «ЦЕНТУРИОН», 27 ДЕКАБРЯ, 13.00. АВАНС НА УСЛОВЛЕННОМ МЕСТЕ.

Я подняла глаза на недобро ухмыляющегося Клейменова, которому явно было не по себе при виде того, как пристально я изучаю этот замечательный документ, и спросила:

– Я так понимаю, что Момент, которого надлежит выдавить струйкой, – это вы?

Виктор Сергеевич картинно поклонился.

– Момент – это, конечно, не промежуток времени, а клей «Момент», – продолжала я рассуждения вслух. – Клей «Мо…» Клейменов. Понятно. Производная от фамилии.

– Вы на редкость догадливы, – усмехнулся вице-губернатор.

– Работа обязывает. А вот ваши заказчики на редкость образно выражаются. Это надо же такое завернуть: «…Момент выдавить струйкой».

– Уголовная романтика, – сказал Клейменов. – У этих милых ребят особое отношение к образности. Например, в прошлом году у нас в городе убили авторитета, не поверите… Байрона. Прозвище у него было такое: Байрон.

– За что же ему такая честь? – улыбнулась я. – Или его любимую собаку звали Чайльд-Гарольд?

– Откуда мне знать, – пожал плечами Клейменов. – Да, чуть не забыл… странно, что можно хотя бы на секунду запамятовать о таком.

– О чем – о таком?

– Да вот, что все тому же Шеремету удалось скачать информацию о том, что из депозитария была удалена весьма значительная сумма денег.

– То есть как – удалена? – переспросила я, смущенная не свойственным финансовой сфере термином.

– Снята… истрачена… переведена. Что-то такое. В общем, была сумма, а теперь ее нет.

– И какова сумма?

– Триста тысяч долларов.

– Недурно! И вы полагаете, что эти деньги могли быть использованы на оплату услуг киллера?

– Если бы я думал иначе, я и не упоминал бы об этих трехстах тысячах. Откровенно говоря, я не силен в финансах, но, мне кажется, что то, что в один и тот же день прошла информация об этом заказе по «электронке» и информация о такой значительной сумме, по всей видимости, не может быть случайностью.

– Понятно. Возможно, вы и правы. Теперь дело за малым, Виктор Сергеевич. Мне осталось спросить у вас, кто учредитель банка «Ахернар» и кто владеет фирмой «Центурион», близ которой вас назначено уничтожить. Кстати, вы действительно намеревались ехать туда в час дня послезавтра?

– Действительно, – мрачно ответил Клейменов. – Действительно, я собирался туда ехать. Я редко туда езжу, а если езжу, то заранее обговариваю срок.

– Значит, утечка информации могла произойти оттуда? – настороженно спросила я.

– Мне не хотелось бы так думать.

– Почему?

– Потому что директор этого охранного бюро моя жена.

– Вот как? – скорее утвердительно, чем вопросительно выдохнула я. – Женщина во главе охранной фирмы? Это интересно.

– И еще более интересно то, что она вполне справляется со своими обязанностями и подобрала себе прекрасный штат. Люди все проверенные, надежные, и заподозрить одного из них в том, что он слил информацию о посещении мною «Центуриона», – значит кровно обидеть Милу.

– Милу?

– Мою жену, Людмилу Александровну Савину. Савина – это она по первому мужу, – пояснил Клейменов. – В принципе, она одна знала о том, что я собираюсь проведать ее бюро, но так как мы говорили об этом дома во время небольшой вечеринки, то это мог слышать кто угодно. А присутствовали на этой вечеринке в основном люди с ее работы.

– Понятно, – сказала я. – А кто учредитель банка «Ахернар»?

Клейменов помрачнел:

– А учредитель этого банка – не кто иной, как господин Бурмистров. Никита Никитич Бурмистров, кандидат в губернаторы собственной персоной.

– Вот это уже теплее, – сказала я, машинально складывая лист с распечаткой e-mail сначала вдвое, потом вчетверо. – Судя по тому, что я слышала об этом законопослушном гражданине, он может решиться на все, что угодно. В том числе на политическую «заказуху». Только непонятно, зачем ему убирать именно вас, а не, скажем, Сухорукова или, уж тем более, самого реального его нынешнего конкурента, генерала Зубарева?

– А вот это то, зачем вас, собственно, и откомандировали сюда, – сказал Клейменов. – Так что работайте, Юлия Сергеевна. Любая информация, находящаяся в моем распоряжении, к вашим услугам.

– Прежде всего я хотела бы знать, что вы намерены делать дальше, – проговорила я.

– Вы имеете в виду, отменю ли я свою поездку в «Центурион»?

– Да.

– Я собираюсь туда поехать. Ведь это единственный способ выловить киллера, а через него выйти и на заказчика.

– Пока единственный, – поправила я. – И вы пойдете на такой риск, Виктор Сергеевич?

– А почему бы и нет? Тем более если учесть, что разрабатываемую операцию будете координировать и вы, Юлия Сергеевна.

– А не проще ли посадить в машину двойника? – хладнокровно посоветовала я.

Сытое лицо Клейменова отразило праведное негодование:

– И подставить его под пули? Ну что вы! Тем более… – он понизил голос, – тем более что я не исключаю: среди моих охранников может быть осведомитель моих недоброжелателей. И тогда он сообщит, что меня в машине нет, и киллеры уплывут, как рыбки сквозь дырявую сеть. Я доверяю своим людям, но только в той степени, в которой вообще можно доверять кому-либо в наше время и в нашей стране.

– То есть вы не исключаете, что кому-то из них предложили деньги?

– Деньги? Нет. За деньги они не продадутся, – покачал головой вице-губернатор. – А вот… за большие деньги… я бы даже сказал – за очень большие деньги – почему бы и нет, а?

– Опасная риторика, – сказала я.

Клейменов не обратил внимания на мое скептическое замечание. Он уселся напротив меня (между тем как на протяжении всего разговора он или ходил по комнате, или стоял возле своего рабочего стола, постукивая по нему полусогнутым пальцем, словно заземляя пронизывающее его, как электрический ток, нервное напряжение) и произнес:

– И еще вот что, Юлия Сергеевна. Я хотел бы, чтобы вы до начала операции не запускали никаких разыскных мероприятий.

– Боитесь спугнуть?

4
{"b":"89478","o":1}