ЛитМир - Электронная Библиотека

Нечто завыло вновь, заставив меня подпрыгнуть от неожиданности: словно леденящий душу и бьющий дрожью в колени вой раздался прямо у меня над плечом.

– А нервы-то лечить надо, ведьма, – дрожащим голосом попыталась я пошутить, оглядываясь, чтобы окончательно развеять свои сомнения, – и тут же нарастающим воплем в – дцать децибел заголосила первое пришедшее на ум заклятие. Огненный шэрит расплескался жидким пламенем по Горному призраку, опешившему от столь яростной реакции и замершему скорее от неожиданности: никакого вреда огонь ему, бесплотному, причинить, разумеется, не мог. Я же, подкрепив бесполезное заклинание еще парой не менее бесполезных, но рвущихся с языка слов, развернулась и стремглав помчалась по тропинке, тщательно избегая воспоминаний о том, как далеко и глубоко я улечу, стоит оступиться хоть раз. Опомнившийся призрак с дикими завываниями мчался следом, приотстав на пару саженей.

«Позор нации! – глумился глас разума. – Восьмидесятилетняя ведьма спасается бегством! Да последняя второкурсница оказалась бы смелее!»

Иди ты! Далеко и надолго.

Подбодрив себя высоким и душевным: «Иии-эх!!!» – я сбежала с кручи, склона и обвалов которой всю жизнь смертельно боялась, спускаясь боком «лесенкой».

– Ууууу-ах!!! – задорно отозвался сгусток тумана за спиной, швыряя в меня холодную водянистую сеть, с шипением разбившуюся о спешно выставленный огненный щит.

«Так и будем до самого берега бежать? Вообще-то далековато!» – скептически фыркнул разум.

Если не замолкнешь сию секунду, то еще через мгновение зубоскалить будешь в гордом и мертвом одиночестве!

«Да я что? Я так, боевой дух поддерживаю…»

Мой боевой дух меня волновал мало: все внимание занимал его Горный аналог. Он белесым облаком со зловещим подвыванием стелился над тропой, причем, в отличие от меня, упасть в пропасть совершенно не боялся, так что расстояние между нами хоть и медленно, но верно сокращалось. Это было дурным знаком, призывавшим к немедленным действиям. Сам по себе нематериальный, дух, как и любое привидение, причинить мне особого вреда не мог, но вот водной магией владел почти в совершенстве, используя оную щедро и не экономя ауры (впрочем, имелась ли у него последняя, маги до сих пор не знают, предпочитая упокаивать не в меру активных духов, а не терпеливо дожидаться, пока они самообезвредятся).

Я резко остановилась, беспорядочно взмахнула руками, рассеиваясь на мириады болезненно сверкающих во мраке огненных искорок, и кинулась навстречу опешившему от внезапного перевоплощения жертвы духу. Тот, с сердитым «Шхф!» проскочил сквозь обжигающие искры, смутно замерцав в воздухе полупрозрачным маревом – и недовольно взвыл, испарившись почти наполовину.

Я, вернув себе привычное тело, с удвоенной энергией ринулась вперед по тропе. Это была еще не победа: дух, разметанный паром в воздухе, конечно, сильно отстанет, но не оставит своей цели. Знавала я этих «тварей, от них только два спасения: или распыляющее саму сущность, жутко длинное и энергоемкое заклятие, либо рассвет, когда они сами предпочитают убраться подобру-поздорову. И никем не гарантировано, что с сумерками они не кинутся вновь на поиски тебя. Впрочем, вариант рассвета я отмела сразу, ибо нарезать круги по горам до солнца даже с моей, невероятной для девушки силой, выдержкой и подготовкой (мы бежали вот уже минут двадцать, а у меня даже дыхание не сбилось) было довольно затруднительно.

Каблук жалобно взвизгнул, срываясь с камня и проваливаясь в пустоту, я судорожно взмахнула руками, силясь удержать равновесие, но не сумела и шумно и болезненно шлепнулась на острый камень. Окровавленное колено предательски задрожало, медленно съезжая с валуна, Велир испуганно раскричался над головой.

– Не дождешься! – зло прошипела я, отчаянным рывком поднимаясь на ноги и, наплевав на острую боль в ноге, мчась дальше. Мне нужно пространство. Три на три сажени. Можно с препятствиями и камнями. Ну неужели я так много хочу?!

– Ууу! – обиженно, по нарастающей завыло вдали.

– Вот дрянь! – вполголоса выругалась я, вылетая наконец-то с тропы на побережье и переходя на быстрый шаг. Вокруг чернели камни, смелыми масляными мазками набросанные на холст мастера. Лихорадочно оглядывающейся в поисках подходящего временного укрытия ведьмы и злобно вопящего на заднем плане духа в картине, похоже, предусмотрено не было. Боюсь, придется композицию слегка переиграть…

Велир, давно слетевший с плеча и деловито круживший неподалеку, раскаркался, зовя меня к себе и указывая на очень удобную нишу в скале: тропка, которой я только что пришла, оттуда просматривалась как на ладони, а вот меня заметить было не так уж и просто. Впрочем, мне будет достаточно и трех секунд.

Теплая канва заклятия, щемящая перебойно запрыгавшее сердце и щекочущая обнаженные нервы, медленно всплыла в сознании, горячей кровью запульсировав в напряженных, сложенных перед лицом «лодочкой» ладонях. Тихое завывание все приближалось, но я упрямо не обращала на него внимания, вдохновенно выплетая стихийный ряд. Да, Горный дух чует магию и вполне способен выследить меня по ней. Но он еще пока не долетел. А если и долетел, отвлекись я сейчас на какое-нибудь периферийное отпугивающее заклятие – и о выигранном времени можно забыть, равно как и о возможности наверняка упокоить беспокойного духа. И с чего он вообще на меня взъелся?!

Белый клок тумана стремительно вылетел из-за поворота и недоуменно застыл на берегу, не понимая, куда я делась. Потом «огляделся» (предполагаю: глаз у него до сих пор замечено не было) и, ехидно хмыкнув, величественно поплыл в мою сторону. Я, повторив глумливый звук, приготовилась душевно встретить «дорогого гостя».

– У-у-у-у!!! – грозно завыл дух, пытаясь вызвать смятение в рядах противника, но не тут-то было! Велир только скептически чихнул, а я, прокашлявшись для убедительности, исторгла столь жуткое: «Ух-ха-ха-ха!!!» – что оторопевший дух растерял боевой запал и встал как вкопанный. Мне же только того и надо было: бережно несомое в ладонях заклятие полетело на влажный туман, расплескавшись серебристой ловчей сетью. Дух дико завыл, заметался, раздирая заклинание, но поздно: не для того я потратила столько времени и энергии на канву, чтобы какая-то нежить сумела освободиться из смертоносного кокона. Дух, испустив последний вибрирующий всхлип, распылился в воздухе мириадами капелек.

81
{"b":"89487","o":1}