ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Вслух восхитившись прелестями номера, я принялась обследовать территорию. По опыту знала: самыми часто используемыми местами для установки подслушивающих и подглядывающих устройств являются труднодоступные места на шкафах, карнизах, за батареями отопления, в цветах. Поскольку я пока не могла знать, есть ли в номере видеокамеры, вынуждена была действовать аккуратно, чтобы не вызвать подозрение у наблюдателей, если таковые имеются. Прежде всего взяла брелок, он же антижучок, в руку и незаметно нажала кнопку «пуск» на корпусе справа. Зажглись сразу три индикатора, желтый, красный и зеленый. Вскоре два из них погасли: желтый и красный. Зеленый остался гореть, это говорило о том, что в номере обнаружено присутствие радиоизлучения. Если бы остался гореть только желтый индикатор, я бы с легкостью могла прекратить поиск посторонних предметов, потому что желтый сигнал говорит о том, что передатчик в обследуемой зоне не обнаружен. Но желтый погас, значит, надо искать скрытый жучок или камеру.

Я начала свой осмотр с картин. Чтобы затянувшаяся молчаливая пауза в нашем номере не показалась наблюдателям подозрительной, я стала нести всякую чушь, вовлекая в диалог Стаса.

– Слушай, картины какие классные, прелесть. Вот эта мне особенно нравится, – я подошла к первому полотну, где был изображен парусник на бирюзовой глади моря.

Рассматривая картину, я аккуратно передвигала «Анти-Пак» вдоль рамы, ожидая, загорится ли красный индикатор. Если загорится, значит, пеленгуемый источник находится в пределах метра от детектора, то есть от меня. Ни у одной из трех картин красный индикатор не сработал, и я потянулась к подоконнику.

– Стасик, тут такой шикарный вид из окна, тебе нравится? – подстегивала я Гоцульского, который застрял при входе в комнату и внимательно наблюдал за моими действиями.

– Очень, – ответил он, а я подмигнула ему, призывая к более активному разговору.

Он собрался с силами и вновь включился в игру:

– Лучше посмотри, какая у нас кровать.

Этот призыв Станислава оказался очень кстати, у меня появилась возможность осмотреть постель и прикроватные тумбочки.

Опа, сигнал сработал, моргнул красный индикатор, значит, где-то поблизости источник радиоволн. Мне пришлось выключить «Анти-Пак», потому что следующим этапом его действия при приближении к источнику был звуковой сигнал. Этот сигнал может запалить нас раньше времени, я предпочла обследовать ограниченное пространство самостоятельно, без использования техники. За бестолковыми разговорами о природе и погоде я ненавязчиво крутилась возле тумбочки в поисках жучка. Стас мои разговоры о погоде поддерживал вяло, его почему-то все больше на тему кровати и постели тянуло. Он уже не в первый раз предлагал мне обратить внимание на то, какой мягкий матрас. Моя рука коснулась телефонного аппарата, который стоял на тумбочке.

– Может, закажем шампанского? – предложила я и сняла трубку, осматривая аппарат.

Есть жучок, я его обнаружила! Маленькая «пуговка» была прикреплена на боковой поверхности телефона, практически у самого его основания. Такого типа прослушки на телефонах позволяют слышать не только разговоры в помещении, телефонные переговоры для них тоже доступны, причем хорошо слышно и прослушиваемого объекта, и того, с кем он разговаривает. Идеальный вариант для случаев, когда хочется знать много и тратиться на несколько вариантов жучков нет смысла. Стас заметил мою находку, и глаза его округлились. Похоже, он понял, насколько все серьезно, и задумался о том, что его жизнь в «Орленке» протекала под пристальным наблюдением недоброжелателей. Обнаруженный жучок я была вынуждена оставить на прежнем месте, дабы не пугать наблюдателей Гоцульского и не вынуждать их применять более жесткие меры по отношению к «подозреваемому» и ко мне в том числе. Определив местоположение одного жучка, я отошла на достаточное расстояние от тумбочки и снова включила «Анти-Пак», пытаясь обнаружить другие источники радиосигнала. Я спешно обошла всю комнату и убедилась в том, что красный индикатор не включается, значит, можно считать, что в комнате только один жучок.

