ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Она покончила с инъекциями и теперь глотала мутный густой коктейль. Всякая протеиновая дрянь.

– Они умели радоваться каждой секунде. Есть такие – сильные, смелые, горячие парни… Странный мир, у них так заведено – все досталось сестре, а он – ненаследный, «Ти», ни кота, ни сапог… Только куча проблем, враги, долг – в горсти не удержишь… Но он был не в обиде, ни капли зависти, просто чудо-парень, он ее обожал…

Она застыла в неудобной позе, откинувшись на жесткую спинку кровати, и смотрела в окно на нарисованные звезды.

– Может, приляжешь? Ты устала.

– Ты мне здорово его напоминаешь, Тим. Та же несдержанность, бескомпромиссность, то же рвение…

Она повернулась ко мне и внимательно рассмотрела, как будто видела первый раз.

– Те же глаза, волосы, рост, комплекция, код ДНК. Просто близнецы братья.

Как все просто…

– Его звали Ти-Монсор, для близких – Мон… Тебя так звали.

Вот и решился кроссворд на моей ноге… Ти-Монсор.

– Почему ты решилась сказать мне?

– Все давно знают – кроме тебя. Мне это показалось…

– Несправедливым?

– Идиотским.

Ванда вертела в руках опустевший бокал, я пытался поймать хоть одну мысль в набитой ватой голове. Я получил свои ответы, что дальше? Не знаю. Сестра, моя сестра – милая девушка… Как она выглядит? И он был славным парнем, они – не разлей вода… Просто идиллия.

– Ванда… Моя сестра, это не ты?

– Видишь сходство?

– Нет, но…

– Тогда заткнись.

Ну что ж, я хотя бы попробовал. Ванда поставила бокал на столик и закрыла глаза.

– Долатаю тебя завтра. Нужно поспать…

Да, поспать… И еще хорошо бы отыскать его – этого Ти-Монсора. Он ведь славный парень – как они могут убить такого славного парня? Если он так сильно им нужен – не убьют. Нужно отыскать этого славного парня, моего братишку и, может, мы вдвоем и придумаем что-нибудь.

Я попытался встать, но не смог даже приподняться на локте, просто гадость… Ванда медленно засыпала в своей ужасно неудобной позе, и я собрался с силами, чтобы дотянуться до ее ладони и притянуть к себе. Она упала рядом, сквозь сон послала меня к чертям, прижалась спиной и тут же отключилась.

У меня в голове мелькали неясные образы – не то из прошлой жизни, не то просто бред. Ванда вздохнула во сне. Ее волосы пахли лугами и вечной весной. Я прошептал:

– Ванда… Спасибо.

Я шел по сухой траве. Мягкие желто-зеленые стебли повсюду, предрассветное небо, затянутое красными облаками вулканических испарений, шепот кипящего прибоя за обрывом, и красная пагода прямо посреди луга. Под остроконечным резным навесом невидимые монахи тянули одну бесконечную ноту.

На перилах сидела девушка и читала книгу. Я подошел ближе. Жаль, здесь совсем нет цветов… На секунду я зажмурился, вспоминая все самые красивые цветы, что видел когда-либо. Когда я открыл глаза, поляна пестрила синим, ядовито-зеленым, пастельно-красным, серебряным. Подумав, я убрал половину своих насаждений, оставив лишь редкие вкрапления среди моря сухой травы. Потом подошел к ближайшей клумбе с нежно-сиреневыми амурмортами и собрал небольшой букет. По пути к пагоде я добавил к нему еще пару цветков, стараясь не переборщить. Когда я взошел на веранду, девушка подняла глаза от книги и улыбнулась. Она собрала свои белые волосы в пару простых хвостов, смешно торчавших по бокам. Синие глаза улыбались еще теплее, чем миниатюрные губы. Тонкое шелковое платье развевалось на пронизывающем ветру. Ее хотелось чем-нибудь укрыть от этого ветра… Возможно, разработчики сайта на это и рассчитывали.

– Да не остынет твоя вода, принцесса.

– Океан согреет нас… Милорд Тим.

Я протянул ей букет, и она торопливо отложила книгу, чтобы принять его. Зарылась лицом в безумную смесь ароматов, подняла глаза и снова едва заметно улыбнулась. Так дети улыбаются своей шалости – с той самой искрой в глазах, что потом неизбежно теряется. Пусть и букет, и принцесса, и я сам – всего лишь иллюзия, но мне было приятно. Словно тем, что приняла мой букет, она залечила шрам, оставленный Вандой. Я был искренне рад, что она обрадовалась моему нарисованному подарку. Пусть даже она – всего лишь программный клон незнакомой принцессы одного из Малых Миров…

– Что привело вас ко мне, Милорд Тим?

