ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Я рассеяно протянул ей куртку от своей пижамы, оставшись в одних закатанных по колено штанах. Виртуальный ветер и впрямь пронизывал до костей. Тоже виртуальных, но это раздражало не меньше. Принцесса накинула куртку и закуталась в нее поплотнее. Полы шелкового платья, торчащие из-под пижамы, выглядели полным моветоном.

– Так ты скажешь что-нибудь, милорд…

Она выжидающе посмотрела на меня, но я по-прежнему пребывал в прострации. Тогда она щелкнула пальцами, и перед ней возникло голо – насколько я мог понять, глядя на него с обратной стороны, это была моя регистрационная анкета.

– Тим… Милорд Ти… Постой, при входе ты отсканировал внешность. Ты не выбирал его аватару… Похоже, программа сбоит. Или это ты ей помог?

Принцесса раздраженно на меня посмотрела, потом остановила взгляд на моей груди и ее брови поползли вверх. Она соскочила с перил и коснулась пальцами нескольких родинок у меня на животе и на боку. Потом посмотрела на ногу, на обрезанную татуировку…

– Этого не было на общедоступном голо. Где ты…

Она осеклась, подняла на меня глаза, и в этом взгляде за секунду пронеслось вся гамма эмоций. Удивление, теплота, сразу сменившаяся злостью. Она ударила меня в плечо и прошипела сквозь зубы:

– Думаешь, это смешно?

Кажется, я пришел сюда, чтобы хоть что-то понять, а не для того чтобы окончательно потерять нить. Что происходит? Принцесса ныряет в собственный программный клон, чтобы поболтать со мной о Монтанбоури, узнает это тело, выходит из себя… Я ничего не понимаю.

– Ты с ума сошел?

Она приготовилась продолжить череду гневных реплик, но осеклась и испуганно прикрыла рот ладонью, потом положила руку мне на талию, будто хотела потанцевать, и нарисовала несколько линий прохладными пальцами. Внезапно я понял… Вспомнил, почувствовал – не знаю – она уже касалась меня так. Мое тело, на которое подсознание сейчас проецировало эти иллюзорные прикосновения, отозвалось. Я машинально коснулся ее теплой кожи. Пальцы двигались сами собой, вычерчивая зигзаги. Только потом я понял, что она написала на мне, и что я ответил – иероглифы, торопливо выведенные на коже…

«Ты спятил. Зачем ты так рискуешь? Ты никогда не рисковал, никогда не приходил сюда, ни с одного задания».

«Я соскучился».

«Почему только сейчас?»

– Почему?

Она произнесла это с такой болью в голосе, что я чуть не сгорел от стыда. За Ти-Монсора, за себя… За нас… Почему?

Принцесса потрясла головой, и белые волосы разметало ветром.

Внезапно она вскинула голову, зажмурила глаза, и нас накрыла темнота. Я услышал ее голос:

– В момент перехода они не могут нас отследить. Только…

Мы оказались на вершине горного пика. Иссиня-черный крошащийся камень, редкие желтые стебли лишайника. Стая горластых птиц на вершине утеса. Внизу простирались луга с крохотными точками бамбуковых хижин. С такой высоты я не мог ничего разглядеть. Вдалеке возвышался вулкан – красный дым поднимался из жерла и сливался с низкими бордовыми облаками. По сути, это не облака, но мы так их называем здесь. Мы?.. Принцесса стиснула мою руку, и мы снова нырнули в темноту.

– Я сейчас у Лотоса, на границе системы. Осталось еще девять планет. Они скоро явятся, мне немного страшно, и я…

Нас выбросило на пляж – гладкий сероватый камень, оплавленный раскаленным прибоем. Нас накрыло волной, и мы почувствовали долгожданное тепло… Но волна отхлынула, и ветер пробрался под мокрую одежду, вымораживая насквозь. Я бросил взгляд на океан – на зеленоватых волнах то и дело лопались пузыри и клубился бледно-розовый пар, в мутной толще воды можно было разглядеть красное дно, где под тонкой коркой текла лава, делавшая океан похожим на гигантский котелок над костром. Темнота нахлынула вместе с очередной волной, так и не успевшей нас отогреть.

