ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава восемнадцатая

Утомленные шумной встречей, женщины и мальчики давно разошлись по своим комнатам, а Джейми и Лайам продолжали сидеть за дубовым столом, занимавшим почти всю маленькую гостиную в доме Бёрка. В камине тлели угли, и слабый дым смешивался с запахом моря.

Посередине стола стояла бутылка бренди в кожаном футляре, содержимое которой значительно уменьшилось за те часы, что друзья провели за столом.

– Таможня наложила арест на «Феникс» в день нашего прибытия в порт, – рассказывал Лайам. – Парусник и сейчас на таможенном причале. Его задержали до выяснения, жив ты или нет, и если нет, то кто является твоим наследником.

– А груз?

– Груз продан с аукциона, полученная прибыль ушла на уплату налогов казне, ну и, разумеется, на жалованье экипажу. Никто не остался в обиде.

Все так, как и ожидал Джейми. Его корабль арестован. Груз продан с аукциона по наивысшей цене. Люди его разбрелись кто куда. Опустив голову, он сделал два глотка. Бренди приятно обожгло горло.

С минуту они помолчали, каждый предался воспоминаниям о плавании, в результате которого они оказались здесь.

– Я на свою долю купил этот коттедж и небольшую кузницу в селении, – нарушил тишину Лайам.

– Кузницу?

После многих лет совместных плаваний Джейми начисто забыл, что его друг был когда-то кузнецом. Он с трудом представлял себе Бёрка сельским жителем, пока не вспомнил, что и сам собирается прочно осесть на суше.

– Да, кузницу, – улыбнулся Лайам. – Имею скромный доход, на который мы можем прожить.

– А почему ты решил остаться здесь? Почему не отвез жену к себе на родину, в Ирландию?

– В Дублине у меня родных не осталось. Эбби хотела быть поближе к мальчикам, а я понимал, что буду скучать по морю. Да и чем это место хуже многих других?

– Оно на море, но все же это не море.

– Да, не море. Мои плавания закончились. Наученный горьким опытом, я не желаю оставлять свою жену одну даже для того, чтобы плавать с тобой.

– Да я тебя и не зову.

– Это почему же? Разве не собираешься снова в море?

– Нет. У меня тоже есть жена. Она заслуживает того, чтобы иметь домашний очаг и мужа около себя. – Джейми криво улыбнулся. – При всех его недостатках.

– Хотел бы я знать, как отнесется к этому команда «Феникса», – пробасил Лайам. – Еще можно поверить, что я привязался к женской юбке, но ты… Про тебя, дружище, никто никогда этого не сказал бы. – Лайам покачал головой. – Есть в сестрах Эбернати что-то завораживающее, правда ведь?

– Правда, – согласился Джейми.

Улыбка медленно сползла с лица ирландца.

– И что же ты собираешься делать?

– Продам «Феникс», а на вырученные деньги восстановлю замок Керрик. Труднее будет восстановить мою репутацию, но ради Сары я готов публично покаяться в своих прегрешениях и стать образцом добропорядочности.

– Ты ради нее продашь «Феникс»?

– Да я ради нее душу готов продать.

– Вот, значит, оно как.

– Да, именно так.

– Ты уверен? – медленно спросил Бёрк. – Ведь если бывают люди, рожденные для моря, то ты из их числа.

– Это точно, – подтвердил Джейми. – Спасибо тебе за то, что благополучно довел наш корабль до места.

И он крепко пожал мозолистую руку Лайама.

– Ты у нас всегда желанный гость, – сказал тот.

– Пошли, дружище, к нашим женам. День был длинный и насыщенный, пора на отдых.

На следующий день Сара и Эбби ушли из дому вдвоем. Джейми тем временем знакомился со старшими мальчиками, а Лайам повел любопытного Чарли посмотреть на гигантского угря, попавшегося рыбакам в сети.

Рука об руку шагали сестры вдоль скал, окаймлявших живописную гавань Райда. На волнах раскачивались многочисленные рыбацкие лодки, вдали шло судно из Портсмута. Домики под тростниковыми крышами наподобие того, в котором жили Лайам с Эбби, стояли кругом на некотором расстоянии от моря, и в окнах каждого яркими пятнами выделялись цветы. Здесь сельская пастораль сочеталась с морским пейзажем, и Саре стало понятно, почему ее сестра так полюбила Райд, а заодно и мужчину, который ее сюда привез.

