ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Вас поняли, Шон.

Яано с вице-адмиралом Гербертом и еще несколькими «бледными» в первой резервной рубке наблюдали за происходящим в Сердце Орла, подключившись к системам слежения. Я напряженно всматривался в голограмму, находившуюся за полсотни переборок от меня – Ти-Монсора истыкали детекторами, пропустили через скан личности, повторили процедуру с самого начала и только потом провели во внутренние отсеки изолированного капитанского мостика.

– Сильветти – Шону. Разрешите вариант «Красавчик».

– Шон – Сильветти. Разрешаю. Не заиграйтесь. Готовность – шесть минут.

– Вас поняли.

– Шон – бледно-синим, снимаю с вас Прентона. Страхуйте «Чили» и «Нотариуса». Даю координаты зала – носовой сектор.

– Бледно-синие – Тиму. Мы в курсе. Выходим на позицию… А бледно-синий вообще существует? Или это называется голубой?.. Молчим, молчим.

Я доложил Шону о готовности бледно-синих, наблюдая за происходящим в Сердце Орла. Мона вели узкими коридорами, потом проверили еще раз и, наконец, допустили внутрь. Лерц встретил его в небольшой оранжерее. «Несказанно рад вашему визиту, принц». Мон улыбнулся в ответ: «Счастлив доставить вам радость, адмирал. Это, кажется, нимфеи? Похоже, им неуютно под искусственным светом. Вам стоит повысить содержание монофосфата калия…» – «Я внемлю вашему совету, достопочтенный принц. Сами знаете – найти достойного садовника, да еще такого, чтобы ему можно было обеспечить проход в этот сектор…» – «Разделяю вашу печаль, адмирал». – «Можете звать меня Нейл, принц». – «Я так привык называть вас дядей Льюисом за то время, что мне посчастливилось провести в голове вашей племянницы…» – «Ах да, помню, мы с вами замечательно провели время. Что я вам тогда оставил? Координаты несуществующей базы на Трэвисе-Дельта, да?» – «Да, адмирал. Как раз после той нашей семейной вылазки на пляж. Помню, тетя Бриджит была в золотистом купальнике, и у нее сорвало шляпу – мы все гонялись за ней, но она…» – «Улетела в океан. Помню, принц. У меня давно не было отпуска – вы подали мне неплохую идею». – «Всегда рад услужить, адмирал».

– Лейтенант Танали нейтрализован. Бледно-красные – Шону, ситуация три-два, «Озимый» ранен, плазменный ожог четвертой степени, лопатка по касательной. Отходим к резервной группе.

– Шон – бледно-красным. Вас понял. Шон – резерву. «Старбак» – готовь регенератор. «Киитос» – разворачивай диагностическую. Ожог четвертой…

– Резерв – Шону. Вас поняли. Готовность – тридцать секунд.

– Тим… Капитан первого ранга Тензерби устранен.

– Тим, капитан-лейтенант Сиу устранен.

Я ретранслировал донесения Шону, тот внес пометки в список, потом вернулся к карте флагмана, чтобы высчитать оптимальные проходы резерва к каждой из групп. Лерц с Моном продолжали вести светскую беседу, наполненную какими-то скрытыми намеками и шпильками. Я ни черта в этом не понимал. «Выпьете, милорд Монсор?» – «Не откажусь. Вот только руки…» – «Ах да, простите за эти неудобства… Карл – помогите принцу… Дольку лимона?»

– Бледно-синие – Шону. С собранием порядок. «Чили» получил термостеком в плечо. По-моему, он специально. Зато теперь счастлив. Ждем дальнейших указаний.

– Шон – бледно-синим. «Чили» – в резерв. Остальные – первый кормовой сектор, палуба одиннадцать, отсек шесть. Доложите, когда будете на месте.

– Бледно-синие – Тиму. Вас поняли.

«Как ваша прекрасная сестра, милорд Монсор?» – «О, думаю, с ней все в порядке. Как уже упоминал достопочтенный Яано, мы не успели увидеться. Ваши посланники передали мне ваше приглашение как раз на подходе – я решил не отказывать в визите старому другу. Ки-Саоми поймет». – «Уверен, вы правы. Меня лишь удивило, как быстро моим гонцам удалось вас найти и соблазнить на это рандеву – раньше вы не сдавались так просто». – «Да, но, адмирал, – возраст берет свое. Мы же с вами почти ровесники. Думаю, вы прекрасно меня поймете».

– «Бетховен» – Шону. Ситуация один-четыре. Хватились Ньюффа, Ледовски, Верриша.