– Мон, мне страшно. Но я так хочу снова увидеть тебя, даже если меня доставят к тебе имперцы… Это будет даже забавно. Не бойся за меня, оставь это…

Не то паузы становились больше, не то принцесса говорила все быстрее. Мы очутились в каком-то зале – похоже, это был тронный зал ее дворца. Посредине на циновке стояло грубо сколоченное деревянное кресло, рядом, свернувшись клубком, спал гигантский белый тигр. Во сне он нервно махал кончиком хвоста. Мир снова моргнул.

Принцесса ничего не говорила, я просто почувствовал, как она прижалась ко мне в темноте. Я обнял ее покрепче и прошептал:

– Все будет отлично. Скоро увидимся. Уже скоро.

– Слово?

Я успел коснуться ее живота и вывести два иероглифа. Я не сразу понял, что написал…

«Слово, младшая».

Младшая? Что это, черт возьми, значит, Мон? Оранжерея, прозрачные цветы, огромные ажурные листья под потолком, шум искусственного дождя… Темнота. Ее пальцы.

«Прости. Совсем раскисла без тебя».

«Ничего».

«С тебя веер, как вернемся под наше небо».

«Я привезу его раньше».

«Имперцы не оценят».

– Они засекли мой вход в сеть. Мне нужно перекинуться на кого-то еще. Не выходи сразу – пережди… Рада была тебя видеть.

– А я тебя. Удачи.

Я почувствовал, как темнота улыбнулась ее улыбкой.

– Да не остынет наша вода, братишка.

Я замер… Сестра? Моя сестра…

Темнота поцеловала меня теплыми губами и расступилась. Я стоял посреди огромного зала, мимо проносились вальсирующие пары. Ки-Саоми исчезла.

Я вздохнул и отошел к барной стойке. Терять девушек в барах входит в привычку…

Что, пустышка, ты хотел найти свою семью, встретил сестренку, узнал… что-то. Полный бред – я ничего не понял. Чего она так боялась, почему ее ко мне должны были доставить имперцы? У них, у нас… У Красных с Империей почти война, почему…

– Вы танцуете?

Принцесса просила переждать несколько минут, пока Чжань потеряет след и перестанет проверять покидающих сайт. Почему нет?

– Почему бы не потанцевать с милой…

Я поднял глаза, и заготовленная улыбка сползла сама собой. Неужели с меня еще не хватит сюрпризов?

– Ванда?

Ей определенно идут откровенные платья.

– Милорд…

Она улыбнулась, и я резко отдернул руку, протянутую для рукопожатия. Это была не ее улыбка! Не ее милая и невинная, когда она чуть приподнимала уголки губ и опускала голову. И не радостная, когда она была готова рассмеяться в любую секунду, обнажавшая ее островатые и чуть скошенные назад клыки. И не та хищная улыбка акулы, больше похожая на оскал. Это была какая-то кривая ухмылка, циничная и грубая, больше подходящая всяким мафиози из сказок. Я так и стоял, глупо, по-кроличьи прижав руки к груди.

– Ну, вот видишь – ты сам все понял. Ты же сообразительный.

И голос – такой же циничный, язвительный, и в то же время какой-то отвратительно покровительственный. Фальшивая Ванда жестко перехватила мое запястье и втащила меня в толпу танцующих. Там она еще раз улыбнулась и положила руку мне на талию. Я подозрительно посмотрел на нее. На нее ли?

– Черт. Девушки кладут на плечо, так? Давно не был девушкой. Ну что ж, два ноль в твою пользу. Как сестренка?

Я молча переложил «ее» ладонь себе на плечо, обнял за талию и повел, стараясь поспеть за остальными парами.

– Просто скажи – она в порядке? Не бойся, за нами не следят. Мы им не интересны.

Им? А может, ты и есть эти «они»? Я прищурился и, не отрываясь, смотрел ему в глаза. Что-то в них мне тоже казалось странным. Странно знакомым.

Он придвинулся ко мне, его рука скользнула по моей лопатке.

«Как она?»

Если принцесса поверила мне, как только я доказал, что понимаю ее прикосновения, как только я ответил… Это был наш собственный код. Его никто не знал. Никто. Значит, он друг?

«Кто ты?»

«А кто ты, Тим?»

«Откуда ты знаешь? Ты знал…»

Я замер, перебирая пальцами в воздухе. Я не мог написать «Ти-Монсора» – для них я и есть Ти-Монсор, – и не мог написать «меня» – как-то странно спрашивать то, что должен знать. Идиотская ситуация. Я повторил вопрос.

«Кто ты?»

– Ты наступил мне на ногу.

29
{"b":"89484","o":1}