– Ой, я же хотела душ принять. Не хочешь составить мне компанию? – сказала я довольно громко и потянула Гоцульского за рукав. – Пошли.

– С удовольствием, – оживился он.

Мы зашли в просторную ванную комнату, я заперла дверь и снова включила «Анти-Пак». Желтый индикатор оставался гореть, это значит, что здесь прослушки нет. На всякий случай я все же включила воду, села на край ванны и серьезно посмотрела на Стаса.

– Тут мы в безопасности и можем спокойно поговорить, так что давай быстро и подробно расскажи, что у тебя случилось и кто эти люди. Советую говорить только по делу, не размазывать, потому что твои друзья в любой момент могут выказать беспокойство из-за того, что мы отдалились от подслушивающего устройства и стали для них недосягаемы.

Гоцульский понимающе кивнул и тут же затараторил:

– Эти ребята, Виктор с Антоном, они действительно в некотором роде мои коллеги по работе. У нас общий хозяин, Виталий Александрович Левицкий. Сюда, в «Орленок», я выбрался якобы в отпуск, наврал всем, что хочу провести время с девушкой. Поэтому твое чудесное появление здесь и сейчас было для меня спасением. Я просто не мог поверить в свою удачу. Ты…

– Не отвлекайся, – я вернула Стаса к разговору.

– Да, так вот, – он с энтузиазмом принялся продолжать начатую тему. – На самом деле здесь у меня должна состояться важная встреча с одним человеком, я должен передать ему кое-какие документы, очень интересные документы. Наша служба безопасности во главе с ее начальником, Сухоруковым, заподозрила, что на фирме творятся странные дела. Под наблюдение попал не только я, но еще несколько наших сотрудников. Не знаю как, но Сухоруков узнал, что ценная информация может попасть в чужие руки, поэтому ко всем подозреваемым, в том числе и ко мне, были приставлены соглядатаи. Мне вот в компанию достались Витя с Антоном. Пока Сухоруков не вычислил, кто конкретно копает под его шефа, он не решится действовать в открытую, поэтому со мной обращаются очень бережно, правда, каждая моя попытка покинуть отель либо пресекается, либо происходит в сопровождении.

– Что за документы ты собираешься передать и кому?

– Компромат на Левицкого. Я у него на фирме финансовый директор, имею доступ к очень интересной и скользкой информации. Но он мне полностью доверяет и в чем-то даже покровительствует. Называет финансовым гением. – Гоцульский, говоря о своем таланте, с некоторым удовольствием хохотнул. – Поэтому люди Сухорукова боятся действовать напористо, понимают: если ошибутся со мной – им не поздоровится, Виталий Александрович всех в порошок сотрет.

– Стас, я тебя не понимаю, ты на хорошем счету у шефа, он так тобой дорожит, что даже его собственная служба безопасности боится высказать свои подозрения и взяться за тебя как следует. К тому же за работу свою ты наверняка получаешь немалые деньги. Чего тебе не хватает, зачем ты копаешь под Левицкого?

– Это долгая история, Женя. – Я заметила, как на щеках Гоцульского выступил румянец. Возможно, он стыдился того, что делает, но, зная Стаса, я склонна была подозревать, что у его неожиданного румянца есть другая причина и к стыдливости она не имеет никакого отношения.

Гоцульского я знала как хорошего бухгалтера, пару раз даже обращалась к нему за консультацией, и он всегда легко и доходчиво мне все объяснял. Неудивительно, что Стас за короткое время добился высоких профессиональных успехов и нашел свое место. Гениальность Гоцульского сочеталась с расчетливостью и проницательностью. Он никогда ничего не делал просто так, всегда наперед обдумывал свои действия и, если не видел выгоды, отступал от намеченного плана или менял курс.

В нашу дверь отчаянно забарабанили, даже за шумом воды было слышно, как в номер кто-то пытался прорваться. Мои ожидания подтвердились, ребята забеспокоились, что мы надолго пропали «из эфира», и решили выяснить, что к чему.

8
{"b":"89492","o":1}