Я пожал плечами. Я запутался. Мне нужно найти своего заблудшего братца или нашу сестру – кого-нибудь, кого я знал. Но я помню только тебя, принцесса, почему-то помню. Я пришел поговорить с твоим отражением, собрать босыми ногами нарисованную утреннюю росу, послушать пение монахов и, может быть, вспомнить хоть что-то. Этот луг, или эту пагоду, открытую холодному ветру, или шум кипящего океана – но почему-то я не вспоминаю ничего. Только тебя, принцесса. Вот только я так и не узнал, почему…

– Ты давно не заходил.

– Прости. Я даже не помню, сколько прошло времени.

– Уже много лет. Это солнце застряло в бесконечном утре, но настоящее пересекло красное небо уже больше пятнадцати тысяч раз.

Теперь программа черпала сведения из логов. Значит, Ти-Монсор действительно был здесь. Ци-шиманский день – восемнадцать стандартных часов. Получается, прошло больше тридцати пяти лет? Как такое возможно? Ему, мне… всего тридцать семь. Не понимаю. Если он заходил сюда в детстве, я бы ничего не вспомнил, да и программа не опознала бы меня – она ведь среагировала именно на отсканированную внешность. Он что, провел какое-то время в заморозке? Тридцать лет? Больше?

Принцесса снова поднесла букет к лицу.

– Жаль, амурморты не растут на нашей планете. Я держала несколько кустов в оранжерее, потом срезала все и раздала послам. Если цветам не нравится Ци-Шима, не стоит их принуждать… Но спасибо, что напомнил мне о них. Я перечитывала Этэна Монтанбоури совсем недавно и так соскучилась. Ты читал «Букет амурмортов»?

Я почесал подбородок, вспоминая цитату дословно.

– «На этой дороге никто не встретится, и не с кем хоть слово выменять да сунуть огрызок бесед за пазуху, дошептать потом в тишине вечера и притворного сна сознания».

Она улыбнулась и продолжила:

– «Стылая спина сгорблена и временами неуютно вздрагивает, словно чувствует крыльев призраки – как секундный укол прозрения, страхи юности… Руки тысячи раз о моленья вытерты, но так же все отдают днями прошлыми с неуместным здесь привкусом ландыша, сонным отзвуком…»

Вычурные слова показались как нельзя кстати. Когда путаешься, вечно находишь ответ в самом размытом. Я бросил взгляд на книжку. Бенаквиста? Принцесса проследила мой взгляд и теперь выжидающе на меня смотрела. Второй раунд?

– «Забыть – это жизненная необходимость, как пить или есть. Уничтожать воспоминания, затопляющие нашу память, – это гарантия душевного здоровья».

Странные мне сегодня вспоминаются цитаты. Принцесса наморщила лобик, выдумывая достойный ответ. Потом ее лицо озарилось.

– «Судьба – не что иное, как немного запоздавшее прошлое».

Я грустно улыбнулся и поднял руки вверх.

– Сдаюсь, принцесса.

– Черт!

Принцесса разглядывала меня с явным неодобрением. Перемена была столь внезапна и столь разительна, что я никак не мог понять, чем она вызвана. Я что-то сделал не так?

– Милорд, выбрав эту аватару для входа, вы, наверное, думали, что это будет милой шуткой? Вы ошиблись.

Я ошарашенно хлопал глазами и ничего не понимал. Принцесса тяжело вздохнула и скинула книжку на пол.

– Я поставила триггер на цитаты на тот случай, если здесь появится хоть один человек, с которым можно интересно поговорить. Он сработал, я залезаю сюда в надежде на милую беседу и… Нет, ну надо было так все испортить?

Она устало опустила голову на руки. Только сейчас я заметил, что ее прическа изменилась – волосы стали короче и исчезли детские хвостики по бокам. Одежда осталась той же. Принцесса поежилась на ветру и снова подняла на меня глаза.

– Настроение у меня пропало, но раз уж я здесь, можешь спросить что-нибудь… Только лучше, чтобы я могла ответить «да» или «нет», или, там, любимое блюдо, или нравится ли мне вышивать – нет, не нравится… И быстрее – я мерзну. Черт бы побрал эту реалистичность.

28
{"b":"89484","o":1}