– Он – сама доброта и мягкость, – доверительно сообщила Эбби. – На протяжении всего ужасного пути домой он не уставал хвалить капитана и снова и снова рассказывал нам с Чарли, как тот однажды в непогоду проплыл много миль в поисках матроса, унесенного течением. И все успокаивал нас, что капитан тебя спасет. – Эбби с облегчением вздохнула. – И действительно – спас.

– Но как случилось, что вы поженились?

– Сначала, как ты сама понимаешь, меня подтолкнули к Лайаму страх перед будущим и неопределенность положения, но очень скоро, когда точно – не скажу, мне стало с ним более чем приятно. – Личико Эбби под широкими полями соломенной шляпы с развевающимися по ветру лентами цвета абрикоса зарделось. – И до меня дошло то, о чем ты мне толковала на «Фениксе». Женщина, любящая своего мужа и разделяющая его взгляды, может получить удовольствие от… ну, как бы это сказать… ну, в общем, от всего.

Но мудрая Сара, за нескольких месяцев замужества существенно пополнившая свои познания об особенностях супружеской жизни, сухо заметила:

– Я, быть может, перегнула тогда палку. Вовсе не обязательно, чтобы жена во всем, решительно во всем, потакала мужу. Иногда бывает не вредно отчитать его как следует, а то и дать ему хорошего тумака.

– Да ты смеешься надо мной! – воскликнула Эбби. – Неужели ты или я способны на подобные скандальные выходки? Ох, как мне тебя недоставало!

Сара, чтобы не разочаровывать Эбби, не стала посвящать ее в то, на какие скандальные выходки она оказалась способна в последние месяцы. Она лишь крепче прижала к себе сестренку.

– Мне тебя тоже, родная.

– Тебе обязательно надо ехать на север? – грустно спросила Эбби. – Опять разлука.

– Замок Керрик не так уж далеко от вас. По словам Джейми, всего-то шесть дней пути. – Сара подняла голову навстречу ветру. – Или три дня плавания при таком ветре, как сегодня.

– Так вы с капитаном поедете на север или поплывете?

– Он теперь приходится тебе братом, дорогая, – улыбнулась Сара. – Так неужели ты так и не научишься называть его по имени?

– Ни за что, никогда! Для меня, да и для Лайама он навсегда останется капитаном. Представляю себе, как он ждет не дождется, чтобы выручить «Феникс» и поплыть к своему замку.

– Да это скорее не замок, а каменная крепость, построенная несколько веков назад предводителем разбойников. По словам Джейми, она в плачевном состоянии. Он собирается продать «Феникс» и на вырученные деньги отремонтировать ее.

– Звучит грустновато. А ты уверена, что хочешь там жить?

Сара помрачнела, замедлили шаг, а затем и вовсе остановилась. Взглянув на ее лицо, Эбби расстроилась.

– Прости, пожалуйста, я не хотела говорить дурно о замке капитана. Естественно, что его туда тянет.

– Да, ему хочется там жить, – ответила Сара скрепя сердце. – Так ему кажется. И так он говорит.

– А ты что думаешь на сей счет?

– Я думаю, – медленно произнесла Сара, – что на самом деле он этого не хочет. Но он решил бросить море и осесть на суше, чтобы у меня… чтобы у нас всех… был свой дом.

– Но у меня дом уже есть, – мягко возразила Эбби. – И двери его всегда будут широко открыты для мальчиков. Тебе больше незачем беспокоиться о нас. Думай теперь в первую очередь о своем муже. Дом твой должен быть прежде всего теплым и уютным для него.

Сара долго, пристально смотрела на Эбби, затем кивнула:

– Да, ты права.

Подхватив Эбби под руку, она пошла с ней дальше. Разговор перешел с семейных тем на розы, которые Эбби хочет высадить у ограды дома, и котят, появившихся на свет у соседей.

– Лайам там уже выбрал для меня одного. Белый с золотом, а носик – малюсенький такой и совершенно розовый. Лайам утверждает, что он ему напоминает меня, хотя я надеюсь, что нос у меня не такой.

Мелодичный голосок Эбби почти не достигал слуха Сары. Так она была поглощена своими мыслями о том, какой домашний очаг лучше всего подходит Джейми Керрику.

30
{"b":"89494","o":1}