ЛитМир - Электронная Библиотека

– Что ж, мы не рискнем воспользоваться вашим гостеприимством на полгода, но, по крайней мере, что-то мы все равно вынуждены будем проверить.

– Мое гостеприимство опасно гораздо менее, нежели яд гадюки, который вы сейчас держите в руках, – с учтивой улыбкой отозвалась ведьма. – Но эти подземелья в вашем полном распоряжении, не смею вам мешать.

– Вы не откажетесь дать нам некоторые разъяснения?

– Нет, что вы. Спрашивайте, если что-то заинтересует.

Ревизоры разбрелись в разные стороны, запросив описи полок, и принялись сверять списки с содержимым. Тилорь отошла к компонентам зелий, в которых разбиралась лучше, чем в книгах или оружии. Сушеные листья малинника, ромашка полуночная, соцветия папоротника, кровь дракона, толченые когти вепря – довольно обычный набор ингредиентов для ряда как повседневных, так и запрещенных зелий. Доказать, какие варятся в этом Храме, чародейка, разумеется, не могла. Заинтересовавшись шкатулкой с какими-то деревяшками, идентифицировать которые она с ходу не сумела, Тилорь вполголоса подозвала Хранящую. Она вообще заметила, что в этом подземелье и ей, и остальным хотелось чуть приглушить голос, не выставляя себя на всеобщее обозрение. Спокойным, ровным, громким голосом невозмутимо говорила только ведьма. Хранящая. Хозяйка.

– Вы что-то хотели, риль? – спокойный взгляд черных, чуть уставших глаз.

– Да, – хрипловато ответила смешавшаяся чародейка, но тут же взяла себя в руки. – Что это такое?

Хранящая едва глянула в шкатулку и улыбнулась:

– Это щепки похоронного креста, разбитого о голову покойника.

– Что?!! – удивилась и даже как-то обиделась Тилорь. – Зачем они вам?

– Мне? Незачем. Будь здесь Таирна – она бы вам, может, что-нибудь и объяснила. По ее словам, этими щепками нужно мешать какие-то зелья, чтобы… Даже не помню, признаться, зачем. Зелья – не моя стихия. Но, если хотите, я могу ее позвать.

– Нет, спасибо, – торопливо отказалась чародейка, смутившись своего недоверия. Действительно, почему бы в подземельях летающего Храма и не быть щепкам похоронного креста, разбитого о голову покойника? Даже если они ни для чего и не нужны, стиль-то заведения так или иначе создавать надо.

Ворон, глухо каркавший где-то в темноте, пугал Тилорь суетливым хлопаньем крыльев. Руки окоченели (чародейке даже пришло в голову, что риль Иньярра специально привела их в самое холодное подземелье, чтобы не слишком-то задерживались), а глаза слезились от дыма. Тилорь отошла от полок, заверив Гридъяра, что с зельями все в полном порядке. Ей не терпелось уйти отсюда. Сколько же можно бродить по темноте и холоду?!

Она увязалась за Хранящей, направившейся к нетерпеливо приплясывающей возле чего-то Таррэ.

– Вас что-то заинтересовало, риль? – мягко спросила ведьма тоном мамочки, тысячу первый раз объясняющей ребенку, что это дядя в сказке может прыгать из окна двадцатого этажа и спешить к своей возлюбленной. В жизни финал будет печальней, хотя красивее и трагичней.

– Что это за гребень?

Ведьма осторожно приняла гребень из рук чародейки и тонко улыбнулась, проведя пальцами по его ровным деревянным зубчикам.

– Это гребень Сиямова дерева.

– Ну и что? – не поняла чародейка. – За какие заслуги он здесь-то оказался?

Мечтательное выражение скользнуло по лицу Хранящей и улетело быстро, как облачко после грозы.

– Вы когда-нибудь слышали о Сияме? – Чародейки дружно покачали головами. – Это маг десятого уровня. На некоторых Ветках его называли Вицлипуцли. Он специализировался на исполнении желаний. Полном исполнении. Например, хотел человек всегда молодо выглядеть – Сиям убивал его в двадцать лет и бальзамировал тело. Желание было полностью исполнено, но, боюсь, человек не был счастлив.

– Но это же… Мерзко!

Ведьма философски пожала плечами:

– Смотря с какой точки зрения. Ведь не зря же мудрые говорят: «Бойтесь своих желаний, ибо они исполняются». Люди – странные существа, им нужно доказать и показать, чтобы они поверили. Именно этим – убеждением неверующих – и занимался Сиям.

– А при чем здесь этот гребень? – негромко спросила Тилорь. Ей вдруг показалось, что эта восьмидесятилетняя ведьма старше нее не на два года, а по меньшей мере в два раза.

– Этот гребень он подарил одной женщине, которая очень хотела иметь длинные густые волосы.

– И что?

– И ничего. Расчесываетесь гребнем – и вашим волосам станет завидовать любая красавица. Хотите попробовать?

Ведьма лукаво прищурилась, и Тилорь торопливо отодвинула гребень от протянувшейся руки Таррэ.

– Нет, спасибо!

– Мудро, – улыбнулась Хранящая, убирая гребень на место. – Абсолютно ВСЕ волосы на вашем теле стали бы длинными и густыми. В том числе брови, ресницы и все прочее.

Таррэ перекосилась, когда поняла, какой участи едва избежала.

– Риль Иньярра! – негромко позвал Гридъяр с другой стороны скрытого темнотой подземелья.

Ведьма слегка кивнула головой, словно извиняясь перед собеседницами, и мягкими неслышными шагами отошла от чародеек. Не сговариваясь, Тилорь и Таррэ направились за ней.

Было в этой ведьме что-то… этакое. Что-то такое, из-за чего хотелось стоять рядом с ней и слушать, даже если она иронизировала или насмехалась над тобой же. Словно рядом с ней колыхалась аура вселенского спокойствия, уверенности и какой-то снисходительной мудрости. Мудрости не лет, приходящей рано или поздно к любому магу, а мудрости жизни, которая слилась с ней так естественно, словно была впитана, как греховная красота, с молоком родной матери.

– Вы меня звали, рильт?

Гридъяр без слов повертел в руках полотняный мешочек без опознавательных знаков. Ведьма протянула тонкую, унизанную кольцами руку:

– Можно?

– Разумеется, – маг осторожно – мало ли что там внутри – передал Хранящей мешочек.

Та бережно сжала его в теплой ладони, помолчала, закрыв глаза, словно вслушиваясь в самое себя, и понимающе улыбнулась.

– Что это? – тут же влезла Таррэ, подозрительно косясь на ее ладонь.

– Клыки дракона, – спокойно ответила Хранящая.

– А почему без подписи? – придралась чародейка. Ведьма посмотрела на нее с удивлением и повторила:

89
{"b":"89487","o":1}