– Шон – «Бетховену». Свяжитесь с Андресоном и Малевской – вариант «Кардане».

– Тим… Устранены Гитли и Брецтоф.

– Малевская – Шону. Уточните – «Кардане»?

– Шон – Малевской. Так точно. Выполняйте.

– Резерв – Шону, бледно-синие у нас. «Озимый» вне опасности, но боеспособность низкая.

– Ну и черт бы с ней. Шон – Резерву. Вас понял. Дайте мне полную готовность через минуту – у нас тут один-четыре назрела. Шон – Андерсену. Один-два там не вызревает?

– Андерсен – Шону. Маловероятно. Я слежу – если назреет, играем вариант «Морфей».

– Шон – Андерсену. Не торопись с «Морфеем». Для начала попробуй локальные варианты. Резерв твой.

Лерц отпустил конвой, и теперь они с Моном неторопливо прогуливались по оранжерее, неся какую-то благостную чушь насчет растущих вокруг цветов. Потом затеяли вежливый спор об изяществе амурмортов и простой красоте пионов. Амурморты были любимыми цветами Ки-Саоми, пион вроде как олицетворял бессмертие императора. Спор они закончили перемирием, после чего Лерц вдел Мону в петлицу молодой автолик и пожелал Красному Миру процветания и благополучия…

Что это, черт возьми, должно было означать?

– Нейл, к моему прискорбию, вынужден сообщить вам, что флагман взят. Все ваши сторонники нейтрализованы. Я предлагаю вам сдать оружие и официально подать в отставку, передав полномочия людям, которых я назову…

Я слышал только редкие удары собственного сердца и легкий шорох защищенного канала. Потом Лерц вздохнул.

– Похоже, вы не оставляете мне выбора, принц…

Связь оборвалась. Яано сообщил, что Лерц отключил наблюдение.

> gotoEXTdataflow

– Осторожней, говорят, они кусаются…

– А ты и поверил.

Она бесстрашно подошла и погладила ящера по спинному гребню. Веки зверя начали медленно подниматься – он отходил от транса. Я метнулся вперед, оттаскивая ее подальше. Фэньду-чи оторвал от кристалла брюшную присоску и оглянулся в поисках того, кто отвлек его от трапезы. Мы медленно отступали в чащу. Когда его голова повернулась в нашу сторону, мы замерли. Ящер скользнул по нам равнодушным взглядом мутных вытянутых глаз и снова присосался к своему кристаллу. Я выдохнул и только тогда повернулся к ней. Она, как ни в чем не бывало, протянула мне наполовину высосанный ороку.

– Он так и не укусил – не докажешь.

Я высосал остатки приторного сока из недозрелого плода и, не поворачиваясь, спиной вперед, шагнул к зверю. Ее улыбка стала сползать. Я подмигнул ей и, не глядя, швырнул увесистую шкурку ороку через плечо. Можно было не оборачиваться – по ее лицу было ясно, что я попал прямо по загнутому вверх носу – самой чувствительной части тела этой твари, не считая спрятанных в панцире глаз.

– Бежим.

Я стремглав рванул за ней в чащу. Она почти сразу сбила дыхание – постоянно оборачиваясь, высматривая фэньду-чи и проверяя, не успел ли он сожрать меня. Я еле успевал стереть с лица ухмылку, с трудом удерживаясь, чтобы не засмеяться в голос.

Когда мы миновали нашу поляну и почти добежали до обрыва, я сжалился – догнал ее в два прыжка, схватил за руку, потом подпрыгнул, перехватывая ногами ветку, и забросил это визжащее существо на соседнее дерево.

– Все. Отстал.

Она вцепилась руками в свою ветку и пыталась перевести дыхание. Сложно было сказать, сколько всего она чувствовала одновременно. Злость, бурлящее, радостное возбуждение и что-то еще, что я никак не мог уловить.

– Ты… не… доказал…

Я равнодушно пожал плечами.

– Плохо бегаешь.

Она показала мне язык, спрыгнула вниз и, естественно, понеслась вдоль обрыва. Я погнался за ней. Спрыгивать на землю я посчитал нечестным.

Мне нужно было обогнать ее, пока не кончилась роща – дальше деревья шли все реже, и корзинок, оплетающих стволы, росло все меньше – за голую кору не так удобно цепляться… Я спрыгнул на землю и прислонился к дереву, спокойно дожидаясь, пока она, наконец, меня догонит.

80
{"b":"89484","o":1}